Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Папин: сейчас я Усика не могу позвать в лагерь, у него большие бои и деньги

— один из немногих российских боксёров, у кого сейчас есть реальная перспектива стать чемпионом мира. Он стоит высоко в рейтинге (второе место по версии WBC) и в этом году вполне может подраться с Илунгой Макабу — обладателем мирового титула. Для этого 33-летнему бойцу из Реутова нельзя допустить ошибки в пятницу, 2 апреля, против опытного чеха . В интервью NEWS.ru Папин поделился ожиданиями от боя, рассказал, что думает о звонком поражении Поветкина, вспомнил о спаррингах с и жёстко прошёлся по самому скандальному артисту России последних месяцев — Моргенштерну.
— Что в Пейсаре есть такого, что даже не смог его прибить?
— Защита у него хорошая, перекрывается грамотно, тяжело пробить, хороший блок. Будем раскрывать этот блок.
— Что бой с Пейсаром даст вашей карьере?
— Да я не думаю, что он мне что-то даст, это, скорее, чтобы не было долгого простоя. Это хороший соперник, который может дать плотный бой.
— Какой бой реально сейчас продвинет вашу карьеру?
— Бой с Илунгой Макабу за титул чемпиона мира, конечно. Ради этого всё и делается, я ради него работаю и очень его жду.
— Что должно случиться в вашей карьере в будущем, чтобы вы считали, что реализовали себя на 100%?
— Я должен стать абсолютным чемпионом мира в первом тяжёлом весе. Кто не ставит серьёзных целей, тот ничего и не добивается.
— Поветкин — Уайт. С какими мыслями вы садились смотреть этот бой?
— Ничего сверхъестественного. Я не ждал, что Саша выйдет и сразу нокаутирует соперника. Я надеялся, что ему, как и в первом бою, удастся донести свой удар, но понимал, что это будет сложно. Всё-таки осложнения после коронавируса дали о себе знать. И не только они, были и другие моменты, профессиональные травмы. В нашем спорте они есть почти у всех, а Саше не 20 и не 30 лет.
— Вы общались с Поветкиным в последние полгода? Насколько он был ослаблен после коронавируса?
— Лично с ним не общался, но общался с его тренерами в Краснодаре. Лично нам не удалось поработать, потому что у него свой тренировочный процесс, там всё расписано. У нас была своя работа, и каждый свободный час мы тратим на восстановление.
— Вам как болельщику и коллеге Александра как кажется, ему нужно завершать карьеру сейчас?
— Саша — взрослый и умный парень, ему виднее. Он чувствует свой организм и сам примет правильное решение. Но, конечно, хотелось бы, чтобы он ещё один бой провёл и завершил карьеру не на поражении. Но, возможно, стоит завязать. Он всем всё доказал, когда много лет являлся самым ярким боксёром-тяжеловесом в нашей стране.
— Вы сами-то коронавирусом переболели?
— Мы всей семьёй переболели, но в лёгкой форме. Особо не лечились, просто отсидели дома две недели.
— Когда в последний раз общались с Александром Усиком?
— Давно, к сожалению.
— Во время спаррингов с ним сколько раундов вы у него забирали? За одну сессию.
— Это не так уж и просто! Я, пожалуй, не буду говорить. Не думаю, что это будет корректно.
— Вы можете, если вам захочется, позвать его в свой лагерь спарринг-партнёром?
— Это будет проблематично. У меня нет больших возможностей, чтобы заинтересовать его. Не только финансовых. Всё-таки у него есть свои планы, у него большие бои, большие деньги, большая карьера, вряд ли ему будет интересно помогать мне в моей подготовке. Деньги здесь ни при чём, я уверен, у него с ними проблем нет.
— Моргенштерна слушаете? Какую музыку в целом предпочитаете?
— Не слушаю. Я вообще впервые услышал о нём, когда записал своё обращение. До этого даже и не знал, что есть такая «живность». Из музыки я слушаю наш русский рэп — Басту, Джигана и других.
— Что думаете о призывах целого ряда ваших коллег убрать Моргенштерна со всех экранов страны?
— Его надо запретить. Должна быть какая-то культура у нас. Это же ненормально. У меня есть две дочки, и я не хочу, чтобы они слушали вот этого ублюдка. Другими словами я не могу назвать его.