Артур Бетербиев: в Канаде часто путают с Овечкиным и Нурмагомедовым 

Чемпион IBF и WBC в полутяжелом весе россиянин в разговоре с корреспондентом РИА Новости Василием Коновым-младшим рассказал об особенностях жизни в Канаде, своих жизненных принципах, частых драках в детстве, дружбе с бойцом ММА Жоржем Сен-Пьером и стремлении стать хорошим боксером.
— Артур, на 11 декабря в Москве у вас намечен бой с немцем Адамом Дайнесом. Этот поединок станет для вас первым на территории России в вашей профессиональной карьере. Действительно ли вы испытываете дополнительную ответственность из-за этого или готовитесь как к обычной встрече?
— Это определенная ответственность, но нам с ней в любом случае нужно справиться. У меня насыщенная любительская карьера, и я боксировал во многих городах России.
— Вы получаете много просьб помочь с поиском билетов?
— Да, такие просьбы идут от родственников, знакомых, близких, которые не имели возможности приехать в Канаду или США.
— Для вас вообще имеет принципиальное значение, где боксировать? Ведь многие спортсмены утверждают, что с выходом на ринг слышат только свой угол.
— У меня практически то же самое. Где бы я ни был, главное — ринг и угол.
— Российский тяжеловес неоднократно заявлял, что ему проще боксировать за рубежом, чем дома.
— Если честно, то я не думал о такой параллели, да и сравнивать пока не могу. По идее, выступать заграницей должно быть сложнее, а дома и родные стены помогают. А там у каждого свое видение. Для меня главное — разобраться с часовым поясом, адаптироваться.
— Традиционно вы готовитесь в Канаде, хотя при подготовке к бою с Дайнесом вы тренировались в России. Этот поединок изначально должен был состояться 23 октября в Москве, но был перенесен из-за вашей травмы. Расскажите о разнице в тренировках в Канаде и России?
— Разница действительно есть. Кисловодск, например, является для меня очень знакомым местом, я на протяжении долгого времени летал в этот город на сборы. В Кисловодске мне уютно. В Москве тоже хорошо готовиться. При этом были сложности с октябрьским боем в получении виз для моей команды. Но сейчас этот вопрос решен, и они могут прилетать в Россию, как будет точная определенность с датой.
"Удивляюсь Жоржу Сен-Пьеру"
— Давайте подробнее про Канаду. Являетесь ли вы узнаваемой личностью на улицах Монреаля?
— На самом деле, меня в Монреале хорошо узнают в разных местах. Но в Канаде, пожалуй, люди стеснительнее — прежде чем они попросят о фотографии, они будут долго смотреть в твою сторону, а потом очень вежливо и робея подойдут. А кто-то и вовсе не решится. Таких моментов бывает много. При этом меня очень часто путают с  и Хабибом Нурмагомедовым.
— С Овечкиным?
— Да, и с ним. Ведь у него тоже есть борода. Но с ним путают меньше, по сравнению с Хабибом. В последнее время мне бывает даже приятно, когда у меня уточняют: «Ты же Артур Бетербиев», а не спрашивают: «Ты же Хабиб?» (Смеется.)
— А были ли случаи, когда вас путали с Нурмагомедовым и вы не указывали на ошибку?
— Нет. Бывают случаи, когда даже меня спрашивают, являюсь ли я Артуром Бетербиевым, а я отвечаю отрицательно. (Улыбается.) Если честно, я это не особо люблю.
— Вам не нравится популярность?
— Мне приятно, когда меня узнают, но это немного смущает.
— Вы сами вспомнили про чемпиона UFC в легком весе Нурмагомедова, который в теории может провести поединок с вашим хорошим знакомым чемпионом UFC в двух весовых категориях Жоржем Сен-Пьером. Поддерживаете общение с канадским бойцом смешанных единоборств (ММА)?
— Да, мы общаемся, переписываемся.
— Сен-Пьер действительно хочет вернуться?
— Он хотел бой с Хабибом. А когда он завершал карьеру, он пригласил меня, и мы отмечали его решение…
— Интересная формулировка: «Отмечали завершение карьеры».
— Он ушел достойно и очень круто. Не зря (глава UFC) Дэйна Уайт указал на такой факт, что мало спортсменов завершают на такой ноте. Так вот Сен-Пьер реально хотел бой с Хабибом, но он говорил, что UFC не дает ему этого сделать. Он объяснял их посыл так: «Хабиб сейчас на пике, и это большой риск для UFC». Ведь если Сен-Пьер выиграл бы, то он однозначно ушел бы, а Хабиб еще мог бы остаться на некоторое время.
— Получается, организация бережет Нурмагомедова?
— Да, получается так — UFC не рискует. Ну, по крайней мере это следует из слов Сен-Пьера. У него спортивный интерес встретиться с Хабибом. В обычной жизни Сен-Пьер спокойный, отзывчивый, простой — нет никакого высокомерия.
"В детстве я был опасным человеком, а повзрослев стал добрым"
— Нурмагомедов тоже хотел встретиться с Сен-Пьером. Советуете ли вы канадцу провести такой поединок?
— Тут многое зависит от UFC. Но я думаю, что Сен-Пьер может вернуться, он до сих пор в хорошей форме. Я удивляюсь этому человеку. В последнее его возвращение, когда он не проводил поединки на протяжении четырех лет, он победил чемпиона UFC в среднем весе (британца ). А в этом перерыве он был в четкой форме. Мы же часто видимся в зале, и мы все за время без боев толстеем, а он всегда в своей форме. Я удивляюсь этому человеку.
— Дрались ли вы с Сен-Пьером?
— Нет, такого не было. Ему однажды предложили провести спарринг со мной, на что он ответил, что ему жить не надоело. А так мы редко видимся именно в зале, поскольку у них есть место для тренировок по ММА, а я все-таки по боксу. Хотя в бокс я пришел именно из борьбы. Меня один раз выгнали из борьбы, и я не вернулся, а из бокса меня раз десять выгоняли, и я всегда возвращался.
— Расскажите подробнее.
— Ну, за что могут выгнать детей с такой секции? Подрался, не выполнял упражнения.
— К слову, на вашей странице в «Википедии», помимо спортивных достижений, кратко прописана ваша биография, где сказано, что вы часто дрались в детстве.
— Помню, меня мама всегда ругала и говорила: «Вот ты можешь прийти домой из школы не испачкав и не порвав свою одежду?» У меня всегда какие-то препятствия возникали.
— Вы были зачинщиком?
— Пожалуй, да. В детстве я был опасным человеком, а повзрослев стал добрым. (Смеется.) Как мой старший брат рассказывал, что в детстве я был слишком энергичным, и он решил отдать меня в зал бокса, чтобы направить эту энергию в нужное русло. Вот так и пошло — я в зале оставлял силы и перестал искать на улице «препятствия».
— Когда вы последний раз применяли силу?
— Последняя моя драка была в октябре с  (в этом бою Бетербиев объединил пояса WBC и IBF — ред.).
"Без цели человек просто существует"
— В интервью вы скромно отзываетесь о своих достижениях, зачастую даже принижая свои заслуги. Например, вы говорите о том, что хотите стать хорошим боксером. Неужели вы себя таким не считаете?
— Я считаю, что о себе нужно отзываться скромно. Обо всем остальном пусть говорят другие. А так, чемпионов мира было много и до меня, и после меня. Разве два пояса ни у кого больше не было? Были и абсолютные чемпионы мира. Так что зачем мне чересчур этим гордиться, разве я этого один добился… Я к этому отношусь как к спорту и приятной работе и не вижу смысла говорить, что я какой-то крутой.
— Хорошо. Назовите вашу главную задачу?
— Как отец я хочу быть хорошим отцом, как сын — хочу быть хорошим сыном, чтобы мои родители гордились мной. Как боксер, соответственно, хочу быть хорошим боксером.
— Так являетесь ли вы хорошим боксером?
— Еще нет. Во время тренировок у меня, бывает, чуть-чуть не получается упражнение. И я спрашиваю: «Если я эту комбинацию сделаю, я стану хорошим боксером?» Тренеры отвечают: «Ну пора уже». (Смеется.)
