«Люди кричали, падали и задыхались». Трагедии «Спартака» в «Лужниках» 38 лет

Sport24 20 октября 2020
Фото: spartak.com
20 октября — годовщина одной из самых ужасных трагедий в истории советского спорта. Ровно 38 лет назад в концовке матча 1/16 финала Кубка  — «Харлем» в «Лужниках» случилась давка, которая унесла жизни только по официальным данным 66 человек.
Вспоминаем тот злополучный вечер и скорбим о погибших.
В день матча стадион завалило снегом. Расчистили две трибуны, но 14 из 16 тысяч зрителей направили на одну из них Российские футбольные фанаты устроили массовую драку
Вечер 20 октября 1982 года выдался на редкость морозным для середины осени в Москве. Столбики термометров упали до отметки — 10°C, да и накануне выпал снег. Поэтому желающих посетить матч 1/16 финала Кубка УЕФА «Спартак» — «Харлем» оказалось немного, из 82 тысяч билетов продали чуть больше 16 тысяч.
В то время «Лужники» не были оборудованы крышей, засыпало весь стадион, и лишь две трибуны («А» и «С») успели расчистить к началу матча. Каждая из них вмещала около 23 тысяч зрителей, но в тот день примерно 14 тысяч болельщиков направили на Восточную трибуну.
Матч начался, когда уже стемнело, в 19:00. К тому моменту собравшиеся болельщики уже успели подмерзнуть, но, к счастью, ждать гола долго не пришлось, уже на 16-й минуте Эдгар Гесс открыл счет в матче.
Кажется, тогда зрители праздновали гол даже более страстно, чем обычно. Ведь это был еще и хороший способ согреться.
Sport24
«Холод пробирал до костей. А я еще приоделся в тонкую курточку, джинсы и кроссовки, даже свитер не поддел. Чтобы хоть как-то согреться, я размахивал флагом во время матча, вскакивал с места, в общем, двигался», — рассказывал известный фанат «Спартака» , посетивший тот матч 17-летним подростком.
Такая активность болельщиков пришлась сотрудникам милиции не по душе. Они тут же включились и стали убирать с трибун тех, кто вел себя «неподобающим образом». Говорят, особо «буйным» даже доставалось по почкам.
«Чтоб вы понимали: это было время жесточайшего террора по отношению к болельщикам со стороны сотрудников правопорядка. Тогда запрещалось все: кричать, размахивать руками, проносить на трибуны шарфы и так далее. Естественно, меня заметили и начали пасти… А потом мы начали забрасывать ментов снежками и отстояли свое право болеть за любимую команду. Трибуны хоть и расчистили, немного снега все равно осталось под сиденьями. Кстати, в одном иностранном журнале после матча напечатали снимок милиционера, в которого со всех сторон летят снежки», — вспоминал Амир.
«Это было ужасно. Люди, окруженные толпой, задыхались, теряли сознание, падали — нарастала паника»
Близился конец матча, а гол Гесса так и оставался единственным. Не ожидая больше увидеть забитых мячей, замерзшие болельщики потянулись к выходам. Большинство из них направилось к лестнице № 1 — ближайшему выходу в метро. В этот же момент отправил второй мяч в ворота «Харлема», о котором позже скажет — «Лучше бы я не забивал тот гол!».
Дальше случилось страшное.
«Люди, которые должны были следить за порядком на стадионе и соблюдать закон, здорово разозлились на нас из-за этого снежного обстрела. Были свидетельства, что болельщиков подталкивали к выходу. И вот, представьте себе, огромная многотысячная толпа, подталкиваемая сзади, пробирается к одному единственному выходу.
Плотным потоком болельщики двигались к воротам, напирая друг на друга. Один резкий толчок, другой, и вот уже кто-то, кто послабее, упал, о него споткнулся сзади идущий и тоже оказался под ногами… Но люди продолжали движение, затаптывая слабых. Люди, со всех сторон окруженные толпой, задыхались, теряли сознание, падали… Нарастала паника, и никто, никто не смог взять ситуацию под контроль.
На том самом балкончике, где соединялись два потока, были перила. Хорошо сваренные перила. Однако они не смогли выдержать давления большого количества людей. Те, кто упал с балкона, отделались переломами. Те, кто остался наверху, оказались под завалом», — рассказывал Хуслютдинов.
Sport24
В тот вечер в «Лужниках» был и теннисист Андрей Чесноков. Он оказался в самом эпицентре давки.
«Я почувствовал, что попал в какое-то болото. Не знаю, как это объяснить, вот человек падает, а за ним люди идут и падают на него. Потом еще падают. Как блины: один положил, на него другой. Вот так люди лежали.
Когда я попал в толпу, у меня был какой-то чудовищный испуг. Будто попал в реку с водоворотами, тебя засасывает внутрь. Дышать трудно, потому что давление ото всех. Там была безумная паника, некоторые ребята орали как резаные.
Я попал на какой-то островок с каким-то солдатом. Там рядом были перила и вокруг этих перил вообще все были мертвые. Еще были безумные люди, которые под давлением орали: «Спаси! Помоги!». А мы ничего не могли сделать. Стояли там как два истукана. Каким-то образом я оттуда вылетел.
