Ещё

Спортсменка и основатель школы фигурного катания Анастасия Гребенкина — о большом спорте, женщинах в бизнесе и работе с детьми 

Фото: Teleprogramma.pro

Как вы решили создать собственный проект?

Идея открыть свою школу витала в воздухе. В Америке это давно популярно. Когда я тренировалась там, я видела, как взрослые люди учатся кататься на коньках с тренерами. Кроме того, после проекта «Танцы на льду», где я участвовала вместе с Сергеем Лазаревым, многие спрашивали о том, как научиться кататься во взрослом возрасте? Можно ли кататься для себя? Эта идея нашла благодатную почву здесь, в Москве. Трудности, разумеется, были: и с привлечением клиентов и с поиском времени на льду. Я переговорила с директорами катков, меня уважают, знают в мире фигурного катания. У нас, к счастью, все получилось.

Есть ли какие-то ограничения для тех, кто хочет научиться кататься. Нужна ли специальная подготовка?

У нас могут обучаться люди любого возраста, без какой-либо спортивной подготовки. Допустим, в 10 лет ребенок захотел встать на коньки. Ни в одну школу обычную его не возьмут. Мы же примем его с распростертыми объятиями, потому что ориентированы на таких детей. Начинаем потихоньку, с базы. Взрослые воспитанники учатся чуть быстрее, чем маленькие. Единственное, чего я не советую делать никогда — судить по первой тренировке. Это — некое боевое крещение. Если вы не придете сами или не приведете ребенка второй-третий раз, вы не поймете, сможете встать на коньки или нет. Дети все плачут, рвутся к маме. Они ничего не хотят, им ничего не нужно. Кто-то ползает, кто-то ест снег, кто-то рыдает. В общем, картина маслом. Но через это надо пройти, через это проходят абсолютно все. Преподавательский состав школы фигурного катания Анастасии Гребенкиной/Фото: личный архив героя публикации

Педагогам, которые работают в вашей школе, вы предъявляете какие-то особые требования?

Моя школа придерживается позитивной философии, на тренировках никаких криков, все с улыбкой. Детей мы всегда обучаем в игровой форме: они представляют себя машинками с рулями, у них есть конусы и игровые кубики. Важно, чтобы педагог был сам в душе ребенком, чтобы он мог найти подход к каждому конкретному ученику. Я не люблю, когда на льду вялый тренер, который сквозь зубы что-то проговаривает своим спортсменам. Например, в фигурном катании профессиональном бывает, что тренер за бортом сидит, ему уже не надо ничего показывать. Здесь тренеры сами на льду. Все показывают, сами прекрасно все исполняют. Так что инициатива не наказуема. Чем больше тренер вкладывает в учеников, тем лучше. Я это всегда вижу, когда приезжаю на катки и контролирую процесс. Таких педагогов мало и они мне очень нужны. Мне такие люди по душе, я сама такая. Методика обучения чем-то отличается от других школ-конкурентов?

У нас есть восемь уровней овладения мастерством фигурного катания. Родители и дети должны понимать, с чего они начинают и куда они приходят. Первый уровень — совершенно простые элементы: фонарики, елочки, саночки. И уже восьмой уровень — одинарные прыжки, вращения, дорожки шагов, спирали. Методика, естественно, отличается от других школ — она авторская, многие вещи я придумала сама. Со взрослыми используем элементы айс-фитнеса, которые я также внедрила, но для того, чтобы выполнять подобные элементы, нужно очень хорошо владеть коньком. Это пока не всем удается, но тем не менее.

Фигуристка Анастасия Гребенкина и ее воспитанники/Фото: личный архив героя публикации

А на участие в соревнованиях и олимпийские медали рассчитывать можно?

У тех детей, которые приходят к нам в три-четыре года, есть шанс попробовать себя в спортшколе. У нас есть такие примеры. Их взяли в школу фигурного катания «Конек Е. А. Чайковской», в ЦСКА, где они успешно продолжают свою карьеру. Сейчас рано говорить, им 7-8 лет, но мне очень приятно, что именно моя школа ставила их на коньки, они поехали, научились. Это говорит о высоком профессионализме моих педагогов, которые научили детей так, что их взяли в спортшколы без отборов, напрямую, так как видно, что ребенок хорошо подготовлен. Надеюсь, они дальше будут тренироваться и завоевывать медали.

Бывали ли случаи, когда вам или вашим тренерам приходилось говорить родителям, что их ребенку лучше попробовать себя в чем-то другом?

Я никогда не берусь говорить, что из вашего ребенка ничего не получится. Никто этого не знает. Рядом со мной катались спортсмены, которых в 15 лет увольняли за профнепригодность, а потом эти спортсмены становились чемпионами мира. Другим же пророчили невероятное будущее, все олимпийские медали, но, к сожалению, их карьера закончилась в 17-18 лет, и сейчас они из себя уже ничего не представляют. Если ребенок безумно любит фигурное катание, он сделает все и, в конце концов, станет олимпийским чемпионом. Таких примеров тоже миллион. А если нет, родители и дети, как правило, поймут это сами. Конечно, определенные задатки и способности должны быть, но безусловная любовь к спорту, если все-таки она есть, может преодолеть все. Фигуристка Анастасия Гребенкина считает, что искренняя любовь к спорту, способна преодолеть все/Фото: личный архив героя публикации

Из чего складывается стоимость занятий конкретно в вашей школе?

Влияет множество самых разных моментов: это и аренда льда, и реклама, и зарплата сотрудников и много чего еще. К сожалению, даже в Москве люди не настолько платежеспособны, но мы ориентированы на клиентов и стараемся максимально приблизить фигурное катание к массовости, чтобы каждый мог заниматься любимым делом. Наша школа доступна для всех, в том числе и тех, кто готов вкладываться в то, чтобы дети развивались разносторонне. (абонемент на восемь занятий обойдется в среднем в шесть тысяч рублей, одно занятие стоит 750 рублей — прим.ред.). Да, нам тяжело приходится, но я очень люблю свое дело и невероятно счастлива, когда ученики благодарят и хвалят моих педагогов и мое «детище».

Насколько сложно вам, как женщине, развивать собственный бизнес, управлять школой?

Любое дело, организованное тобой лично, требует большей отдачи. На мне лежит ответственность буквально за все. Где-то приходится проявлять жесткость, где-то нужна собранность и характер, но это жизнь, это бизнес и от этого никуда не уйдешь. Спорт научил меня главному — грамотно распределять ресурсы. Важно, чтобы не время управляла тобой, а ты им.

Читайте также:

PR-директор Регины Тодоренко, Катерина Примина: о жертвах ради карьеры, курьезах в работе и жалости к себе

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео