В 2018 или 2019 году в КХЛ может вступить «Бинокор» из Ташкента 

Фото: РИА Новости

Подождите, подождите. Какой ещё хоккей в Узбекистане? Федерация хоккея там была организована только в 2013 году. Сборная в официальных турнирах участия не принимала, даже на самом низком уровне ИИХФ. Однако о вступлении местной команды в КХЛ сообщают вполне серьёзные источники. Наши коллеги из «Р-Спорт» накануне удивили, опубликовав информацию, что в 2018 или 2019 году лигу может пополнить клуб из Ташкента.

Первая и нормальная реакция на такую новость — истерический смех и каламбуры про ташкентские яблоки, дыни и прочие дары юга. Мол, если, принимая «Куньлунь», КХЛ выходит на огромный китайский рынок, то, включая в свой состав клуб из Ташкента, попадает на рынок продуктовый. Относиться к этому серьёзно поначалу никак не получается. Но если вчитаться в обстоятельства возможного вступления узбекистанцев в Континентальную хоккейную лигу, то отношение к этому проекту может поменяться.

Прямо сейчас в столице Узбекистана строится большой современный ледовый дворец. «Хумо Арена» будет вмещать 14 000 зрителей, а её сдача намечена уже на следующий год. Строительство инициировал не кто-нибудь, а лично президент республики Шавкат Мирзиёев. Там планируют проводить концерты и матчи по баскетболу, волейболу, кёрлингу и другим видам спорта, но прежде всего это хоккейная арена. Зачем в Ташкенте такой большой дворец, если в хоккей в стране играют на уровне любителей?

Вообще, включение команд в КХЛ под строительство арены — определённый тренд. «Адмирал» появился, когда возведение «Фетисов-Арены» близилось к концу. ХК «Сочи» обязан своему зарождению Олимпийским играм, которые оставили в наследство сразу две арены — «Большой» и «Шайбу». Ближайшей весной должно завершиться строительство арены под Универсиаду в Красноярске, что порождает разговоры о последующем вступлении в КХЛ местного «Сокола». Ташкент в тренде.

К вероятности появления клуба в Узбекистане нельзя относиться легкомысленно ещё и потому, что это вписывается в государственную повестку дня. «Адмирал» был основан под аккомпанемент громких речей о развитии Дальнего Востока. Появление «Куньлуня» совпало с укреплением российско-китайских отношений, в частности со строительством газопровода «Сила Сибири». Узбекистан, наряду с Китаем и Казахстаном, которые уже имеют свои команды в КХЛ, является соратником России по ШОС — Шанхайской организации сотрудничества.

Как уверяет «Р-Спорт», спонсором таинственного узбекского клуба может стать международная нефтесервисная группа ERIELL, точнее, одна из её структур. В самой организации эту информацию опровергли, но подчеркнули, что патронируют одну из хоккейных школ в Ташкенте. Кроме того, ERIELL уже много лет является одним из ключевых партнёров КХЛ. Если сопоставить одно с другим, пазл может сложиться. Тем более что участие российского бизнеса в зарубежных хоккейных клубах — практика вполне распространённая.

Помните пражский «Лев», который дошёл до финала Кубка Гагарина с составом, о котором российские команды, за исключением разве что СКА, могут только мечтать? Его президентом был Евгений Мышковский, входивший в административный совет Gazprom Schweiz AG и являвшийся учредителем «Евраз Капитал». Поговаривают, что финалист 2014 года прекратил своё существование из-за того, что Мышковский не получил преференций от российских партнёров по бизнесу. По другой версии, к гибели команды привела отмена тендера на достройку атомной электростанции «Темелин», к которой владелец «Льва» имел отношение.

Рижское «Динамо» также существует, де-факто, на русские деньги. Юрис Савицкис — не только первый человек латвийского клуба, но и владелец компании «Итера Латвия», которая выходит в… группу компаний «Роснефти». При этом 90% бюджета «Динамо» в сезоне-2017/18 взял на себя «Газпромэкспорт», а это около 10 млн евро. В общем, рижане с российским бизнесом повязаны по рукам и ногам. Без наших с вами денег никакой команды КХЛ в Латвии не было бы и близко. Подобный сценарий может быть использован и в случае с командой из другой бывшей союзной республики.

Сегодня хоккей в Узбекистане находится даже на более низкой ступени, чем в Китае. В Поднебесной до вступления в КХЛ хотя бы был профессиональный клуб, принимавший участие в Азиатской хоккейной лиге. Если у «Куньлуня» есть подпитка из Канады, где выступает немало хоккеистов с китайскими корнями, то на что рассчитывать Узбекистану? До прошлого сезона в МХЛ выступал Ариан Али-Заде — иранец узбекистанского происхождения, но даже этнических армян в нашем хоккее больше, чего только стоят братья Манукяны.

>>> Бездомные из Поднебесной. Кому нужны кочевники из «Куньлуня»?

Всё иначе было в 70-80-е года прошлого века. Хоккей в Узбекистане появился на фоне соперничества с Казахстаном, где начали гонять шайбу ещё в 50-х. Толчком к появлению зимнего вида спорта в самой южной советской республике стало строительство дворца «Юбилейный» на 4000 зрителей. Вместе с передовым, для того времени, сооружением появляется и местная команда — ташкентский «Бинокор». Вам это не напоминает обстоятельства, при которых сегодня хотят возродить хоккей в Узбекистане?

«Бинокор» довольно долго выступал в первой союзной лиге. Правда, даже тогда в местной команде почти не было узбеков. Создать школу, подобную той, что функционировала в Усть-Каменогорске, не удалось. Зато в Ташкенте довелось поиграть Владимиру Капуловскому, известному по работе генменеджером «Авангарда», легенде новосибирского хоккея Геннадию Капкайкину и ещё одному сибиряку Виктору Нечаеву, который впоследствии стал первым русским в НХЛ. Уместны параллели с «Медвешчаком», за который в советские годы играл Вячеслав Анисин.

Закат узбекского хоккея начался с того, что в 1983 году умер первый секретарь узбекской компартии Шараф Рашидов, курировавший «Бинокор». Команда ещё какое-то время просуществовала, но в 1988 году была расформирована, а «Юбилейный» раз и навсегда превратился из хоккейного дворца в большую барахолку. И только недавно ветераны того самого «Бинокора» воссоздали легендарный клуб. Среди них Алишер Азимов — редкий профессиональный хоккеист из Узбекистана.

У кого-то матчи с «Бинокором» наверняка вызовут ностальгию. Вряд ли фанаты откажутся и от выезда в Ташкент, особенно посреди суровой русской зимы. Появление команды из Узбекистана идеально вписывается в существующие политические реалии. Да только как это соотносится с желанием КХЛ зарабатывать и быть лучшей хоккейной лигой если не в мире, то на континенте, решительно непонятно. Вместо того чтобы подпитываться клубами из хоккейных стран, их идеями и традициями, мы берём на поруки регионы, в чьё развитие нужно вкладываться самим.

>>> Президент «Барыса»: в КХЛ готовы рассмотреть заявку Алма-Аты о вступлении в лигу

После этого сезона КХЛ отчислит три клуба, отправив их вслед за «Кузней». Последующие два сезона замены возможны, но только если будут варианты, соответствующие всем требованиям. Лига режет по живому, однако с этим можно смириться при условии повышения качества продукта. Представьте, что Новокузнецк сменит Стокгольм, Ханты-Мансийск — Берлин, а вместо «Лады» вступит клуб из Лондона. Только привлекая крупные европейские столицы с развитым рынком, можно стать по-настоящему континентальной лигой. Задумываясь о создании команды в Узбекистане и заводя разговор о клубе в Алма-Ате, КХЛ идёт совершенно другой дорогой. Сосредоточение лучших игроков в двух клубах, девиз «всё ради сборной» и вступление команд из союзных республик — путь к возрождению чемпионата СССР.

 Ещё 26 источников 
Читайте также
Видео
Больше видео