Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Чемпионат Европы — 2021: сборная России по футболу вернулась на родину под присмотром ОМОНа и Росгвардии

В 2016-м не всем было стыдно. Нужно ли стыдиться сейчас?

Чемпионат Европы — 2021: сборная России по футболу вернулась на родину под присмотром ОМОНа и Росгвардии
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com

После Евро-2020 сборная возвращалась в Москву под максимальной защитой: настолько прочной, что у болельщиков не было шанса подойти и что-то выкрикнуть в адрес команды, а у прессы — спросить. Ощутите всю строгость режима: Уходили из аэропорта через ВИП-коридор; Автобус сборной охраняли пять машин полиции и один микроавтобус ; Между журналистами и игроками выставили ОМОН.

Видео дня

От такого окружения сборной аргументированно вскипел корреспондент и поделился мыслями в «Инстаграме»: «Чего они ждали? Бунт? Революцию? Что сотни людей приедут выражать своё недовольство? Согнали кучу силовиков, готовых дать отпор и защитить команду. От кого? От тех, кто за неё болел? Так ведь они вчера плюнули перед телевизором и пошли делами своими заниматься, хватит потраченных двух часов жизни».

Другой вопрос — чего боялась сборная и организаторы её путешествий с такой колючей проволокой? И остаются ли «наши парни» нашими парнями под такой защитой? Мне кажется, разгадка кроется где-то в 2016 году, когда часть сборной – то есть не Кокорин и Мамаев с личным самолётом – полетела в Москву после 0:3 от Уэльса и попала под пресс журналистов. Общественность хотела слышать, как им стыдно, как ужасно они сыграли; ждали оправданий и высокопарных слов про Родину, которую они подвели. Однако 20-летний игрок той комаовин, который только освоилсЦСКА и впервые получил вызов на большой турнир, всё испортил. Испортил ожидания и оголил проблемы, при этом сказал чётко и по делу – только вот общественности это не понравилось, и по многим, особенно нефутбольным сайтам, полетела новость про безразличного молодого футболиста.

На самом деле всё было проще. На вопрос «Не стыдно ли вам» Головин ответил: «За что стыдно? Почему нам должно быть стыдно?» По-хорошему игроку не хватило нескольких фраз, чтобы дать более развёрнутый ответ, что стыд можно испытывать в детстве или в других неудобных ситуациях, а футбол – это игра и спорт. Что он, естественно, расстроен, но стыд пусть испытывает кто-нибудь другой. Однако народная волна уже накрывала Головина за его слова; и вряд ли многие задумались, что игрок не сам задался риторическим вопросом, а просто и искренне ответил: «Стыдно?» – «Почему должно быть стыдно?»

Если бы спросили «Голодный?», ответил бы «Почему я должен быть голодным?» «Красный?» – «Почему я должен быть красным?» Какой вопрос, такой и ответ. Который после вылета с Евро звучал дерзко. И не удовлетворил тех, кто ждал покаяния. Правда, тем же летом 2016-го, через полтора месяца после Евро, Головин в интервью «Чемпионату» говорил, что, если бы ему задали такой же вопрос, он бы ответил, что ему стыдно: «Тогда на эмоциях был, не подумал, что сказал. Разумеется, я расстроен тем, что так произошло. Естественно, мне было стыдно».

Но Головин сам сказал, что сначала ответил на эмоциях – то есть сделал это искренне. А потом в интервью отвечал так, как требовала этого страна. Реакция на слова игрока показала, что раз спрашивают про стыд, надо обязательно стыдиться. Знал бы 20-летний игрок, как общаться с прессой и при этом оставаться самим собой, – резонанса бы не произошло. Чёткого парня из Калтана зауважали бы и пожелали бы тащить эту сборную.

***

Лето 2021-го. Сборную могли спросить о том же. Не стыдно ли им после четвёртого места в группе на Евро? Почему проиграли? Долетало ли до них датское пиво? Что сказал Черчесов в перерыве? Однако команду решили оградить от вопросов.

Как сделать так, чтобы игроки не давали непопулярных ответов? Правильно, построить такую стену, чтобы сложные вопросы до них не долетали. Не обучить ответам в кризисной ситуации. Не придумать что-то большее, чем баннер «Играем за вас» на днях футбольной победы, а просто скрыться. Так поступают обычные парни. Но точно не наши.