Войти в почту

Тренер Владимир Слишкович: хочу оставить свой след в истории "Спартака"

Босниец Владимир Слишкович стал исполняющим обязанности главного тренера футбольного "Спартака" после увольнения испанца Гильермо Абаскаля, вместе с ним красно-белые вышли в финал "пути регионов" Фонбет — Кубка России и заняли пятое место в турнирной таблице Мир — Российской премьер-лиги. В интервью ТАСС Слишкович подвел итоги сезона для команды, рассказал, что хочет получить российское гражданство, поведал о любимых моментах в России и высказался о желании оставить свой след в истории клуба.

Тренер Владимир Слишкович: хочу оставить свой след в истории "Спартака"
© ТАСС

— Насколько вы успели адаптироваться на должности главного тренера "Спартака" за этот промежуток времени?

— Тебе никто не дает времени адаптироваться. Никто не спрашивает, умеешь ли ты сразу адаптироваться или нет. Делаешь свою работу, надеешься, что все получится. И все, примерно все одинаково.

— Игроки все под впечатлением. Какой ключ вы к ним нашли? Они все рады, что вы остаетесь в клубе.

— Я не знаю. Я знаю характер ребят, знаю, что они могут показать. Это чувство тренера, как разговаривать с игроками, у каждого из них есть свои проблемы, свой характер, свое мнение о футболе. Так что тренер должен найти ключ к каждому игроку, я старался это сделать.

— Как реагировали в Боснии и Герцеговине, когда вас назначили исполняющим обязанности главного тренера "Спартака"?

— Я не знаю, как они реагировали, я не спрашивал их. Журналисты? Народ? Кто спрашивает народ, я не спрашиваю народ. Мои друзья были рады, кто меня не знает, не был рад, не знаю, но я не думаю о том, как и кто реагирует.

— Как отреагировал ваш отец Блаж Слишкович?

— Он был рад. Мы всегда разговариваем и разговаривали про футбол. Всему, что я знаю о футболе, научил меня отец. Конечно, я еще увидел это на своей работе, научился на своих ошибках и моментах. Но отец — это мой ментор, человек, который может объяснить какие-то моменты и показать. Хотя у многих тренеров нет такой возможности.

"Россия — вау!"

— Вы довольно долго живете в России, довольно хорошо знаете язык. Думали о получении гражданства вне зависимости от работы?

— Может быть. Почему нет. Да, если будет возможность, то получу.

— Почему вы решили переехать в Россию четыре года назад?

— Это тоже был момент, когда я хотел, чтобы у меня сын пошел в школу здесь. Я считал, что здесь лучше, чем в моей стране.

— Как устроили ребенка в школу?

— Не было никаких проблем ни с адаптацией, ни с чем-то другим. Он молодец, быстро все сделал. Ему нравится школа в Москве, учится хорошо, нравятся его друзья в классе и учительница. Когда он доволен, я тоже доволен.

— Вы планируете жить в России до окончания обучения ребенка в школе?

— Я не знаю, я никогда не планирую. Но надеюсь, что останусь здесь, в России. Думаю, что да.

— Не испугала ли вас ситуация в России?

— Меня не может напугать какая-либо ситуация. Я понимаю мир, как это работает, интересы, примерно все, что происходит. Я никогда не смотрел и не смотрю западные СМИ, у каждого свои интересы. Они говорят народу одно, а там по-другому. Они стараются испугать людей. Но я много раз уверялся, когда мои друзья приехали сюда, они увидели, говорили: "Вау!" Россия — это вау! Сильная большая страна, это факт. К сожалению, у многих людей картинка по-другому показана, пока они не увидят Россию. Я не вижу никакой разницы, почему во Франции лучше, чем в России, я этого не вижу. Или в Германии, Англии лучше, чем в России. Я не считаю, что там лучше. Здесь очень хорошо. Конечно, есть люди, которые, не живут хорошо, есть и богатые. Но это есть везде, это жизнь.

Но я не могу сказать, что Россия — это только Москва или Петербург. Как Франция не только Париж. В России есть другие большие города. Но, например, в России у меня не было проблем, чтобы на меня кто-то косо смотрел, потому что я иностранец. Я никогда не чувствовал дискриминации, в России очень спокойно себя чувствую. Очень рад, что здесь.

— За период проживания в России что вам больше понравилось в стране и в Москве?

— В основном я всегда на стадионе и базе. Но, например, есть прекрасные парки, я люблю гулять. Иногда гуляю, меня спрашивают название парка, а я не знаю. Но я бы отметил народ. Люди в России, может быть, это наш менталитет с Балканами, словенские народы похожи и на мой менталитет. Поэтому мне легко контактировать с русским человеком.

— Вы ездили с командой по России, по многим другим городам. Какой город был примечателен для вас, помимо Москвы и Петербурга?

— Чуть-чуть посмотрел Нижний Новгород. Это маленький город, но красивый, интересный, есть Волга, большая река. Екатеринбург был тоже неплохим, красивый город. Но не могу сказать, что были какие-то грязные города, которые не понравились. Это как в Европе, есть какой-то очень хороший, есть менее хороший город. Но есть и очень прекрасные города, конечно, среди них Петербург. Я жил там, очень хорошо знаю его, так что тоже топ-город.

"Постарался сделать то, чего от меня ждут"

— Как появилась возможность работы с Гильермо Абаскалем?

— Это все через Луку Каттани, он меня знал, он меня позвал. Он сказал, что ему нужно, пригласил меня. Конечно, ты не можешь сказать нет "Спартаку".

— Почему решили остаться в "Спартаке", когда Абаскаль ушел?

— Потому что я не пришел с ним. Не он меня приглашал. Я не говорил клубу, хочу ли я остаться или нет. Клуб сказал: "Ты остаешься, делай свою работу". Они говорили, чего ждут, я постарался это сделать.

— На какой срок у вас еще рассчитан контракт?

— Я думаю, что еще год.

— Какие у вас ожидания от работы с Деяном Станковичем?

— Пока не знаю. Только закончился сезон. Но я сказал, что цель "Спартака" — всегда верхняя часть таблицы. Я надеюсь, что следующий сезон получится.

— Как вы отреагировали на это назначение?

— Я знал про это долгое время. Я тоже сказал, что такой выбор будет самым лучшим для клуба, я уверен, что люди, которые принимают решение, очень хорошо знают свою работу. Они это сделали, я уверен, что они правильно это сделали.

— Не было ли ревности, что вас не оставили главным тренером?

— Нет. Я давным-давно со своим эго решил все вопросы. Я всегда считал, что эго является самым опасным врагом человека. Так что я и эго давно не друзья.

— Какие итоги этого сезона для "Спартака"?

— Руководство, болельщики и игроки недовольны пятым местом и невыходом в суперфинал Кубка России. К сожалению, такие сезоны бывают. В этом сезоне были и хорошие, и плохие моменты. Но нужно лучше.

— Лучший матч при вас как исполняющем обязанности главного тренера?

— Я уже говорил, что мы неплохо играли в Калининграде в кубке, заслужили победу. Это не значит, конечно, что "Балтика" не заслужила, они забили мяч, хорошо защищались, а мы не реализовали свои моменты. Мы играли хорошо, думаю, что мы могли быть той командой, которая вышла в суперфинал. Была хорошая игра, но результат был плохим. Из чемпионата, может быть, первая с "Ростовом" была особенной для меня.

— Кого бы отметили из игроков в качестве лидеров, заменивших Георгия Джикию, который оставался на скамейке запасных?

— У нас есть такие футболисты. Это Роман Зобнин, Александр Максименко, Кристофер Мартинс, который является капитаном в своей сборной. Еще бы отметил Сашу Соболева, он показал несколько моментов, когда на своей спине будет тянуть команду. Так что есть игроки, которые являются лидерами, этим я доволен.

— Обсуждался ли с вами уход Джикии?

— Нет, это решение клуба. Они приняли такое решение. Я разговаривал с Георгием, он знает наше отношение, знает, что я думаю о нем в плане человека, игрока и капитана. К сожалению, такие моменты бывают. Он очень многое дал "Спартаку", клуб ему тоже. Он должен гордиться проведением этих семи лет в "Спартаке", он был очень важным игроком, останется в памяти у болельщиков. Его фамилия останется в истории "Спартака".

— Будет ли переизбран новый капитан после ухода Джикии?

— Это решает команда и новый тренер. Пока что я не знаю этого.

— Был ли между Соболевым и Абаскалем конфликт?

— Никаких конфликтов не было, это разговоры, обычные отношения тренер — игрок.

— Как вы общались с Соболевым?

— Нормально. Как мы общаемся с каждым игроком.

"Спартак — большой и сильный клуб"

— Как проходила работа со спортивным директором "Спартака" Томашем Амаралом?

— Отлично. Он знает, что нужно делать. Знает проблемы команды, знает все. Он пришел полгода назад, сейчас летом как раз начинается его работа, он покажет, как понимает футбол.

— Вы долгое время работаете в "Спартаке". В чем сила "Спартака"? Что такое "Спартак"?

— Это сильный клуб, большая история, много трофеев. К сожалению, в последние годы этого не случается так часто, как раньше. Но ты не можешь забыть эту историю. Это большое количество болельщиков. "Спартак" — большой клуб.

— Общались ли с ветеранами клуба, знаете кого-то?

— Давно познакомился с Ринатом Дасаевым. Мы разговаривали на общие темы, и все. Надеюсь, что будет еще возможность. Потому что, например, Дасаев играл против моего отца — в сборной СССР. Это игроки, про которых я знаю, я люблю слушать истории бывших игроков. Поэтому надеюсь, что будет возможность поговорить.

— Вы бы хотели оставить свой след в истории "Спартака"?

— Конечно. Я думаю, что если спрашивать у каждого тренера, то ему "Спартак" очень интересен.