«Вокруг меня тогда было столько трупов, что я подумал, что это сон. Я пришел домой, у меня была кровь на куртке. Родители спросили, что случилось, я говорю: потом расскажу. И они как-то поняли, что я в таком состоянии, что дальше спрашивать не надо»Андрей Чесноков
Подробностями той трагедии поделился и заядлый болельщик «Спартака» Владимир Андреев. Пережив вечер 20 октября, он перестал ходить на футбол. Многие поступили так же. «Это было что-то ужасное. Мы не могли сдвинуться с места, а толпа напирала и сверху, и снизу. Справиться с обезумевшими людьми не было уже никакой возможности. Я видел, как какой-то офицер милиции, кажется, майор, прыгнул в толпу, чтобы остановить ее. Но что он мог сделать? Поздно уже было. И он остался в толпе».
В СССР скрывали последствия трагедии. Пресса впервые подробно написала о давке в «Лужниках» в 1989 году
Несмотря на масштаб трагедии, на следующий день о ней рассказала только «Вечерняя Москва». Да и то столичная газета отделалась лишь сухими подробностями.
«20 октября 1982 г. после футбольного матча на Большой спортивной арене Центрального стадиона имени В. И. Ленина при выходе зрителей в результате нарушения порядка движения людей произошел несчастный случай. Имеются пострадавшие. Проводится расследование обстоятельств происшедшего», — говорилось в заметке под заголовком «Происшествие».
Ни обстоятельства трагедии, ни число жертв упомянуты не были. На тему было наложено негласное табу, которое, к сожалению, нарушать никто не стал, подобные происшествия шли вразрез с представлением Советского Союза о светлом будущем.
Следователям потребовалось всего несколько месяцев, чтобы разобраться в случившемся: в конце марта на открытом заседании Московского городского суда уголовное дело было заслушано.
«Материалы дела, по которому проходило около 150 свидетелей, составили 10 томов. Но судья, уходивший на пенсию ветеран войны, уложился в полтора дня», — писал в своей статье «Трагедия в „Лужниках“ журналист .
К уголовной ответственности привлекли двоих: директора Большой спортивной арены (БСА) стадиона им. Ленина (»Лужников». — Прим. Sport24) Виктора Кокрышева и главного коменданта Юрия Панчихина, которого назначили на должность всего лишь за два с половиной месяца до трагедии. За халатное исполнение своих служебных обязанностей обоих приговорил к трем годам лишения свободы, но вскоре каждый из них попал под амнистию: Кокрышева освободили от наказания, а Панчихину сократили срок вдвое и отправили на принудительные работы.
Замдиректора БСА Лыжина и командира подразделения милиции, обеспечивавшего охрану общественного порядка на трибуне «С», майора Корягина тоже должны были привлечь к ответственности. Но из-за болезни обоих материалы в их отношении выделили в отдельное судопроизводство, а вскоре нагрянула и амнистия.
По официальной версии, в тот злополучный вечер в «Лужниках» погибли 66 человек, еще 61 серьезно пострадал. А за одну из основных причин трагедии приняли неразбериху, вызванную голом Шевцова.
Sport24
Впервые о страшной давке на московском стадионе написали лишь спустя семь лет: в 1989 году в газете «Советский спорт» вышла статья с заголовком «Черная тайна „Лужников“. Журналисты привели слова очевидцев и заявили о количестве жертв: по их подсчету, в тот вечер погибшие исчислялись сотнями, а их средний возраст составлял всего 20,5 лет. Так страна узнала о трагедии.
Позже появились и другие неприятные подробности давки. Оказалось, хоронить жертв трагедии в одном месте запретили. А после похорон на кладбище, где покоились погибшие болельщики, еще какое-то время дежурили сотрудники милиции.
С подсчетом количества жертв тоже оказалось не все в порядке.
»Был там такой мужик, который отштамповывал документы, чтобы без очереди организовать похоронные принадлежности, могилу, автобус. Так вот он сказал, что в его руках было 102 документа. У нас официальная статистика-то лукавая. Если я умер до 12 часов, я попадаю, а если через две недели в больнице — уже нет», — рассказывал Амир Хуслютдинов.
Именно он спустя несколько лет озвучил, по собственному мнению, главную причину трагедии, с которой позже согласились многие болельщики.
« указывают на то, что якобы два потока встретились, когда Швецов гол забил. Но все это чушь. Как и то, что на ступеньках упала девушка, и из-за этого началась давка. Понимаете, любая трагедия и любая ситуация, которая случается на стадионе, — это недоработка сил правопорядка. Кто-то недоглядел, а кто-то просто недодумал. Проблема всегда в мозгах».
Памятник погибшим в тот вечер установили спустя десять лет после трагедии, недалеко от трибуны «В» «Лужников». С тех пор каждый год 20 октября к нему возлагают цветы.
Комментарии
8
Футбол , Статьи , Евгений Дзичковский , Амир Хуслютдинов , Андрей Чесноков , Владимир Андреев , Сергей Шевцов , УЕФА , Спартак , Мосгорсуд , МВД , Советский спорт
Читайте также
Сын Марадоны попал в реанимацию
Месси прокомментировал смерть Марадоны
Последние новости
Умер Диего Марадона. Недавно он попал в мутную историю с операцией на мозге
Дзюба: «Надо извиниться перед болельщиками, городом. Чемпион России не имеет права так выступать»
Все на митинг: «Черчесов – вон из сборной России». И не забудьте сменную обувь