КХЛ, что с тобой не так? 5 важных вопросов к Чернышенко

Может быть, мы не правы, но кажется, что в последнее время во многих вопросах КХЛ движется в неправильном направлении.
Дмитрий Ерыкалов11:15, 18 апреля
КХЛ

КХЛ

Фото: photo.khl.ru

Девятый сезон завершился, а его итоги продолжают бурно обсуждать как болельщики, так и журналисты со специалистами. Оценки порой разнятся настолько, что задумываешься, а один ли и тот же чемпионат мы смотрели? В опросе среди читателей «Чемпионата» более 50% считают, что это был худший сезон в истории КХЛ, а ещё 25% сожалеют, что победа СКА была слишком предсказуемой. Тогда как Дмитрий Чернышенко заявил следующее: «Этот сезон был, наверное, самым интересным. Все отмечают, что рейтинги очень высокие. Надеемся, что юбилейный сезон будет ещё интереснее».
В связи с этим у нас накопились важные вопросы к президенту лиги. О правильных выводах, которые нужно сделать из сезона КХЛ говорил и вице-премьер РФ Виталий Мутко.
«Завершился очередной сезон, надо поздравить победителя и пожелать лиге, чтобы они правильно подвели итоги, потому что было много разных разговоров вокруг хоккея. Есть совет директоров лиги, федерация, они подведут итоги, посмотрят, что получилось в этом сезоне, а что нет», — сказал Мутко в интервью ТАСС.
Мы направили в КХЛ соответствующий запрос на интервью и очень надеемся получить развёрнутые ответы от президента КХЛ, а пока обсудим, что, возможно, не так в лучшей лиге Европы. Надеемся, вы, наши дорогие читатели, выскажете свою точку зрения в комментариях. Не огульную критику, а конструктивные предложения и замечания.

Почему в КХЛ умирает конкуренция?


Как президент лиги, Дмитрий Чернышенко не может во всеуслышание говорить о провале. Как минимум это идёт вразрез с корпоративными интересами. Завершилась трёхлетняя стратегия, и если её последний сезон худший в истории лиги, то значит, что-то было сделано не так. КХЛ – это не только Дмитрий Чернышенко, но, наверное, не нужно называть чёрное белым. Говорить о лучшем сезоне, когда болельщики по всей стране медленно разочаровываются в любимой игре, а легендарный Борис Михайлов признаётся, что потерял интерес к финалу после четвёртой игры серии. Надо не замалчивать проблемы, а смотреть им в глаза и пытаться их решить.
Оставим в покое рейтинги этого розыгрыша Кубка Гагарина, хотя и они не выдерживают никакой критики в сравнении с футбольными трансляциями.
Посмотрим в глаза фактам. Ни одного седьмого матча. Ни одного! Все 15 серий этого плей-офф завершились досрочно, так и не подарив зрителю то, что он любит больше всего. За предыдущие восемь лет такого с лигой ещё не случалось. В иные сезоны таких серий набиралось по четыре-пять за один плей-офф. Если первое чемпионство СКА запомнилось тем, как петербуржцы чудесным образом спаслись с 0-3 в серии с ЦСКА, то что оставит после себя этот плей-офф? Рекорд всё тех же питерских «армейцев», которые на пути к кубку потерпели всего два поражения? То, что в клубной истории отразится светлым пятном, для лиги окрашено в совершенно другие цвета.
Не говорите о лучшем сезоне, когда болельщики по всей стране медленно разочаровываются в любимой игре, а легендарный Борис Михайлов признаётся, что потерял интерес к финалу после четвёртой игры серии.
Запоминается, как известно, последнее, но, может, регулярный чемпионат был таким искромётным, что его впору признать лучшим в истории КХЛ? Увы, и здесь всё очень тревожно. 97 очков – именно столько отделило ЦСКА и «Кузню», которые заняли полярные места в таблице. Такая разница между первой и последней командами чемпионата – это даже не пропасть, а великий разлом, заставляющий бить в набат. Это, разумеется, антирекорд лиги за всю её историю. Новокузнецкий «Металлург» в минувшем сезоне набрал всего 40 очков, а меньше было только у воскресенского «Химика» в первый сезон лиги, но тогда и игр клубы проводили меньше, чем сейчас. Налицо критический разрыв между бедными и богатыми.
Было ли что-то действительно значимое в девятом сезоне КХЛ? Наверняка внутри лиги гордятся ожесточённой борьбой за Кубок континента, в которой ЦСКА победил СКА только благодаря фотофинишу. Всё это, конечно, увлекательно, но на деле сигнализирует о новом явлении: разрыв намечается не только между богатыми и бедными, но и между богатыми и очень богатыми. Наша любимая лига всё больше напоминает разборки двух клубов, которые коллекционируют талантливых хоккеистов страны. Всем, конечно, запомнилась конкуренция за место в плей-офф, особенно на Востоке, где на три вакансии до последнего претендовали шесть клубов. Вот только о том, что у каждого из этих клубов был ворох проблем и далеко не все заслужили место в восьмёрке, принято умалчивать.
Президент не может застраховать клубы от провальной селекции, тренерских просчётов и разорения спонсоров. Но ему под силу создать среду, в которой генеральные менеджеры будут ответственнее подходить к подбору состава, а игрокам придётся соответствовать уровню второй лиги мира, не надеясь на то, что они в любом состоянии найдут работу в КХЛ. Рычагов для этого великое множество, и ни один из них нельзя назвать новаторским. Начиная с установления жёсткого потолка зарплат и ослабления лимита на легионеров, заканчивая сокращением лиги, на которое сейчас нацелились. Обо всём этом начали говорить ещё до прихода Чернышенко на пост президента лиги, но именно сейчас назрели перемены. В противном случае к старту следующего сезона интерес к КХЛ потеряют даже те, кто все эти годы был ярым поклонником лиги.

Почему лига перестала публиковать зарплатные ведомости?


Мы уже давно не требуем открыть контракты игроков. Понимаем, что это невыгодно ни клубам, ни самим хоккеистам. Наверняка нежелательно это и для имиджа лиги, разговоры вокруг которой сместятся от самой игры в сторону финансов. К тому же у этого вопроса есть ещё одна сторона – профсоюз. Пусть аргументы Андрея Коваленко про безопасность хоккеистов и выглядят спорно (разве болельщики не видят, на каких машинах ездят игроки и на каких курортах отдыхают?), с ними приходится считаться. С мечтой об открытых контрактах мы готовы проститься, тем более что НХЛ тоже не публикует подробности сделок. Все суммы, становящиеся достоянием общественности, выкладывают сторонние сайты. Однако что КХЛ мешает публиковать зарплатные ведомости команд – решительно непонятно. Тем более что это практиковалось лигой ранее, и реакция хоккейной общественности была скорее положительной.
На протяжении двух сезонов, с 2013 по 2015 год, каждый болельщик знал, сколько на своих звёзд тратит СКА. Можно было узнать, что на одни и те же деньги приличный состав в Загребе собрать намного проще, чем в Новокузнецке. А главным аттракционом стал подсчёт так называемой стоимости очка. В те годы, когда лига была финансово открытой, чемпионом по этому показателю была «Сибирь». Если вы думаете, что открытые зарплатные ведомости – это всего лишь развлечение для одних болельщиков и повод посчитать чужие деньги для других, то мы готовы поспорить. Зная бюджеты, куда объективнее становится оценка работы генеральных менеджеров. Все мы, пусть и с разной степени профессионализма, оцениваем действия хоккеистов на льду, работу тренеров и решения арбитров. Оценить деятельность функционеров, зная только итоговое место команды, но не имея представление об изначальных возможностях, не получится при всём желании.
Болельщики имеют право знать, как тратятся их деньги. Да-да, именно их деньги, ведь клубы худо-бедно зарабатывают на билетах и атрибутике, а большинство команд существуют на средства налогоплательщиков. Мы, журналисты, хотим воспевать дерзких выскочек, которые со средним бюджетом прыгают выше головы, а «жирных котов» критиковать не огульно, а с официально приведёнными цифрами. Так почему же в КХЛ отказались от этой затеи? Быть может, потому что опасаются, что тот гигантский разрыв между кастами лиги, о котором трубят на каждом углу, станет ещё более наглядным?

Куда идут деньги, полученные с налога на роскошь?


