Свои – чужие. Кто в РФПЛ растит смену, а кто – только делает вид

Дефицит собственных кадров – не только «Зенита» проблема. За пределами столицы она остро стоит практически повсеместно.
Олег Лысенко13:30, 13 февраля
Сесар Навас

Сесар Навас

Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

Сочинённая Оруэллом тоталитарная Океания стояла на трёх парадоксальных постулатах: война – это мир; свобода – это рабство; незнание – сила. У российского футбола, существующего по своим собственным, подчас непостижимым иноземцу законам, тоже есть схожие принципы, пускай и негласные. Один из них я бы сформулировал так: свои – чужие. Декларативная забота о подрастающем поколении с действительностью у нас имеет мало общего.
Регламент предписывает клубам РФПЛ иметь на балансе школу, и они ему подчиняются. Формально. Заключил договор о партнёрстве с ближайшей ДЮСШ – и порядок. Не подкопаешься. А то, что своего прямого предназначения эти учреждения не оправдывают, никого, по большому счёту, не волнует.
Своих воспитанников в командах за пределами МКАД почти не наблюдается. Кое-где они вообще отсутствуют как класс. Клубы словно вступили в негласный сговор против центра: вы там делаете вид, что развиваете футбол, а мы здесь делаем вид, что готовим смену. Все прекрасно понимают, что это чистой воды надувательство, фикция, и всех такое положение дел устраивает. Ладно, не всех – многих.
Субботняя заметка «Зенит» – без петербуржцев", судя по комментариям, вызвала противоречивую, по большей мере сердитую реакцию в среде поклонников сине-бело-голубых.
Одной из главных претензий к автору была следующая: что ж ты, умник, воспитанников условного «Ростова» или «Уфы» не подсчитал?
Докладываю: читательский наказ выполнен. Если футбольный Петербург это утешит, на юге страны (оазис Галицкого вынесем за скобки) ситуация с талантами (или структурами, призванными их выявлять и развивать) ещё более напряжённая. О менее приспособленных к футболу в географическом отношении территориях и вовсе молчу.
Прежде чем обрушить на ваши головы цифры, определимся с формулировками. УЕФА считает воспитанником клуба любого футболиста, который был зарегистрирован как его игрок в течение минимум трёх сезонов в возрасте от 15 до 21 года. От этого и будем отталкиваться.
Более или менее высокий процент местных кадров относительно приезжих наблюдается только в столице. Уроженцев Москвы в «Спартаке» пятеро (Ребров, Комбаров, Джикия, Самедов, Давыдов), но стопроцентными спартаковцами из них могут считаться только двое последних. Среди иногородних подопечных Карреры воспитанников клуба больше – Макеев, Кутин, Зуев, Тимофеев, Пуцко. Трое из этой компании попали в Тарасовку из «Чертаново», но под соответствующий пункт регламента УЕФА все они подходят. А Кутепов, как ни странно, – нет, поскольку оказался в структуре клуба в 19 лет. Что не мешает болельщикам считать Илью своим, и небезосновательно.
Была красно-белая полоска в детстве у Комбарова (длиннее) и Селихова (короче). Хотя второй заход в «Спартак» оба совершили уже более или менее сформировавшимися мастерами. Так или иначе, «сокольнический конвейер» свою основную функцию выполняет. Мостик между первой командой и резервными работает.

С оптимизмом может смотреть в будущее ЦСКА. Доля собственных кадров в первой команде неуклонно растёт. Сегодня уже одновременный выход на поле в Лиге чемпионов четырёх исконных «армейцев» не представляется потолком. Прогресс Жамалетдинова, Гордюшенко, Помазуна и других молодых парней, подтверждённый Лигой УЕФА, позволяет рассчитывать на дальнейшее расширение «молодой гвардии» в основе. ЦСКА, возможно, быстрее и лучше всех в стране сориентировался в новой экономической реальности и плавно – даже не сменил – подкорректировал клубный вектор.
Сразу полдюжины воспитанников клуба взял на третий сбор «Локомотива» Юрий Сёмин – Коченкова, Баринова, Галаджана, Лысова и двух Миранчуков. Здесь тоже взаимодействие главной команды клуба с молодёжной отлажено должным образом. О провинциальных коллективах этого, увы, не скажешь.
Весь прошлый год мы восторгались свершениями «Ростова», сперва сугубо внутреннего производства, а затем и внешнего, международного. На волне эйфории от побед над «Аяксом» да «Баварией» мало кто забивал себе голову неприятным вопросом: а что за красивым фасадом? А там если не пустота, то запустение…
В то время как интернациональная бригада Бердыева доблестно билась с мировыми грандами, ближайший резерв клуба проявил убийственную беспомощность в своей европейской лиге. Из шести матчей юные южане проиграли все шесть, голландским сверстникам – с суммарным счётом 0:12! Стоит ли после этого удивляться одному местному воспитаннику Байрамяну в первой команде? Тут одно из двух: либо в исконно футбольном крае начисто перевелись даровитые мальчишки, либо возиться с ними некому или недосуг.
Пока «Ростов» наверху, сбой в вертикали можно списать на задачи. Как бы потом у разбитого корыта не остаться, когда пришлые мастера с прорабами по домам разъедутся. А ведь рано или поздно разъедутся – кто на повышение, кто на покой…
В Петербурге денег на академию не жалеют – только растит она футболистов для других городов и команд. После отъезда Михаила Кержакова своих воспитанников в «Зените» осталось трое – Кержаков-старший, Могилевец и Бабурин. При этом расположением главного тренера не может похвастать ни один из троицы.
Образно говоря, полтора футболиста за последние годы дала главной команде республики школа «Рубина». Набиуллин – нет вопросов, на 100% продукт Казани. Но Ахметов базовое футбольное образование получил в академии Коноплёва – её и благодарить за талантливого парня надо.
Ждёт не дождётся первых «птенцов» своей шикарной академии владелец «Краснодара». Пока те не «оперились», единственным горожанином в основе остаётся возрастной защитник Калешин. Но первые ласточки уже на подходе — или подлёте — Жигулёв, Комличенко…
Допустим, к большим клубам – или кандидатам в таковые – с такой меркой подходить не совсем правильно и корректно. Преследуя высокие (по крайней мере на внутренней арене) цели, они в последнюю очередь руководствуются географическим принципом в комплектации. Пусть так. Как тогда быть с середняками с аутсайдерами? В чём их «социальная функция» заключается?
Мы всё по старинке «Амкар» самобытной командой называем. Но в чём, если вдуматься, его эксклюзивность, кроме грамотно поставленной игры? Знаете, сколько пермяков регулярно ступает на газон «Звезды»? Ноль. «Оренбург» — то же самое. «Уфа» с «Арсеналом» предъявили осенью по одному воспитаннику.

В «Анжи», «Тереке», «Крыльях Советов» и «Урале» ситуация в этом отношении получше (от трёх до пяти местных игроков), но и тут о чётко отлаженной системе говорить не приходится. Для Самары большое подспорье – соседняя академия Коноплёва. Лучшие чеченские и дагестанские футболисты просто редко едут за пределы республик.
Из всех команд условной второй восьмёрки эффективнее всех с резервом работает «Урал». По количеству своих кадров в обойме – пять – екатеринбургский клуб практически не уступает столице. Жаль, что это скорее исключение, чем правило. Чаще на местах следуют принципу «зачем растить, если можно купить?» Денежки-то бюджетные – чего их считать! Сегодня сэкономишь – завтра, чего доброго, меньше дадут…