Ещё

«Вы уху ели»? К сборной России претензий нет! 

И вообще Дмитрий Губерниев уверен, что «позор» могут говорить только люди, не державшие ничего тяжелее ложки. Касается даже 0:7 «Спартака».
— Это моя жизнь, моя страна, моя команда! — пропагандирует Дмитрий Губерниев. Несмотря на худший старт сборной в истории Кубков мира (одна бронзовая медаль на трёх этапах. — Прим. «Чемпионата»), он по-прежнему не сказал ни единого плохого слова об отечественных атлетах.
— Давайте почитаем заголовки в разных СМИ после гонок в Анси: «биатлон в заднице», «беспомощность», «позор». Жёстче было только после 0:7 «Спартака» в «Ливерпуле».
— 0:7 — не позор, «Спартак» доказал это в матче с ЦСКА. Нет у меня претензий и к сборной России, буду поддерживать её всегда. Вообще надо уважать спортсменов, слово «позор» применительно к ним могут употребить только критиканы, которые ничего тяжелее ручки или ложки никогда в руках не держали.
— Если биатлонный старт сезона не самый позорный, то какой он?
— Самый тяжёлый в истории. Даже хуже. Я представить не мог, что сборная России когда-нибудь будет выступать в условиях такого давления. Это касается не только биатлона, но и других зимних видов. Но посмотрите, как пожизненно дисквалифицированная МОК Лена Никитина умудряется выступать после всего случившегося. Выигрывать чемпионат Европы после таких страшных решений, бессонных ночей, литров пролитых слёз — на это способна только русская женщина. Лена феноменальна, преклоняюсь перед ней. Но биатлонистам сложнее, они попали в ещё больший фокус внимания, потому что представляют самый популярный зимний вид спорта, а это вызывает особенную ответственность и нервозность. Все как проклятые ждали этот первого подиума и получили его в Анси. И сейчас я хотел бы пожелать нашим спортсменам ещё больше психологической стойкости, уверенности и сплочённости. Такой, которая есть у лыжников, где, как говорит Серёжа Устюгов, «за ребят, один за всех и все за одного».
— В биатлоне нет нужной сплочённости?
— Команда-то дружная, но нет предела совершенству. Знаю, например, как некоторые спортсмены общаются с пишущими коллегами — просто проходят мимо, когда что-то не получается. Но нужно держать удар не только после удачных финишей. Я смотрю на Антона Шипулина: сначала он расстроился, что занял третье место, а потом грустил из-за четвёртого. А мне кажется, что надо радоваться: ведь позитива больше, чем негатива. Он взрослый дядька, но продолжает заниматься самоедством. Я очень люблю его как спортсмена, как человека и лично не раз говорил: «Если что-то шло не так, ну сбрось ты путы, пройденные километры дадут о себе знать в хорошем смысле». Придут результаты, точно это знаю, как бы некоторые иностранные товарищи ни мечтали, чтобы этого не случилось.
— Знаете, что говорят в эфирах ваши зарубежные коллеги?
— Да, что им неприятно видеть здесь Сашу Логинова, например. И мы уже поднимали этот вопрос и перед руководством европейского вещательного союза, и перед руководством пресс-центра IBU, но все говорят про плюрализм мнений и свободу слова. Но мы же знаем, когда она в Европе заканчивается. Против наших спортсменов выступать можно, а осуждать кого-то другого, посмеюсь в голос, «не толерантно». Но я привык к двойным стандартам: когда в лицо говорят одно, а за спиной совсем другое.
— Есть конкретные примеры?
— Не буду называть фамилии, потому что сейчас каждое слово может быть использовано против. Но люди в личных беседах с улыбкой говорят, что Россия чиста и должна ехать на Олимпиаду, а потом заявляют в прессе, что нам надо ещё лучше каяться. Но если мы сейчас будем требовать очищения от некоторых за прегрешения ХХ века, то можем зайти слишком далеко.
— Русские спортсмены должны прекратить извиняться?
— Конечно! Ну уже сколько можно?! Посмотрите на Сашу Логинова — он замучен, улыбнуться уже не может. Столько критики, что мне приходится вступаться за него в общении на грани. Но парень получил наказание, отбыл его, что он ещё должен сделать?! Может, проявить более стойкую позицию? Но это тоже делать опасно, потому что атмосфера не блестящая, допуск на Олимпиаду ещё не получен.
— Но кто мешал Логинову выдать хоть пару общих фраз о недопустимости употребления допинга, которые мгновенно успокоили бы критикующую среду?
— Тут согласен, но здесь мы недостаточно здорово изучили западный рынок, не научились быть хитрыми. Ирина Старых, например, дала мне большое интервью. Логинов отказался, но лучше, если бы согласился.
— Просто довольно странно жалеть наших спортсменов, если они не готовы делать простейшие вещи для облегчения ситуации.
— У нас психология такая. Ещё мы проигрываем в знании языка, поэтому не можем общаться на равных. Вот посмотрите на Мартена Фуркада — это ведь том советов. Восхищаюсь этим спортсменом, его умом, его проницательностью.
— Тогда почему вы сначала называете Мартена свиньёй, потом извиняетесь, затем опять выводите его из себя в эфирах и Инстаграме, а через неделю идёте к Фуркаду с телефоном, чтобы сделать селфи и поставить весёлые смайлики?
— Значит так — ещё раз скажу. «Свинья» — это был отдельно взятый момент, который мы закрыли. Я сказал, что сожалею о сказанном. Не извиняюсь, а именно сожалею. Это был конкретный момент конкретной трансляции, когда Фуркад не пожал Логинову руку. Всё началось с того, что режиссёр трансляции австрийского телевидения этот эпизод не показал. Он увел камеру, сработала та самая европейская толерантность. И в той сиюминутной истории я сказал всё то, что считаю нужным. Но Мартену нужно отдать должное. Он ведь сказал в эфире: «Готов быть хоть свиньёй для пользы биатлону». Фуркад просто перевёл все в линию шоу-бизнеса. И те люди, которые доносят ему мои фразы, должны заметить, что там, вспоминая Окуджаву, максимум высокопарных слов. То же самое и про Габи Коукалову. У нас с ней могут быть разногласия как с человеком, но я скучаю по ней как по обладательнице «Хрустального глобуса» в масс-старте.
— Ходят слухи, что Мартен отказал вам в последнем совместном фото. Это правда?
— Враньё. Все проблемы мы давно уладили в личной переписке, обсудили неудачные шутки, вообще ситуацию в биатлоне. Слухи же — они из области конспирологии. Как те разговоры, куда Фуркад смотрел, когда жал руку Логинову. Да какая разница — куда? Главное, что само рукопожатие состоялось. Я и сейчас могу подойти к Мартену и сделать с ним селфи. Но у меня уже весь «инстаграм» в карточках с Фуркадом и Бё, поэтому пойду и с Эриком Лессером сфотографируюсь.
— Тренерский штаб женской команды после Анси принял странное решение. В сборной остаётся Ирина Старых, которая выступает на уровне пятого десятка и практически точно не будет допущена до Олимпиады. Зато из команды отцеплена Светлана Миронова, становившаяся девятой в этом сезоне.
— Это ошибка. Ей нельзя покидать сборную и бежать «Ижевскую винтовку», где бы соревнования ни проходили: в Чайковском, Иваново, Москве или Сходне. Для меня это просто непонятное решение. Хорошо, что на сбор едет Ульяна Кайшева, но можно было и расширить команду для Светы. Её нужно готовить к Олимпиаде как спортсменку, которая уже заезжала в десятку.
— В воскресенье МОК объявил новые требования к форме нейтральных олимпийцев: нам запрещают кириллицу, символы национальной идентификации и присутствие на форме более двух цветов флага.
— Скажу так: невероятно жду это Олимпиаду, чтобы прокричать на весь мир о победе российского спортсмена. Постараюсь, чтобы услышал весь мир, но главное, чтобы повод был.
— Некоторые ваши коллеги по телеканалу Россия, а также депутаты, выступали против поездки в Корею, называя участие в Играх предательством. Как же так?
— Да, многие так говорили, в том числе и спортсмены, зато потом они стали мастерами большого спортивного переобувания. Аплодисменты этим господам. Как известно, я с самого начала, ещё до выступления руководителя государства, отстаивал позицию, что нужно ехать с флагом и гимном в душе и сердце, чтобы доказать, превозмочь и помочь родине.
— Вы не переобувались и опять будете вести «Голубой огонек»?
— Да. Ещё мы сделали сольный номер с Надеждой Бабкиной. Там я пою «Пять минут». Также буду беседовать со спортсменами и мужчинами, которые вернулись из Сирии, где я тоже был. Будут шахматист Сергей Карякин, баскетболист Иван Едешко, великий вратарь Владислав Третьяк, наши гимнастки замечательные, воины из Сирии и спецкор Евгений Поддубный.
— Это программу последний год критиковали как никогда раньше. В «Голубом огоньке» уже 30 лет примерно одни и те же лица.
— А вы рейтинги посмотрите. Биатлона, «Огонька». Новогоднее шоу на нашем канале вдвое опережает Первый. А интернет-тролли могут критиковать сколько угодно. Исполнители, видите ли, старые. А у нас что, старики — не люди? Я понимаю, что с такой пенсией они для многих реально людьми не являются, но я отношусь с уважением к каждому зрителю. Наверное, поэтому стране по-прежнему нравится мои репортажи, она их смотрит. Но меня очень сильно прёт и от негативной реакции, хоть это и не репрезентативная выборка. Журналист должен вызывать эмоции, это главное — мы живём ими.
— Что вы готовы сделать, если российские биатлонисты возьмут медали в Корее?
— Спою гимн хоть из комментаторской, хоть на награждении без музыки. Если, конечно, не будет санкций. Ведь современный российский спорт — чистый, честный и законопослушный.
Комментарии7
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео