Ещё

Игорь Кравчук — о «Куньлуне», тренерской карьере и Майке Кинэне 

Фото: Чемпионат.com
Двукратный олимпийский чемпион Игорь Кравчук большую часть карьеры провёл за океаном, выступая за различные клубы в НХЛ. Завершив карьеру, прославленный защитник остался жить в Монреале. С российским хоккеем Кравчук соприкасался эпизодически, а этим летом вошёл в тренерский штаб «Куньлуня», став помощником Майка Кинэна. Мы встретились с Игорем Александровичем в Магнитогорске на мемориале Ромазана и поговорили о китайском клубе и особенностях работы с Железным Майком.
«Помимо Кинэна, без раздумий поработал бы с Кенневиллем»
— Известно, что в «Куньлунь» вас пригласил Майк Кинэн. Когда поступило предложение? — Мы с Майком знакомы давно — он мой первый тренер в НХЛ. Часто с ним пересекались. Ещё когда он получил предложение из Магнитогорска, я сказал ему: если что — готов работать. Всё это время мы были на связи, а в декабре прошлого года встретились с Кинэном в Москве на международном хоккейном форуме, пообщались, а ближе к весне он мне позвонил и обрисовал ситуацию. — Есть ли тренер, помимо Кинэна, к которому вы бы пошли без раздумий? — В России я особенно ни с кем не работал, так что какие-то фамилии назвать не могу. А если говорить в целом, это, естественно, Джоэль Кенневилль. Мне с ним довелось поработать в «Сент-Луисе». Безусловно, он один из самых умных и продвинутых тренеров в современном хоккее. С ним бы я с удовольствием поработал. — Российским помощникам Кинэна в «Магнитке», в частности Илье Воробьёву, приходилось сложнее, чем вам. Приходя в «Куньлунь», Майку не приходится знакомиться с КХЛ. — Естественно, он уже знаком и с правилами лиги, и с тем, как здесь строятся отношения. Более того, он многое понимает по-русски.
— Какова ваша роль в тренерском штабе «Куньлуня»? — Моя роль достаточно простая — я работаю с защитниками. Кроме того, занимаюсь большинством. Впрочем, говорить о разделении в тренерском штабе не совсем правильно. Мы с Бобби Карпентером и Майком работаем сообща и помогаем друг другу. Что касается ребят, им я сразу сказал, что открыт для диалога. Для меня в «Куньлуне» нет российских игроков, канадских или китайских — все равны. Я говорю свободно на английском языке, так что языкового барьера нет.
«Кинэн остался таким же требовательным, но стал более терпеливым»
— «Куньлунь» существует второй год, но, по сути, вы строите команду с чистого листа. — Когда я приехал в Пекин в конце апреля, на доске висело четыре фамилии с прошлого сезона. Так что, можно сказать, что Кинэн строил команду с нуля. Мы перелопатили кучу фамилий. Другой вопрос, что не всегда удавалось подписать игрока, на которого мы претендовали. Есть бюджет, а исходя из него ограничения, сколько ты можешь заплатить хоккеисту. Мы могли подписать топового игрока, но что бы мы с ним одним делали? Нам нужна была команда, поэтому Майк очень рационально подходил к комплектованию.
— То, что финский костяк, который был при Владимире Юрзинове, сменился на канадский, это инициатива Кинэна? — Мы обязаны иметь определённое количество русских и китайских игроков в составе. При этом китайцы должны быть этническими. Родители, дедушки или бабушки должны быть из Китая. В остальном мы не смотрели на гражданство. Если находили подходящего игрока в Швеции, то, конечно же, брали его. Другое дело, что работать с североамериканцами несколько проще, поэтому что и стиль тренировочный, и видение игры совпадает с Кинэном. — Вы говорите о видении игры. С 90-х годов, когда вы играли под руководством Кинэна, оно у него изменилось? — Кинэн как был требовательным, так и остался. Он очень пунктуален. Майк отдаёт большое внимание деталям. Наверное, он стал более терпеливым. Если раньше он мог сразу отправить игрока в фарм-клуб, то сейчас он даёт второй, а то и третий шанс. Отчасти это связано с тем, что в КХЛ нет такой конкуренции за место в составе, как в НХЛ. Так же стоит отметить, что Кинэн за годы работы в России адаптировался к большому льду, что отразилось в нюансах. — Принципы построения команды у Кинэна в том же вашем «Чикаго» и в сегодняшнем «Куньлуне» сильно отличаются? — Майк чётко понимает, какие исполнители находятся в его распоряжении. Если бы в нашем распоряжении были Малкин с Кросби, то и команда бы играли по-другому. Конечно, у Кинэна есть определённые принципы, шаблоны игры в меньшинстве и большинстве, но у него вполне трезвые ожидания от игроков. Он не ждёт, что нападающий, который всю жизнь забивает по десять шайб, вдруг забьёт сорок. Что у Кинэна точно осталось неизменным со времён работы в НХЛ, так это «bench management». В управлении командой на лавке он очень хорош. — Давно стал плюшевым «Витязь». Покинул лигу «Медвешчак». Готов ли «Куньлунь», где много канадцев, занять нишу самой жёсткой команды КХЛ? — Жёсткость, конечно, присуща североамериканским игрокам, которых немало в «Куньлуне». Однако размеры площадки забирают какой-то процент силовой борьбы. Тем не менее, мы должны идти в столкновения и выигрывать их.
«В Китае поразили размеры дорог и площадей. Там очень чисто»
— Вы уже успели побывать в Китае? — Я пока был только в Пекине. Но не на арене, а в офисе клуба. — Что-то удивило? — Китай — во многом обособленная страна. Если в России каждый второй или третий человек говорит по-английски, то там доминирует китайский язык. Меня поразили неимоверные размеры дорог и площадей. А ещё там очень чисто. Китай произвёл приятное впечатление.
— Для вас развитие молодых китайских хоккеистов — это вызов? — Я не имею отношения к федерации хоккея Китая. Ко всем игрокам я отношусь одинаково. Что-то объяснить, показать я готов всем: китайцам, русским ребятам или канадцам. — «Адмирал» недавно провёл два контрольных матча со сборной Южной Кореи. По итогам этих встреч игроки дальневосточного клуба рассказывали, что корейцы очень дисциплинированные, системные, но при этом не креативные. Заметили такие черты в китайцах? — Не могу так сказать. Дело в том, что в составе «Куньлуня» нет игроков, которые прошли китайскую школу. Все наши китайцы, так или иначе, прошли через североамериканский хоккей. Видимо, проживание за океаном откладывает отпечаток на мышление и восприятие тренерского задания.
«Берард вернулся после потери зрения, Вольски нужно перешагнуть барьер»
— В «Куньлуне» нет не только Кросби с Малкиным, но и Мозякина с Зариповым, с которыми Кинэн работал в «Магнитке». Но на кого же вы рассчитываете как на лидеров? — Естественно, это Костицын. Андрей прошёл большую школу НХЛ. Он играл за такой знаменитый клуб как «Монреаль». Его тройка с Ковалёвым и Плеканецем была одной из лучших в лиге. Конечно, мы рассчитываем на его опыт. Он может повести за собой команду. Это человек, способный выигрывать всю борьбу и показывать на своём примере, как должны действовать другие ребята. — Войтек Вольски был капитаном в «Торпедо». Это тоже потенциальный лидер команды? — Для начала Вольски должен перешагнуть некий барьер, который неизбежен после такой тяжёлой травмы, которую он получил. Боязнь травмы — это серьёзный психологический момент. Надеюсь, он сможет играть расслабленно и не думать об этом.
— Помните случаи из вашей карьеры, когда игроки возвращались после настолько тяжёлых травм? — В 2000 году я был на льду, когда травму глаза получил Брайан Берард. Мариан Госса случайно попал ему клюшкой. Насколько я знаю, после этого случая у него сохранилось всего 30% зрения, но он нашёл в себе силы вернуться в хоккей. Это яркий пример того, что насколько человек — сильная личность. Нужно найти в себе силы преодолеть барьер.
«Написал Вайсфельду смс, на этом контакты с «Салаватом» закончились»
— Долгое время вы были оторваны от российского хоккея, а в 2014 году вошли в тренерский штаб «Северстали». За тот сезон вы не разочаровались в нашей действительности? — Хоккей — везде хоккей. Всегда всё упирается в уровень мастерства. Если клуб-середняк не может позволить себе высококлассных игроков, то и качество хоккея будет соответствующим. Но в любом случае можно что-то наработать. Если где-то нельзя взять индивидуальным мастерством, то это можно компенсировать командными действиями.
— Как-то раз вы говорили, что работа в «Северстали» дала вам опыт работы с Николаем Соловьёвым. Вы правда считаете, что можете что-то научиться у тренера старой школы, который даже видеоразбором игр не пользуется? — Соловьёв — человек, который много лет работал в хоккее. Не обязательно же перенимать что-то из системы и тактики. Это ещё и внутренние отношения в коллективе. Можно подчерпнуть, как они должны строиться, а как не должны. На примере тренера можно увидеть, какие ходы дают сплочённость, а какие — разлад в коллективе. Всему этому я и учился. В книжках такое не напишут. — В «Салавате Юлаева» в это межсезонье сменился тренер. Эркке Вестерлунда нужен был англоязычный помощник. Было ли предложение из родного клуба? — Контакт был с Вайсфельдом всего один раз. Ещё до предложения от Кинэна я написал ему смс: «если есть интерес, то я готов». Он сказал, что сообщит об этом тренеру. На этом все контакты закончились. Когда люди говорят, что у меня была большая возможность войти в тренерский штаб «Салавата Юлаева», то это не так. Возможности не было. Как не было и предметного разговора.
— Илья Воробьёв стал главным тренером «Магнитки», поработав до этого несколько лет помощником Кинэна. У вас есть амбиции пойти по этому пути? — Время покажет. Я учусь. Можно вспомнить время, когда я был тренером юниорской сборной. Тогда у меня не было ровным счётом никакого опыта, но я согласился на эту работу. Хочу сказать спасибо Игорю Тузику и Валерию Брагину, которые мне очень помогали. Я и тогда учился, и сейчас продолжаю учиться. У человека по имени Железный Майк огромный опыт. Он всегда удивляет нестандартными решениями.
— Какой главный принцип Майка Кинэна? — Во главу угла он ставит профессионализм, отношения в коллективе, самоотдача и готовность как игрока, так и тренера. Всё остальное приходит с опытом, количеством выигранных или проигранных кубков, но эти принципы стоят во главе угла. Ему важна дисциплина как со стороны игроков, так и со стороны людей и персонала команды. Прежде всего, потому, что он сам очень дисциплинированный человек. — Насколько нынешние российские хоккеисты профессиональны? — Что такое профессионализм? Это умение себе отказать. Надо в себе что-то задушить и пойти вовремя лечь спать. Пойти к врачу, даже если тебе лечь, а не думать, что само пройдёт. Ребята молодые, они этому только учатся. У нас в команде есть молодой защитник Павел Воробей. Это талантливый парень, но профессионал ли он? Нет. Он только учится им быть. Имея Кинэна как тренера, для него это хорошая школа. — Можно ли нашим игрокам доверять самостоятельную подготовку к сезону, как принято в НХЛ? — Есть такая поговорка, что в семье не без урода. Доверять, конечно, можно. Многое зависит от цели и от внутреннего стержня. Если человеку надо, то он сам будет готовиться, несмотря на внешние факторы. Можно игрока сторожить, держать на базе, а он всё равно нарушит режим. К слову, в НХЛ тоже не всё отдаётся на откуп игрокам. Во время плей-офф не редкость, что команда в полном составе заезжает в отель за день-два до игры. По сути, та же база.
«Знарок говорит, что как Зуб даже ветераны не подкатываются»
— С какими чувствами вы смотрели последний чемпионат мира, где в составе сборной России выходил на лёд Артём Зуб? Четыре года назад вы, по сути, открыли этого защитника, взяв в Сочи на ЮЧМ-2013. — Когда я только принял юниорскую сборную России 1995 г.р., то увидел в списке игроков один Питер, Москву, Казань и одного игрока из Ярославля. Спрашиваю: а этих смотрели? Мне говорят: да кто туда поедет? А скаут сборной есть? Скаута нет. Пришлось искать игроков методом тыка. Смотришь статистику, звонишь людям, интересуешься. Евгений Попихин, на тот момент главный тренер «Амура», рассказал о Зубе. Взяли парня на один сбор, на другой, потом включил в состав на чемпионат мира. Потом из-за травмы он на какое-то время пропал с радаров, но к счастью, дорос до первой сборной. Я разговаривал на его счёт со Знарком, так тот удивлялся, что также как Зуб при отборе шайбы даже ветераны не подкатываются. Я очень рад и за Артёма, и за Влада Гаврикова, и за Рушана Рафикова и за других ребят, которые играют на высоком уровне. Не у всех получается, но всё зависит от целеустремлённости. Тренер всегда желает игроку добра, однако кто-то усваивает, а кто-то пропускает мимо ушей.
— Вы долго живёте в Монреале, играли в НХЛ. У вас есть понимание, почему до Сергея Гончара за океаном долгое время не было наших тренеров? — НХЛ меняется. В моё время не было тренеров по защитникам. Сейчас есть отдельные специалисты по разным амплуа. Появляется больше рабочих мест. Я не думаю, что НХЛ — закрытая лига. Нужно знать язык, термины. Европейцы работают в лиге, тот же Ульф Самуэльссон помогает Джоэлю Кенневиллю в «Чикаго». Есть ребята, просто их не много. Быть может, Гончар протопчет дорогу в НХЛ для других российских тренеров. Я за Сергея очень рад.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео