Ян Петерек: такого человека, как Ваня Ткаченко, не встречал и не встречу

Игра в «Локомотиве», тройка с Королёвым и Ткаченко, выбор в пользу Вуйтека и трагедия 7 сентября 2011 года – в интервью с Яном Петереком.
Павел Панышев08:00, 21 апреля
Ян Петерек

Ян Петерек

Фото: Владимир Беззубов, photo.khl.ru

Форвард Ян Петерек становился двукратным чемпионом России в составе ярославского «Локомотива», а сейчас выступает в Лиге Легенд мирового хоккея за свою сборную и работает на руководящих клубных должностях в Чехии. В беседе с корреспондентом «Чемпионата» Петерек вспомнил о годах, проведённых в России, дружбе и игре в одной тройке с Иваном Ткаченко и Сергеем Королёвым. Петерек — первый легионер в истории ярославского клуба.

«В Чехии русский язык не ущемляют, можно спокойно делать свой выбор»


— У вас по-прежнему есть силы принимать участие в ветеранских турнирах?
— Да. Мы играли в суперфинале Лиги Легенд в Штраубинге, было замечательно. Встретился с ребятами, поиграл с замечательными мастерами. Мы по-прежнему получаем большое удовольствие от хоккея. Рад, что приглашают на такие мероприятия.
— Встреча в финале со сборной России носила особый характер?
— Конечно! Тем более у вас играют такие мастера, как Буре, Ларионов, Фетисов. Это звёзды мирового хоккея. Встречался и общался с Димой Юшкевичем и Славой Буцаевым. Воспоминания о «Локомотиве» большие.
— Приятно, что ваше поколение чехов хорошо знает русский язык. Сейчас дела с этим обстоят сложнее.
— Чешский и русский языки похожи. Чеху достаточно поучиться три месяца, и уже будешь говорить нормально.
— Ваши дети знают русский язык?
— Они учат его в школе. Английский идёт как обязательный предмет, а между немецким и русским выбираешь. Оба моих сына выбрали русский.
Звали в «Ак Барс». Но позвонил пан Владимир и сказал, что уходит на работу в «Локомотив». В итоге я передумал по поводу казанского варианта и отправился в Ярославль.
— Из-за непростой политической ситуации русский язык в Чехии не ущемляют?
— Такого нет, можно спокойно делать свой выбор. Я, кстати, езжу в Россию минимум один раз в два года. Дети тоже со мной. У меня много друзей в «Локомотиве».
— В клубе рассказывали, что вы часто приводили своих сыновей на арену и занимались с ними на льду.
— Старший тренировался, а маленький только вставал на коньки. Хорошее было время.
— В этом сезоне о завершении карьеры объявил защитник Илья Горохов. Вы помните его?
— Разумеется, помню. А в прошлом году ведь Васильев ещё закончил? Замечательные ребята.

«Передавайте привет Гусяре, а «Локомотив» провёл хороший сезон»


— Вы стали первым легионером в истории «Локомотива». Насколько это приятно?
— Я очень рад, что мне в жизни выпала возможность играть в этом клубе. «Локомотив» навсегда остался в моём сердце. Это для меня второй дом.
— Какое чемпионство было более ценным: первое или второе?
— Для меня первое чемпионство стало просто фантастическим! Не ожидал, что завоюем его. Второй год получился менее напряжённым, не было такого давления. Поэтому первое золото – самое ценное.
— Вы же и с Мартином Штрбаком пересекались в «Локомотиве». Теперь он тоже играет в Лиге Легенд, но за команду Словакии.
— Мы с ним теперь редко видимся, в основном в товарищеских играх. Он живёт в Словакии, а я в Чехии.
— Сейчас экспертом на российском телевидении работает Александр Гуськов…
— Гусяра (смеётся)! Я знаю, передавайте ему привет, хотя мы и так общаемся, постоянно на связи, в хороших отношениях.
— Следили за Кубком Гагарина? «Локомотив» в битве за выход в финал уступил СКА.
— Смотрел эту серию. Здорово сыграли. Обидно уступили в первой встрече. Зацепись за неё — всё могло сложиться иначе. Думаю, что «Локомотив» провёл хороший сезон.

«Звали в «Ак Барс», но я отправился в «Локомотив» за Вуйтеком»


— В команду вас привёл Владимир Вуйтек. Расскажите, как с ним работалось?
— Вуйтека я уже знал, когда начинал в «Витковице». Он там тренировал. Меня звали в «Ак Барс». Но позвонил пан Владимир и сказал, что уходит на работу в «Локомотив». В итоге я передумал по поводу казанского варианта и отправился в Ярославль.
— Пан Владимир был требователен?
— Он не только хороший тренер, но и замечательный человек. Я думаю, что этим всё сказано.
— Говорят, что он раскрепостил команду после Петра Ильича Воробьёва.
— Ребята в команде были довольны. Началось выстраивание другой системы. Вуйтек раскрепостил многих хоккеистов. Интересно, что перед домашними играми всегда ездили на базу.
— Есть какие-нибудь интересные истории, связанные с ним?
— Я тогда не понимал на русском определённых тонкостей, которые он озвучивал. А потом мне некоторые ребята говорили, что это были очень смешные вещи.
О, Королёв — зверюга! Мы постоянно общаемся. Встречаемся, когда бываю в России. Можем даже водки попить! Прекрасный человек.
— Где вы жили в Ярославле со своей семьёй?
— Каждый год в разных местах. Команда снимала для меня квартиру.
— Как вам сам город?
— Прекрасно! Красиво и уютно. Когда я уехал, а через 10 лет снова привёз туда всю семью, то мы многое не узнали.
— Рыбачить на Волгу ходили?
— Обязательно. Иван Ткаченко меня даже на зимнюю рыбалку возил. Разумеется, были и на летней. Жарили шашлыки зимой, в "-18". Надели валенки и в путь.

«О трагедии 7 сентября 2011 года узнал в машине за рулём»


— Вашу легендарную тройку помнят до сих пор!
— Приятно. Сергей Королёв в центре, и мы с Ваней Ткаченко по краям.
— Откуда у вас появилось такое взаимопонимание?
— Я мог даже не смотреть в сторону. Знал, что там находится партнёр. Важно, что мы понимали друг друга не только на льду, но и вне площадки. Уважали друг друга и относились по-человечески.
— Общались семьями?
— Да, полнейшее взаимопонимание во всём. Бились за себя, за звено, за команду.
— Это Вуйтек почувствовал, что звено может стать успешным?
— Его решение и находка.
Я такого человека, как Ваня Ткаченко, больше никогда не встречал и не встречу. Он меня познакомил со своими друзьями, везде брал с собой.
— Ян, где вы узнали о трагедии, случившейся 7 сентября 2011 года?
— Точно помню, что был в машине за рулём. Мне позвонил друг и сказал, а потом всё это начали показывать по телевидению. Я не мог поверить в случившееся и не понимал, что происходит. Позднее поехал на похороны в Ярославль.
— Вы знали, что Иван Ткаченко переводил деньги в помощь больным детям?
— Даже я этого не знал.
— Как бы охарактеризовали Ивана как человека?
— Я такого человека больше никогда не встречал и не встречу. Он меня познакомил со своими друзьями, везде брал с собой. Знакомил с людьми со двора, с которыми вместе ходил в школу. Ваня же сам ярославский. Он для меня был больше чем друг. Это человек, который даже в шутку никогда бы никого не обидел. К примеру, не подставил бы подножку. Ни разу никого не подколол и ни над кем не усмехнулся.
— Очень несправедливо, когда уходят такие люди.
— Это ужасно.

«Королёв – зверюга, с ним можем и водки попить!»


— А Сергей Королёв, с ним общаетесь?
— О, Королёв — зверюга (улыбается)! Мы постоянно общаемся. Встречаемся, когда бываю в России. Можем даже водки попить! Прекрасный человек.
— С кем ещё общаетесь из хоккеистов того времени?
— С вратарём Андреем Малковым, нападающим Андреем Коваленко.
— Вас в команде называли Хонза. Расскажите, кто придумал это прозвище?
— Да все. Просто у меня Ян – это Хонза, если говорить на чешском языке. Можно сказать, как Александр и Саша.
— Сейчас в КХЛ много трудных перелётов. Тогда тоже уставали от дороги?
— Конечно. Помню перелёт в Хабаровск, тяжёлая дорога. Толком и город не узнал, так как играли матч в день прилёта.
— «Локомотив» — судьбоносный клуб в вашей карьере?
— Да, это великолепные воспоминания из моей жизни.
— Чем занимаетесь сейчас помимо выступления за ветеранов?
— Работаю спортивным менеджером в клубе «Оцеларжи» из Тршинеца.