Ещё

«Конвой подойдёт к решётке, откроет её и выпустит Кокорина и Мамаева» 

Мнение юриста — как на игроках отразится судимость, где они могут отбывать срок и возможно ли их помилование Путиным.
Перед главным событием сегодняшнего дня «Чемпионат» поговорил с директором Московской коллегии адвокатов «Липцер, Ставицкая и партнёры» Дмитрием Аграновским и задал ему самые главные вопросы о будущем подсудимых. Он рассказал нам всё, что кажется простым для юриста, но сложным — для остальных людей.
— Следствие попросило год и шесть месяцев общего режима для Кокорина и год и пять месяцев — для Мамаева. А могут ли Пак и Соловчук запросить более серьёзное наказание для подсудимых?
— Такой практики нет. Наказание запрашивает прокурор, потерпевшие могут поддержать его мнение. Другое дело, что суд не связан с мнением прокурора и теоретически может дать более серьёзное наказание, чем просил прокурор. Такие случаи в практике бывают, но это всё-таки большая редкость.
— Большинство приговоров в России — обвинительные. Насколько возможен вариант, что суд полностью удовлетворит просьбу прокурора?
— Большинство приговоров — это что-то среднее между тем, что просят прокурор и адвокат. В 90% случаев суды дают менее серьёзное наказание, чем просит прокуратур, — приговор обычно более мягкий. Суд также имеет право заменить общий режим на более мягкий — колонию-поселение. Прокуратура здесь не зверствовала, я думал, что они запросят более серьёзные сроки. Учитывая пересчёт на 1,5 дня — сроки, которые запросила прокурор, — это совсем немного. Возможно, в голове прокуратура держала вариант, что игроков отпустят в зале суда.
— Могут ли Кокориных, Мамаева и Протасовицкого выпустить на свободу уже в зале суда?
— Если завтра судья огласит тот срок, который при умножении на полтора подсудимые уже отсидели, то тогда конвой подойдёт к решётке, откроет её и всех оттуда выпустит. Такое бывает, это потрясающие чувства и для адвокатов, и для родственников, и для самих подсудимых. Вероятно, так и будет, я надеюсь на это, но прогнозов давать не буду.
— Если суд всё-таки назначит подсудимым такой срок, который они ещё не отбыли, Кокорина и Мамаева сразу отправят на зону?
— Отправить их на зону они не успеют. До апелляции. Туда отправляют только в момент, когда приговор уже вступил в законную силу. Но даже если такое будет, то я не верю, что физически их успеют отправить на зону, тем более учитывая коэффициент полтора на те дни, которые они провели в СИЗО.
— Возможна ли апелляция и где во время неё будут находиться Кокорины, Мамаев и Протасовицкий?
— Обжалование приговора возможно, следующая инстанция — городской суд, и так вплоть до Верховного. Если их не освободят завтра, то, возможно, освободят после апелляции, в таком случае им придётся посидеть ещё несколько дней. При этом те дни во время апелляции, которые они отсидят, будут зачтены.
— Как возможная судимость отразится на дальнейшей судьбе Кокорина и Мамаева?
— Учитывая их карьеры, скорее всего, судимость никак не повлияет. Думаю, ничего плохого у них не будет, клубы в первую очередь смотрят на игру. Великий Марадона имел проблемы с законом посерьёзнее. Но вообще судимость формально закрывает путь для работы в государственных органах, а неформально — во многие другие организации. Также судимость — это проблемы при баллотировании в органы власти, а в ближайшее время Кокорин и Мамаев точно не станут депутатами. Для Кокорина и Мамаева гораздо опаснее то, что у них могут быть проблемы, если они решат работать детскими тренерами или спортивными функционерами. Но есть процедура досрочного погашения судимости при примерном поведении осуждённых. Учитывая их характер деятельности, вряд ли у них будут проблемы с законом в будущем. Так что пока о будущих проблемах говорить рано.
— Где Кокорин и Мамаев будут отбывать срок, если суд решит увеличить наказание, запрошенное прокуратурой?
— После того как приговор вступает в законную силу, осуждённых отправляют поездами или самолётами в те колонии, где есть места. Как правило, наказание осуждённые отбывают там, где они проживали либо где их судили. На другом конце страны они вряд ли будут сидеть. Но физически это возможно, так было с Ходорковским, которого отправили в Красноярский край.
— Возможен ли вариант с амнистией или личным помилованием Кокорина и Мамаева президентом России Владимиром Путиным?
— Амнистия принимается Государственной Думой, но не в отношении конкретных лиц, а в отношении целых групп. Что касается Владимира Путина, то помиловать их он может только после вступление приговора в законную силу. Учитывая запрошенные сроки и то, что помилование долгая процедура, эту историю можно не рассматривать.
— Чего лично вы ждёте от приговора?
— Я надеюсь, что в данном случае их отпустят в зале суда. Это будет справедливо, учитывая характеры подсудимых, их личности и поведения во время суда. Этого будет достаточно — молодые люди по пьяни нередко хулиганят, это нехорошо, но всё-таки это не серьёзнейшее преступление, за которое заслуженных людей надо держать годами в тюрьме. Просто спортсмены, в отличие от тех же учёных, становятся заслуженными в молодом возрасте. В этой ситуации не нужен жёстокий показательный процесс.
— Не кажется ли странным, что только в понедельник были прения сторон, а уже в среду суд должен огласить приговор? Может, его сегодня и не будет?
— Я бы не называл это странным, так как какие-то материалы для приговора судья, естественно, готовит в ходе процесса. Компьютерной техникой все сейчас тоже пользуются, поэтому скомпоновать всё и написать за два дня приговор — технически вполне возможно.
Да, однажды в суде по одному из дел, которое я вёл, судья вынес приговор через час. Это явно было незаконно. Но за двое суток технически всё скомпоновать возможно, такое бывает. При этом вариант, при котором вынесения приговора перенесут, возможен, Такое происходит сплошь и рядом. По такому делу, наверное, его всё-таки не отложат, но такое бывает часто. Если оглашение перенесут, то я нисколько не удивлюсь.
Комментарии77
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео