3 ноября 2017, Vringe.com

Бессмыслица

«Как вообще можно провести один бой за два года против соперника, который отправил тебя в нокдаун, и всё равно остаться официальным претендентом на титул WBC?» — задался вопросом несколько дней тому назад не кто-нибудь с горы, а промоутер Дионтэя Уайлдера Лу Дибелла.
Вот и мы не понимаем. Хотя какое-никакое объяснение, вспомнив допинговые приключения несостоявшегося контендера из России, и памятуя о продажной сущности трёхбуквенных институтов, найти всё же можно. Только нужно ли?
Ведь важно, в конце концов, не это. А то, что даже если сторона чемпиона в открытую даёт понять, что им этот бой и этот претендент нафиг не сдались, не пытаясь надуть хотя бы подобие интриги, то всё выглядит как-то совсем печально. Особенно на фоне колоритной кубинской фигуры Луиса Кингконговича Ортиса, с которым Уайлдер должен был отсоперничать изначально, но неправильные таблетки поставили на интереснейшей схватке жирный крест. Эх…
Бермейн Стиверн, конечно, старательно пыхтит в попытках сохранять лицо и бодрость духа, выдавая желаемое за действительное и маниакально настаивая, что шансы его далеко не иллюзорны, а безоблачные чемпионские деньки Дионтэя подошли к концу. Но, согласитесь, было бы странно, если бы из уст соискателя зелёного пояска сейчас доносилась отходная по собственным перспективам покинуть зону боевых действий внезапным триумфатором.
Есть факты. И все они против Стиверна.
17 января 2015 года в Лас-Вегасе Уайлдер в первый (и пока последний) раз выбрался в ринг претендентом, чтобы оспорить титул WBC, принадлежавший на тот момент Бермейну. Ожидалось, что Стиверн, до того дважды оставивший в проигравших Криса Арреолу, станет для Дионтэя первой настоящей проверкой, но ничем, кроме считанных ударов в голову американского исполина, гаитяно-канадец так и не отметился, на протяжении всех 36-минут поединка топая прямиком на разящий джеб соперника. На счастье Стиверна, убойная правая Уайлдера была травмирована — это смягчило участь Бермейна, но не более. Разгромный единогласный вердикт ушёл в пользу Дионтэя.
В ноябре того же года Стиверн вернулся, чтобы с превеликим трудом вырвать победу по очкам у крепкого джорнимена Деррика Росси, побывав при этом в нокдауне.
На этом — всё. В смысле, больше Бермейн в ринге не объявлялся. Он мог и должен был это сделать в декабре прошлого года, даже прошёл взвешивание накануне вечера бокса в Екатеринбурге, но известие о провальном допинг-тесте соперника, Александра Поветкина, побудило его отказаться от поединка, который должен был определить официального претендента для Уайлдера. К слову, именно после этого Всемирный боксёрский совет принял волевое решение и сделал Стиверна контендером без боя. Чтобы побыстрее залечил душевные раны, наверное.
Итак, Стиверну 39 лет, и он не боксирует два года. Насколько велика вероятность, что за прошедшее после первого поединка с Уайлдером время и в этом возрасте, учитывая 24-месячный простой, он прибавил и стал лучше? Наберусь наглости и отвечу за вас, уважаемые: вероятность нулевая. Даже с учётом увещеваний Бермейна, что тогда, в январе 2015-го, он не смог выступить в полную силу из-за проблем со здоровьем. Американец, как никак, тоже боксировал по сути одной рукой, а второй прикладывался по площадям больше для виду.
Если же учесть (а как же не учесть?), что никуда не делось и подавляющее превосходство Уайлдера в габаритах, позволяющее ему комфортно держать оппонента на удобной дистанции, добавляя справа, когда потребуется или захочется, то вся интрига, как и неделю назад, сводится только к одному: сумеет ли Дионтэй на сей раз удосрочить Стиверна, или процесс вновь затянется на всю дистанцию?
Что-что? Нет, мы не забыли, что это супертяжёлый вес, где пресловутый «шанс панчера» актуален даже тогда, когда вместо динамита в перчатках у боксёра в лучшем случае запрятана петарда. Тем более, Уайлдер далеко не безгрешен, что наглядно демонстрировали его не менее проходные защиты с теми же Жоанном Дюопа и Эриком Молиной.
Попасть и, наверное, даже завалить чемпиона Стиверн в теории может. Но если он не сделал этого при первой попытке, хотя пару раз засаживал именно туда, куда нужно, и засаживал неслабо, то с чего бы этому произойти теперь? Бывает, разумеется, всякое, но и тень на плетень в угоду попирания здравого смысла наводить нет никакого желания.
Можно было бы порадоваться, что Уайлдер после пяти добровольных защит наконец-то проведёт обязательную, но сразу вспоминается высказывание Дибеллы, приведённое в самом начале превью. И опять становится грустно.
Бессмысленный бой. Во всех смыслах.
Прогноз автора: Уайлдер КО 10 Игорь Витько: Уайлдер W 12 Святослав Осипов: Уайлдер RTD 5 Евгений Пилипенко: Уайлдер ТКО 7  Подписывайтесь на аккаунт vRINGe.com в Twitter, Facebook и Вконтакте: в одной ленте — всё, что стоит знать о боксе и ММА.
Луис Ортис Святослав Осипов Евгений Пилипенко Бокс
Оставить комментарий

Главное по темам

Украинский боксер назвал «собачьими» вопросы о Крыме

Вчера, 22:06

Уайлдер встретится с Джошуа в 2018 году

Вчера, 18:52

Бой Липинец — Гарсия перенесен из-за травмы россиянина

Вчера, 09:16

Сагайдаковская может провести следующий бой весной

17 января 2018

Пакьяо может провести бой с Ломаченко

17 января 2018

Видеоновости

Статьи

Почему серый: выбран цвет России на Олимпиаде

Компания по производству спортивной одежды Zasport, с начала 2017 года являющаяся официальным экипировщиком Олимпийского комитета России, представила эскизы формы отечественных атлетов для Игр в Пхенчхане-2018.

Антидопинговая полиция Германии лояльна к своим футболистам

Национальное антидопинговое агентство Германии славится своими образцовыми проверками, но под строгим контролем находятся не все спортсмены, сообщает Bayerischer Rundfunk.

Шарапова стерла память о мельдонии

На кортах Мельбурна стартовал первый турнир «Большого шлема» в году — Открытый чемпионат Австралии.

Ковалев пострадал за Украину

Российский боксер Сергей Ковалев подвергся жесточайшей критике со стороны поклонников

Чиновник разжился на чемпионате мира

Бывший вице-президент ФИФА катарец Мохаммед бин Хаммам, подозреваемый в получении взятки при голосовании за страну-хозяйку чемпионата мира — 2006, признался, что после победы Германии ему было переведено €6,7 млн

Фоторепортажи