На самом деле, этот вопрос подняли даже не мы, а Игорь Ларионов – в прошлом легендарный хоккеист, ныне агент, а прежде всего – человек, который никогда не боялся говорить о проблемах прямо. Вот и теперь Профессор бьёт не в бровь, а в глаз.
«Если команда готова платить, то мы не знаем, какая сумма от этого идёт в лигу. Куда идут эти деньги? Я не понимаю. Говорят, что поменяли игрока на денежную компенсацию. А где она – непонятно. Нет суммы, нет точной информации, куда и что идёт. Когда ты проводишь сделки, то должна быть озвучена сумма. Тратишь большие деньги за потолком — скажи, куда они расходуются. Если тот же СКА тратит деньги на игроков и платит за это большой штраф, то отдайте деньги Новокузнецку, «Амуру», «Сочи» и так далее. Лига должна использовать эти средства не на содержание своего штаба, хотя это тоже очень важно, а на команды, которые по несколько месяцев живут без зарплат», — вопрошает Ларионов.
И мы присоединяемся к этому вопросу. В прошедшем сезоне потолок зарплат был установлен на отметке в 950 млн рублей. Всё, что выше, – это налог на роскошь, который клубы-миллиардеры перечисляют в лигу. Сколько таких клубов в лиге? На сколько каждый превысил потолок? На что идут деньги, поступившие в КХЛ от олигархов? Даже если опираться на данные трёхлетней давности, когда зарплатные бюджеты были доступны каждому, сразу пять клубов превысили бы нынешний потолок зарплат. В лигу бы поступило больше 120 млн. рублей, и это без учёта так называемых звёздных игроков, которые на тот момент выводились за потолок. А ведь один только Илья Ковальчук получает свыше 300 млн рублей.
Ни для кого не секрет, что даже в кризис контракты игроков растут. После взлёта курса доллара гораздо накладнее стало приглашать легионеров. Соответственно и бюджеты клубов с 2014 года выросли. По нашим подсчётам, СКА свой чемпионский состав собрал, внимание, приблизительно за 2 000 000 000 рублей. Два миллиарда, вы не ослышались. Это и Дацюк, и Ковальчук, и Войнов, и другие куда менее звёздные хоккеисты, которые тем не менее получают вполне серьёзные деньги. Получается, что один только клуб из Санкт-Петербурга превысил потолок зарплат в два раза и должен был перечислить в лигу около 200 млн. А ведь есть ещё ряд клубов, которые тратят на зарплаты больше 950 млн. Нет ничего удивительного в том, что сама КХЛ как организация не бедствует. Вот только клубам от этого ничуть не легче.
Почему бы лиге на собранные с богачей деньги не обеспечить все клубы HD-оборудованием, тем самым улучшив собственный продукт?
Налог на роскошь – весомая, но не единственная статья доходов КХЛ за счёт клубов. Так, в начале этого сезона за каждый «нырок» игроков принялись штрафовать на 150 тыс. рублей. Никуда не делись штрафы за критику судейства, причём наказания не избежал даже трёхкратный олимпийский чемпион Виталий Давыдов, не говоря уже о многочисленных тренерах, взболтнувших лишнего на послематчевых пресс-конференциях. Копилка лиги наполняется, но нищие клубы продолжают нищенствовать, а в Казани и Ярославле телевизионная картинка напоминает о ламповых 90-х. Почему бы лиге на собранные с богачей деньги не обеспечить все клубы HD-оборудованием, тем самым улучшив собственный продукт? Да, КХЛ начала отчислять клубам доходы с телевизионных прав, но пока это капля в море.

Как вы объясните клубам, что они не нужны?


О том, что лигу ждёт сокращение, Чернышенко впервые сказал не сегодня и не вчера. То, что не так давно в прессе появилась информация о возможном исключении «Югры» и «Кузни», не должно было стать шоком. К такому развитию событий нас осторожно готовили, правда, не называя даже примерный круг проблемных клубов. После финала Дмитрий Николаевич подтвердил свои намерения, сказав следующее:
— Завершился трёхлетний период вывода КХЛ на устойчивый уровень. И сейчас мы будем предлагать совету директоров стратегию развития лиги уже на семь лет, где будут различные сценарии развития. В том числе есть сценарии, которые подразумевают, что клубы, которые по совокупности критериев не будут соответствовать уровню лиги, будут заменяться на те клубы, которые стремятся войти в нашу лигу. Здесь мы будем последовательны, сначала утвердим стратегию, потом согласуем критерии, которые  необходимы для того, чтобы определять, какие клубы будут играть в лиге. А дальше уже будем принимать решение.
Конечно, нам бы хотелось, чтобы лига выравнивалась с двух сторон, а не только посредством отсечения слабых. Без жёстких ограничений для олигархов это решение будет половинчатым. Но в целом президента КХЛ понять можно. Придя в лигу, он обнаружил, что целый ряд городов в принципе не пригоден для построения бизнес-модели. Будем откровенны, предшественники Чернышенко наломали дров, когда включали в КХЛ «Югру» из 100-тысячного Ханты-Мансийска. Принято считать, что ломать проще, чем строить, но в данном случае принять команду в лигу куда безболезненнее, чем потом её пытаться исключить.
Мы прекрасно понимаем, что в нынешнем виде КХЛ достигла своего потолка и, возможно, уже пару сезонов откатывается назад в развитии. Помимо потолка зарплат и других реформ ей нужны сильные регионы. Лондон, который сватают вместо Загреба, вполне подходит. Идут разговоры о второй казахстанской команде, которая будет базироваться в Алма-Ате. Почему бы не принять в лигу Красноярск — сибирский город, где скоро должна пройти зимняя Универсиада? Вот только лига, в отличие от потолка зарплат, не резиновая. Для появления новых точек роста нужно расчистить пространство, избавиться от якорей.
И пока совершенно не ясно, как руководство КХЛ будет объяснять болельщикам из Новокузнецка, что отныне им стоит проникнуться атмосферой Высшей лиги. А как лига мотивирует своё решение, разговаривая с руководством ХМАО, которое в кратчайшие сроки создало сильную школу в совершенно не хоккейном регионе? Готовы ли в лиге к тому, что люди выйдут на улицы и начнут писать письма президенту? А такая реакция, поверьте, последует. Мы даже не говорим, что бить в набат начнут известные воспитанники клубов, находящихся на грани исключения из КХЛ. И этот процесс уже запущен.
Проблема в том, что у КХЛ нет и не может быть объективных критериев, за счёт которых можно исключить неугодные клубы, не выплеснув при этом те, на которых держится лига. Скажем, низкая посещаемость домашних матчей. «Кузня» и «Югра» здесь аутсайдеры, но где-то неподалёку расположился легендарный ЦСКА. Очевидно, что москвичей никто тронуть не посмеет. Или вот, скажем, требования к аренам. Новокузнецк не может похвастать современным стадионом, но в соседнем Новосибирске базируется не менее устаревший ледовый дворец. Что же тогда, исключать «Сибири», чьей посещаемостью и ТВ-рейтингами так гордится сама лига? Какие критерии ни возьми – они не будут универсальными. А значит клубы, которым руководство лиги укажет на дверь, получат права заявить о двойных стандартах, принятых в КХЛ.

Когда судьи перестанут быть неприкосновенными?


Нет, мы прекрасно понимаем, что недовольство судьями будет всегда. В любой лиге и в любом виде спорта. От этих людей зависят судьбы хоккеистов, тренеров, менеджеров. Один неверный свисток — и каждый из них может лишиться работы. При этом судьи живые люди, которые ошибаются так же, как и все мы. Неверным будет сказать, что судейство в девятом сезоне лиги было намного слабее, чем в шестом или первом. Глобально Алексей Раводин, удаливший в четвёртом матче финала Даниса Зарипова, ничем не отличается от Вячеслава Буланова, который был под прицелом критики на заре КХЛ. Кстати, почему шестикратный обладатель «Золотого свистка» был отстранён от судейства и был вынужден отправиться в Чехию, толком не объяснил никто. Но это совсем другая история. Сегодня же мы хотим поднять другую тему. Почему судьи, как полноправные участники игры, обладают неприкосновенностью?
Нам кажется, что, однажды введя должность главного арбитра, Чернышенко принял правильное решение. В лиге должен быть такой человек, который выполнял бы роль связующего звена между судьями и клубами, а не вставал на сторону арбитров в любой ситуации. Верно выбрав направление, руководство лиги промахнулось с кандидатурой. Владимир Плющев оказался чужим человеком как для судей, так и для руководителей клубов. Он так и не стал своим для первых и не смог наладить контакт со вторыми. Однако, сменив его на Алексея Анисимова, лига вернулась на прежние позиции, когда судейским вопросом занимался Александр Поляков. Анисимов в роли главного арбитра КХЛ пусть и пытается объяснить те или иные моменты, в конечном итоге всё равно встаёт на сторону своих бывших коллег.
Нам пока совершенно не ясно, как будут объяснять болельщикам из Новокузнецка, что отныне им стоит проникнуться атмосферой Высшей лиги.
Нам не нужна публичная порка арбитров или выдача им чёрной метки в виде запрета на профессию. Достаточно признавать, что судьи ошибаются, и наглядно объяснять, в чём именно и какие санкции к ним применены. Необходимо это для спокойствия не только болельщиков, но и других участников соревнования, которые увидят, что их претензии не пропустили мимо ушей, прикрывшись неуверенными оправданиями. В идеале, конечно, судейский корпус должен быть независимым, но мы многого не просим. Достаточно подкорректировать информационную политику и пересмотреть систему штрафов за публичную критику арбитров.