— Говоря про свои жизненные цели, вы вспомнили про роль отца и сына. А какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать хороший человек?
— Человек должен быть честным, где надо — добрым, и у каждого человека должна быть цель. Без цели человек просто существует, а стремление к ней позволяет человеку совершенствоваться. На мой взгляд, такой подход помогает. Добившись цели, нужно ставить уже новые задачи. Например, выиграв пояс IBF, я тут же поменял свои ориентиры — есть же и другие пояса. С завоеванием первого титула у меня не было мыслей: «О, я уже чемпион мира, я крут». Я сразу забыл об этом.
"Хочу вернуться жить в Россию"
— Давайте вернемся к разговору о вашей жизни в Канаде. Были ли у вас сложности с адаптацией и привыканием к местному менталитету?
— В этом плане проблем не было. У меня на это свое видение — если ты нормальный человек, то везде таковым являешься. А вообще там жизнь чуть отличается от российской. В первую очередь отличается ритм: там он спокойный, а в той же Москве очень бешеный.
Плюс у меня в Канаде уже отлажена подготовка, начиная от тренеров, заканчивая логистикой. Там у меня нет так много знакомых, как в России. А вот, пребывая в Москве, ты одному скажешь, что находишься в столице, а другой может обидеться, поэтому я никому не говорю об этом. (Смеется.)
— Есть ли у вас мысли о постоянной жизни в Канаде?
— По любителям я жил и в Каспийске, и в Грозном, и в Магнитогорске, и в Москве. Из-за своей карьеры приходилось менять место жительства. А сейчас получилось так, что я перебрался в другую страну. Но такое условие было включено в мой контракт с менеджером. Если бы такого пункта не было, я, может быть, просто летал бы туда на подготовку. Возможно, второй вариант был бы выгоднее для меня. Ведь налоги я плачу там, а в Канаде они очень немаленькие. Отвечая на ваш вопрос, я хочу вернуться в Россию. Ведь в Канаде я нахожусь всего семь лет. В общем, хочу вернуться в Россию.
— Что из канадской жизни вы бы хотели привнести в российский уклад?
— Тут нужен серьезный анализ. Единственное, что я сразу могу вспомнить — ситуация на дорогах. В Канаде ежегодно нужно платить за продление прав — по 80 долларов, но за время пользования правами у тебя набираются очки за нарушения. И чем больше таких баллов, то и цена за права вырастает. То же самое касается и страховки на машину. Плюс тебя еще моментально штрафуют за сам факт нарушения. Соответственно, тебя за одно превышение наказывают в нескольких инстанциях. А в России есть штраф, который можно оплатить еще с 50-процентной скидкой.
"Ходил на уроки танцев, но танцевать так и не научился"
— Вы часто называете бокс своей работой.
— Бокс на 100% является работой, но при этом это одновременно мое любимое дело. Если бы мне было тяжело ходить в зал, не было желания и настроения, я бы давно повесил перчатки на гвоздь. Но на данный момент я кайфую от бокса. Например, получив травму ребра, я активно не тренировался в течение двух недель. И очень сильно предвкушал, как снова возобновлю занятия.
— Что вы можете позволить себе во внесоревновательный период?
— Если честно, я не могу без тренировок. Я люблю активный отдых. При отсутствии активной подготовки я стараюсь больше времени уделить семье, маме.
— Расскажите про свой досуг? Есть ли у вас другие любимые виды спорта?
— Тут все как у всех людей: прогулки, походы в кино и так далее. Изредка мы семьей ходим на хоккей, но это бывает нечасто. Также я люблю шашки, я начал в них играть исключительно для бокса — эта игра развивает мышление, как и шахматы. Может быть, благодаря им я стану хорошим боксером. В принципе у меня все заточено под бокс. В Монреале я начал играть в сквош, это интересная игра на резкость и быстроту. Периодически играю в теннис, нравится бильярд. Благодаря этим видам спорта я как-то отвлекаюсь от бокса, но одновременно игры в шашки, теннис, сквош и так далее помогают моему развитию в боксе.
— К слову, по словам Александра Усика, танцы помогают ему в боксе.
— По молодости мы учились танцевать лезгинку. Помню я ходил на уроки с целью вынести выгоду для бокса. Хотя я так и не научился танцевать. (Улыбается.)
— То есть вы не умеете танцевать лезгинку?
— Умею, но это, скорее, дежурный набор. (Смеется.) Так что я иногда танцую.
— Как вы общаетесь со своими спарринг-партнерами?
— Я вообще не люблю много общаться и дружить со спарринг-партнерами. Некоторые спортсмены примерно моего характера — спокойные и вежливые, а в ринге дерутся насмерть. Вот такие спарринги идут на пользу. А бывает обратное — кто-то видит, что не может упираться со мной, сразу включает доброту. Я ему не друг, он приехал ко мне в лагерь за деньги, которые должен отработать. А с партнерами по залу я общаюсь хорошо.
— Вы неоднократно заявляли, что не смотрите поединки с участием других спортсменов. Чем это вызвано?
— Да, я не смотрю бокс. Шесть дней в неделю я отдаю боксу, а все крупные соревнования проходят в выходные, в ночь на воскресенье. И мне жалко отдавать седьмой день на это. Какие-то большие бои я, безусловно, смотрю. Я же обычный человек, которого берут разные маркетинговые ходы. Например, можно вспомнить тот же бой между Флойдом Мэйуэзером и . Я на самом деле думал, что Макгрегор может что-то сделать, но уже по итогам первого раунда я понял, что это спектакль. Но тут вопрос в другом — вот как они раскрутили этот бой.
"Много раз задумывался над тем, чтобы бросить бокс"
— Никогда не задавались вопросом, какой была бы ваша жизнь без бокса?
— Знаете, в детстве многие отвечают на вопрос: «Кем бы вы хотели стать?» Я писал, что хотел бы быть космонавтом. Наверное, им бы и стал. (Смеется.) А вообще, бокс мне очень многое дал, несмотря на наличие подводных камней. Если честно, я много раз задумывался над тем, чтобы завязать с этим видом спорта.
— Когда в последний раз приходили такие мысли?
— После Олимпиады в Лондоне (после поражения от Усика в четвертьфинале) я был полностью опустошен и думал — зачем мне этот бокс. В общем, не хотел продолжать.
— За время выступления по профессионалам такого желания не было?
— Пока нет. (Улыбается.)
— Сколько еще лет вы отводите себе для выступлений на ринге?
— Пока я справляюсь с задачами, никаких проблем не вижу. Я до сих пор что-то ищу, что-то совершенствую, хочу поправить. Если у меня есть такие мысли, значит, есть куда расти и прогрессировать в плане бокса. Если конкретно отвечать на этот вопрос, то скажу так: я не могу загадывать.
— Как вы относитесь к поединкам такого рода, как встреча между и Роем Джонсом-младшим, которым уже за 50 лет?
— Это хорошее дело. Ведь они показывают людям, что в таком возрасте можно быть в приличной форме. Они популяризируют спорт и бокс. Это круто, я хорошо отношусь к таким боям.
— Не задавались ли вы вопросом, чем будете заниматься после завершения карьеры?
— Так далеко я не задумывался. Я хотел бы поучиться в какой-нибудь сфере, получить образование.
— Конкретнее?
— (Смеется.) Тоже непонятно. Может быть, по спортивной части, а может и нет.
— То есть вы рассматриваете возможность стать тренером?
— Если честно, я не хотел бы быть тренером. Объясню свое желание так. Я уже 27 лет в боксе и не хотел бы провести остаток жизни в боксерском зале. А там судьба может сложиться по-разному. Ведь лучшее, что я могу делать, это бокс.
"На боксеров надо смотреть как врач на больного"
— Можете описать свои чувства и эмоции от своих поединков?
— Всегда по-разному. Во всех 15 боях я испытывал разные ощущения. Сразу могу вспомнить свой шестой поединок с (экс-чемпионом IBF) Тэворисом Клаудом (27 сентября 2014 года). К этому противостоянию у меня был очень тяжелый лагерь, потому что с 6-раундовых боев я сразу перешел на 12-раундовые. А сама встреча продлилась два раунда.
— То есть вы были расстроены, что все так быстро завершилось после длительной подготовки?
— Нет, наоборот. Были непередаваемые эмоции от победы. Также тяжелыми для меня получились бои с Каллумом Джонсоном и Александром Джонсоном. В подготовке к этим поединкам были свои нюансы, было много суеты.
Еще я хочу затронуть одну тему и вспомнить о лиге WSB (Полупрофессиональная лига бокса). Те же Усик, Гвоздик, (Василий) Ломаченко боксировали там, и там был практически профессиональный бокс. И только после выступления в этой лиге они перешли в полноценные профессионалы. У меня этого перехода не было, но я уже в 12-м бою завоевал чемпионский пояс. При этом и Ломаченко (в третьем поединке), и Усик (в десятом поединке) завоевали титулы. Но тут не считаются их бои в WBS. К чему я это все веду — при подготовке к 12-раундовым поединкам было очень нелегко, а я сразу боксировал с настоящими профи, минуя WSB.
— Можете назвать свой лучший поединок?
— На сегодняшний день мой лучший бой и результат — поединок с Гвоздиком. Это была бескомпромиссная и честная встреча между двумя чемпионами.
— Вы были удивлены решению Гвоздика завершить карьеру?
— Это его решение. У меня с Гвоздиком 18 октября был решен вопрос. Если бы он снова завоевал чемпионский пояс, то я с радостью с ним еще раз встретился бы. Я выиграл у него в хорошем бою.
— Были ли у вас соперники, к которым вы испытывали негатив или ненависть?
— На боксеров надо смотреть, как врач смотрит на больного. Нельзя близко к сердцу принимать их слова. Это же боксеры, они столько лет по голове получали, а потом обижаться на их слова. (Смеется.) Поэтому я стараюсь как-то выходить из этих ситуаций, лучше мы в ринге разберемся. За каждое слово нужно отвечать, а мы, боксеры, можем спросить за это только в ринге.
"Не зацикливаюсь на возможности боя с Усиком, но раньше хотел с ним встретиться"
— Вы по ходу нашего общения уже вспомнили об Усике. Считаете ли реальным ваш поединок уже по профессионалам?
— Когда он стал абсолютным чемпионом мира в первом тяжелом весе, у меня шли переговоры с , с которым сейчас работает Усик, и с промоутерской компанией Top Rank. Мне предлагали плюс-минус одинаковые условия, но меня привлекал бой с Усиком. Хотя это был большой риск для меня. У меня нет никаких обид и так далее, у меня присутствовал чисто спортивный интерес. Я сразу сказал Хирну: «Дай мне этот бой до конца года, и я иду с тобой».
— А в итоге Усик свою единственную защиту всех четырех поясов в первом тяжелом весе провел против британца Тони Беллью.
— Именно так. Да, Беллью был чемпионом WBC, но я его помню еще по поражению Адонису Стивенсону. Можно сказать, что на момент боя с Усиком этот человек завершал карьеру. Но в тяжелый вес к Усику я не перейду, да и стимула какого-то нет, ведь у него нет поясов. Так что я не зацикливаюсь на таком противостоянии. Я говорю в прошедшем времени — тогда я хотел с ним отбоксировать.
— Что для вас является определяющим при выборе соперника — пояс или имя?
— Я всегда буду отдавать приоритет чемпионскому поединку. Вспомним ситуацию с нашим боем с Гвоздиком. У него и  один менеджер — Эгис Климас. Мы сделали им предложение по объединительному бою, и они оба отказались. А через неделю мне поступает звонок от моего менеджера со словами, что Гвоздик заинтересован в этом.
— Сейчас самым ожидаемым боем в полутяжелом весе является ваша встреча с чемпионом WBA россиянином .
— Если этот бой состоится, то буду только рад. Повторюсь, я хочу чемпионские поединки. Но когда все четыре пояса в нашем дивизионе были распределены между мной, Ковалевым, Гвоздиком и Биволом, моим приоритетом был бой не с россиянином.
Видео дня. «Манчестер Юнайтед» обыграл «Вест Бромвич» в матче АПЛ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео