Ещё

Биатлон. Кубок мира 2017/18. Пихлер, Вирер, Джима — об отстранении Зайцевой 

Фото: РИА Новости

Потому что российские спортивные чиновники издеваются над здравым смыслом — непопулярное в России мнение биатлонного тренера.

«По-прежнему считаю её чистой спортсменкой»

Запущенный МОК конвеер по отстранению российских спортсменов работает без выходных. Очередной отстранённой стала Ольга Зайцева, спортсменка, у которой за долгие годы в биатлоне сложилась репутация противницы допинга и соперницы, достойной уважения всех без исключения. В 2009 году, когда российский биатлон сотрясали допинг-скандалы, она показала в Корее, что может побеждать чисто. Даже сейчас, когда в её отношении вынесен обвинительный приговор, никто не говорит о том, что мошенницу вывели на чистую воду.

«Для меня дисквалификация Зайцевой большая неприятность, — рассказывает Вольфганг Пихлер. — Я по-прежнему считаю её чистой спортсменкой, так же как и Яну Романову. Про Вилухину не могу сказать ничего, так как она у меня не тренировалась. Мне не было известно ни о какой преступной схеме. Однако факты показывают, что ответственность должно нести спортивное руководство. Они должны честно признать свою вину, рассказать всю правду и тогда уже просить освобождения от наказания спортсменов, которые не виновны и не принимали допинга».

«Расследование СКР на Западе считают издевательством»

Тренера понять можно. С одной стороны он защищает свою репутацию и своих спортсменок, с другой косвенно признаёт, что спортсмены не виноваты в этой истории, так почему несут наказание по всей строгости. Тренер одной из зарубежных сборных на условиях анонимности попытался объяснить логику западного мира, требующего жёстких санкций в отношении россиян и коллективной ответственности.

«Понимаете, я верю, что Зайцева не пила этот «Дюшес», он ей был просто не нужен. Даже если ей и дали эту баночку, она, скорее всего, её вылила, но поскольку она была в этом списке, заранее готовила чистую мочу и сообщала номера своих проб, пусть даже неосознанно, она была вовлечена в преступную систему, а здесь наступает коллективная ответственность. В любом случае спортсмены знали о возможных манипуляциях и должны были сообщить о них.

Во-вторых, постулаты уголовного права, такие как презумпция невиновности, в спортивном праве не действуют. Здесь наступает не уголовная, а административная ответственность. Могла ли Россия избежать коллективной ответственности для своих спортсменов? Конечно, если бы провела объективное и правдивое расследование, признала свои ошибки и наказала виновных лиц. А тут получается, что, согласно расследованию СКР, все махинации делал один Родченков, а не в связке с другими должностными лицами. Все эти опросы свидетелей и выводы были проведены для проформы. На Западе это понимают и воспринимают как издёвку над здравым смыслом. Поэтому против спортсменов и применяют такие крайне жёсткие меры. При этом я уверен, что и без этих махинаций Россия могла достойно выступить на домашней Олимпиаде. Пусть заняли бы не первое, а второе или третье место, но это был бы всё равно отличный результат".

Не раздувать пожар на горящей лодке!

Это радикальное мнение разделяют далеко не все в биатлонном мире, но оно отражает логику тех, кто выносит санкции. Для западного общества наличие в России допинговой системы — доказанный факт, а бездействие и отсутствие контраргументов воспринимается, как нежелание бороться с допингом. Четырёхкратный олимпийский чемпион Свен Фишер высказывается гораздо дипломатичнее, но проводит параллели между допинговой системой в ГДР и современной России.

«Я помню период объединения Германии, когда мы признали свои ошибки в вопросах допинга, — рассказал Фишер. — То же самое следует сделать и России — начать соблюдать правила. Если кто-то принимает запрещённые препараты, он должен быть выкинут из спорта. В то же время в ГДР была ситуация, когда спортсмены не знали, что принимают запрещённые препараты и были частью системы. Но времена изменились, и сейчас проще вскрыть обман».

К словам Фишера я бы ещё добавил, что и жёсткость наказание в наше время несравнимо больше, чем во времена ГДР, в ином случае и его карьера могла быть сломлена на взлёте без прямых доказательств вины, а просто из принципа коллективной ответственности. Коллеги Зайцевой в микст-зоне были вынуждены отвечать на вопросы российских и зарубежных биатлонисток о скандале.

Приводить мнение каждой из них нет никакого смысла, потому что почти все ответы сводятся примерно к этому: «Я не в курсе подробностей их дела. Нет времени вникать во все детали и следить за новостями каждый день, так как я концентрируюсь на своих выступлениях. Поэтому и комментировать ничего не буду». Раздувать пожар на горящей лодке не хочет никто, а боссы Международного союза биатлонистов на гонках на тренерскую биржу не ходят, ситуацию не комментируют и ждут окончательного решения МОК 5 декабря.

 Ещё 1 источник 
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео