Ещё

Карякин: сыграли с Емельяненко в шахматы, но на ковре встретимся вряд ли 

Фото: Спорт РИА Новости
Серебряный призер матча за звание чемпиона мира по шахматам 2016 года Сергей Карякин в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Олегу Богатову рассказал об отношении к шахматам Фишера, нокаут-системе и падению своего рейтинга, ключевой задаче пробиться в турнир претендентов и впечатлениях от встречи с известным мастером смешанных единоборств Федором Емельяненко.
— Сергей, как вы воспринимаете недавнее решение Международной шахматной федерации (FIDE) провести чемпионат мира по шахматам Фишера (соревнованию с произвольной начальной расстановкой фигур)? И насколько вам интересна такая разновидность вида спорта?
— Я уже достаточно давно говорил о том, что такой чемпионат мира необходим. Потому что шахматы надо развивать в разных направлениях и шахматы Фишера очень хорошо подходят тем людям, которые любят творчество в шахматах. И не очень любят при этом учить теорию и зазубривать длинные теоретические варианты, вплоть до 30-го хода.
Поэтому такой чемпионат мира нужен. Другое дело, что уже нужно думать о том, как проводить отбор в будущем и надо ли его делать только по интернету, как это будет осуществлено сейчас. Или надо все-таки собрать многих сильных гроссмейстеров и провести отдельный турнир.
Понятно, что провести отбор по интернету будет дешевле. Может быть, для первого раза это вполне нормальный вариант. Но на следующий турнир, на мой взгляд, надо проводить обычный отбор в том формате, как это делается с чемпионатом мира по классическим шахматам.
— Вы намерены сыграть в этом турнире?
— Я хочу принять в нем участие. Но единственное, что пока непонятно — как это можно будет совместить с моей загруженностью? Потому что сроки отбора могут совпасть с моим выступлением в каком-нибудь турнире. Мне еще предстоит это выяснить. Но принципиально я «за» и если по срокам проведения не будет никаких накладок, то обязательно приму в нем участие.
— Вы наверняка не раз играли в неофициальных турнирах по шахматам Фишера. Насколько они были успешны и чем запомнились?
— Я участвовал в таких соревнованиях давным-давно, когда мне еще было 14-15 лет. Это были открытые турниры, проходившие в Майнце (Германия). Я выступил вполне нормально, но чувствовал — банально нужно просто играть в большем количестве турниров. Потому что, выступив в одном соревновании, ты чувствуешь, что разыгрался, но больше таких состязаний потом не проводится. И все усилия, можно сказать, уходят насмарку.
Но турниры были очень интересные, я играл достаточно неплохо, но первые места не занимал. Тогда я еще был достаточно молод.
Можно также вспомнить и шуточный турнир по шахматам в поддавки. Его называли чемпионатом мира, но я не уверен, что у организаторов были подобные полномочия (с улыбкой). Мы играли 1 апреля, понятно почему, конкуренция была очень острой, и я смог одержать в нем победу. Это было в 2016 году в Москве.
Карлсен всегда будет фаворитом
— Кого из известных гроссмейстеров можно отнести к числу претендентов на победу в первом чемпионате мира по шахматам Фишера?
— Традиционным фаворитом является (чемпион мира по классическим шахматам норвежец) Магнус Карлсен, поскольку именно он как раз и не любит играть длинные теоретические варианты. И для него, как мне кажется, фишеровские шахматы могут подойти очень хорошо. Думаю, что одним из главных фаворитов также будет (армянин) Левон Аронян — потому что он творческий и самобытный шахматист, который способен запутать любого соперника даже в обычных шахматах. А что же будет тогда в фишеровских?
(Американец) Хикару Накамура — яркий и иногда «кривоватый» игрок, он пытается обострять позицию на доске и в классических шахматах, но у него не всегда это проходит. Потому что люди привыкли к обычной расстановке фигур, а в фишеровских шахматах у Хикару может получиться все очень хорошо. И, наверное, еще в качестве одного из ярко выраженных фаворитов я бы назвал (азербайджанца) Шахрияра Мамедьярова. Он очень неординарный игрок, не любит надолго просчитанную теорию и будет одним из претендентов на победу.
Доволен выступлением в Шамкире
— Не так давно вы играли в мемориале Вугара Гашимова в Азербайджане, насколько довольны показанным результатом и качеством шахмат?
— Все в целом получилось неплохо, за исключением одной партии. К сожалению, самой важной. До этого все было хорошо, у меня были две победы и несколько ничьих. Конечно, победа над (голландцем) Анишем Гири была достаточно сложной, я прошел через тяжелейшую позицию. Но мне повезло, что он не нашел сильный удар. Можно сказать, что я в какой-то степени выстрадал свой выигрыш. Потом я одержал победу в хорошей с партии с (индийцем) Вишванатаном Анандом, качеством которой очень доволен.
И за два тура до финиша встречался с Карлсеном, лидировавшим в турнире. Я отставал на пол-очка, играл белым цветом, это был шанс, и мне захотелось побороться за первое место. Поэтому я отказался от повторения ходов в дебюте (которое привело бы к ничьей) — у меня была такая возможность, и он не возражал против нее. Но я пошел в острую борьбу и, к сожалению, допустил серию ошибок. А Магнус был на высоте.
В итоге я поделил второе-третье места и по коэффициенту стал третьим. Но все равно попадание в первую тройку в таком сильном турнире — это хороший результат. И если бы не было партии с Карлсеном, которая подпортила впечатление, то все было бы вообще замечательно.
— Прошлый год вы вряд ли занесете себе в актив. У вас нет ощущения, что на турнире в Шамкире к вам начала возвращаться та игра, которая позволяла добиваться высоких результатов в 2015-2016 годах?
— В этом году я чувствую себя более уверенно. И даже несмотря на то, что в марте на командном чемпионате мира в Казахстане игра у меня складывалась достаточно тяжело, наша сборная победила, и я ощущал большой подъем.
Я надеюсь показывать лучшую, чем в прошлом году, игру, но для этого мне надо выступать более стабильно.
И еще можно вспомнить сильный по уровню гроссмейстеров турнир по блицу, который в конце февраля проходил в Москве. Конкуренция была очень высокой, но мне удалось оторваться от ближайших преследователей и занять первое место. И мне было очень приятно.
Если судить по результатам, год начинается нормально, но нужно не останавливаться на достигнутом, а продолжать движение вперед. Потому что следующие турниры будут очень важными, это сразу две серии соревнований — Grand Prix FIDE и Grand Chess Tour. И мне, конечно же, в ближайшее время надо будет поднажать.
— Ваш стиль игры в чем-то изменился, ведь сейчас для достижения высокого результата надо действовать более агрессивно и рисковать? Или вы стараетесь придерживаться той манеры, в которой играли раньше?
— Я считаю, что в моем стиле игры нет ничего плохого. Другое дело, что мне надо больше заниматься и выкладываться, больше стремиться к победе и не тушеваться во встречах с сильными соперниками. Как мне кажется, я проделал достаточно большую работу: в этом году мы провели два тренировочных сбора. Я доволен результатами работы, но, опять же, нельзя останавливаться на достигнутом.
Цель на Гран-при в Москве — победа
— В середине мая в Москве начнется первый турнир серии Grand Prix FIDE. Какие задачи вы ставите перед собой?
— Это одно из ключевых соревнований для меня. И надо понимать, что перед Гран-при в Москве, я сыграю в турнире Grand Chess Tour (по быстрым шахматам и блицу), который будет проходить в Кот-д"Ивуаре. Я возвращаюсь в Москву 13 мая, а уже 16 мая начинаю играть важнейший для себя турнир. И здесь будет главным, чтобы не накопилась усталость, несколько дней надо будет отдохнуть. А задачи — самые максимальные, я надеюсь победить.
Формат соревнования совершенно не предусматривает каких-то других мест, кроме первого. Потому что мы играем по нокаут-системе — либо ты выигрываешь и проходишь в следующий круг, либо проигрываешь и вылетаешь. Передо мной стоит задача побеждать и идти от матча к матчу. Посмотрим, как получится.
— Что скажете о нокаут-системе, насколько она уместна или оптимальна в турнирах Гран-при?
— Я считаю, что уместна и соревнований именно по нокаут-системе проходит мало. Мы с вами говорили, что турниров по фишеровским шахматам проводится немного, и по нокаут-системе — тоже мало. И нигде, кроме Кубка мира, такой формат не применяется. Единственное, вспоминаю, что в 2004 году еще играл в чемпионате Украины по такой системе. А сейчас получается, что я только раз в два года играю в данном формате в Кубке мира.
Это все-таки неправильно, на мой взгляд, когда есть такая интересная и зрелищная система и по ней совершенно не проводится турниров. Поэтому я только ратую за то, чтобы было больше состязаний такого формата.
Можно привести такой пример. Если ты играешь в турнире по классическим шахматам по круговой системе в 13 туров, то затрачиваешь на это больше двух недель. И если в первых турах проигрываешь одну-две партии, то практически теряешь шансы на первое место и мотивацию. И в какой-то степени это превращается для некоторых участников в сплошное мучение, ты просто ждешь, когда же закончится турнир.
А при нокаут-системе все просто: если ты побеждаешь, то идешь дальше. А если проигрываешь, то едешь домой. Все четко, понятно и такая теннисная система мне очень нравится.
Турнир может выиграть любой участник
— Кого вы видите в качестве основных претендентов на победу и своих конкурентов в Москве?
— Я бы не стал никого выделять, потому что турнир традиционно очень сильный, все гроссмейстеры могут победить, главное — вопрос спортивной формы, в которой будут находиться участники. И надо немного удачи, потому что в состязании такого формата без фортуны победить невозможно. Очень важен и момент с жеребьевкой. Потому что в Кубке мира ты уже за месяц до начала турнира знаешь своего первого соперника. А в Москве жеребьевка пройдет накануне соревнований и все будет по-другому.
И ни у кого не будет длительного времени на подготовку к стартовому матчу. Но, с другой стороны, все игроки будут в равных условиях. Но при этом у кого-то на старте соперник будет послабее и ему будет комфортнее, а у кого-то посильнее.
— Многие болельщики хотят вновь вас видеть в турнире претендентов. Как вы считаете, где у вас больше шансов пробиться в него — через серию Гран-при или Кубок мира?
— Прогнозы — дело неблагодарное. И когда мы говорим о турнирах, проводимых по нокаут-системе, надо понимать: достаточно допустить одну ошибку, и ты уже можешь вылететь. Поэтому в теории я уже показывал, что могу победить в Кубке мира (Карякин выиграл турнир в 2015 году). Но это очень сложно. А что касается серии Гран-при, это будет мой первый подобный опыт. Прогнозы давать тяжело, но в ней все же меньше участников, чем в Кубке мира. И для победы в турнире надо выиграть меньшее количество матчей. С одной стороны, это проще, а, с другой, здесь соперники потяжелее.
— Сергей, на протяжении многих лет вы по рейтингу входили в число сильнейших шахматистов мира. На вас не давит то, что после ряда прошлогодних неудач вы довольно резко опустились в середину второй десятки (в апрельском рейтинге FIDE россиянин занимает 17-е место)?
— Это вопрос чисто психологический, мне достаточно хорошо сыграть один-два крупных турнира и я вернусь в первую десятку. А если посмотреть, как я могу использовать свой рейтинг — для попадания в турниры типа Grand Chess Tour. В этом году я получил приглашение в него, мне надо до конца 2019 года постараться повысить свой рейтинг и хотя бы вернуться в топ-10. И тогда я буду в безопасности и точно смогу отобраться в Grand Chess Tour следующего года.
Мне надо просто вернуться к своей игре, а рейтинг придет.
Главная цель — выйти в турнир претендентов
— С каким результатом вы хотели бы завершить 2019 год?
— У меня сейчас только одна главная цель — попадание в турнир претендентов 2020 года. Поэтому если я смогу в него пробиться, то нынешний год, безусловно, будет прекрасным. А если мне не удастся этого добиться — будет, конечно, жалко. Но буду работать дальше, мне предстоит еще достаточно длинная карьера шахматиста (с улыбкой).
— Вы много занимаетесь общественной работой. Такая большая нагрузка, с одной стороны, носит социальный характер, а, с другой, наверное, сказывается на профессиональной подготовке к важным соревнованиям?
— Да, действительно, я отдаю какую-то определенную энергию на общественные дела. Но в то же время, есть и позитивные моменты. Могу привести такой пример. Когда я выиграл сильный турнир по блицу, о котором говорил ранее, то за день до этого у меня была презентация книги по матчу за звание чемпиона мира 2016 года Карлсен — Карякин. Мы презентовали книгу, это заняло достаточно много времени, а потом я еще давал сеанс одновременной игры и общался с детьми. И домой я вернулся выжатый, как лимон. А утром проснулся и занял первое место, причем прекрасно отыграв весь турнир.
Здесь не всегда бывает такая прямая связь, но в целом, конечно же, нужно перед важными соревнованиями себя ограждать и больше готовиться.
Впечатлен знакомством с Федором Емельяненко
— Какая из последних встреч не шахматного характера вам запомнились больше всего?
— Я могу сказать, что совсем недавно на одном из крупных мероприятий я познакомился с Федором Емельяненко и, конечно, я был очень обрадован этой встречей. Мы пообщались, и он произвел на меня впечатление глубоко порядочного, верующего и интереснейшего человека. Мы говорили и про спорт, и про детей — потому что у него тоже есть маленькие дети. И даже обменялись телефонами, теперь мы с ним на связи. Это очень приятно.
— Федор играет в шахматы?
— Да, и он показал мне приложение на своем телефоне, с помощью которого он играет. Федор действительно является фанатом шахмат, и мы даже провели одну партию в сеансе одновременной игры. Могу сказать, что он больше тяготеет к медленной игре, любит подумать, поэтому ему было сложновато играть в сеансе, когда довольно быстро надо делать ответный ход.
Но мы с ним договорились как-нибудь сыграть в более спокойной атмосфере. И мне интересно посмотреть, как он будет действовать при более медленном формате игры.
— А обратного предложения от Федора не поступило — как-нибудь заглянуть к нему в зал единоборств?
— Пока что такого предложения не было. И я не уверен, что соглашусь принять его (с улыбкой).
Сын делает успехи в английском
— Какое событие произошло в вашей семье, о котором вы могли бы рассказать?
— Я могу сказать про старшего сына, который пошел в так называемый билингвальный детский садик, в котором все обучение идет на английском языке. И мы очень довольны результатами — по-английски он говорит уже если не лучше нас, это громко сказано (с улыбкой), то на очень достойном уровне. При том, что ему сейчас всего лишь три с половиной года, но примерно за полгода в садике он очень здорово прибавил. И нам очень интересно наблюдать за его развитием.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео