Ещё
Российский футбол умирает. Его не спас даже ЧМ
Российский футбол умирает. Его не спас даже ЧМ

«Это он на нас напал, с камерой». Как российские болельщики хотели побить Шевченко 

Фото: СЭ
Спецкор "СЭ" Алексей ШЕВЧЕНКО подвергся нападению наших болельщиков в Копенгагене после поражения сборной России от Канады (4:5 ОТ). Об этом и многом другом — в его репортаже из датской столицы.
Алексей ШЕВЧЕНКО
из Копенгагена
…И только после поражения от Канады я понял, почему только российскую сборную отгородили заборчиком от болельщиков. Некоторым "неравнодушным" было нельзя доверять. Пострадал, как водится, тот, кто не имеет к поражению сборной ровно никакого отношения.
Женщина кричала так, как не делают в нормальном состоянии.
— Вы написали, что мы пьяные, а мы были не пьяные. Мы с ребенком, — возмущалась она.
Лично я их не помнил, но знаю, как меня удивляло, что в первые дни эти люди в майках сборной сорвали галстук с Кирилла Капризова, дышали перегаром на Игоря Шестеркина и толкали Павла Дацюка.
Я пошел в отель сборной, понимая, что перекричать не получится. Да и задачи другие.
— Что ты писал про Олимпиаду? — вылез очередной пьяный человек.
— Я и сейчас повторить могу, — говорю.
Потом началась стычка, которая попала на видео не полностью. Я был впечатлен и датской полицией, которой стало слишком много. И тем, что эти смелые фанаты орали: "Это он на нас напал, с камерой".
В принципе, ничего другого ждать было и нельзя.
Конфликт Алексея Шевченко и болельщиков сборной России. Фото "СЭ"

КАПРИЗОВ

Предыдущие четыре года в отеле сборной была одна и та же картина. Тренеры не давали журналистам интервью, орали на них, требовали от охраны убрать прессу. Хоккеисты, видя это, отбивались от тех же пьяных болельщиков и старались быстрей убраться из гостиницы.
Но сейчас все не так. Если вечером после матча говорили не все хоккеисты, так как еще переживали поражение, то в пятницу уже было совсем другое настроение. Игорь Никитин и Илья Воробьев отвечали практически на все вопросы.
Никакой нервной обстановки, ничего. Смеялись над видео, подкалывали друг друга.
Но сразу после матча я встретил Кирилла Капризова. Я боялся, что он впадет в депрессию из-за того, что удалился в важном матче, а команда впервые с 2013 года будет без медалей. Или начнет пить. Бывали случаи.
Но в этот вечер я понял, что у нас растет реально крутая звезда. Удар никак не сломил Кирилла, как ничего не изменилось после победы на Олимпиаде. Он был прежним.
— Неприятно, конечно, проигрывать, — говорил он. — Но что тут поделаешь. Жизнь такая. Сегодня одно, а завтра другое.
Капризов говорил о том, как здорово играет Павел Дацюк, вспоминал напряженный сезон.
— Нормальный же у меня получился? — спрашивал он.
— Шикарный, — соглашался я. — Ты был везде и все время на тебя делали ставку.
Мы простояли полчаса — тут он удивился.
— Всегда же у отеля были такси, а сейчас нет.
— Так две машины стояли и обе уехали, — говорю.
— Так я же с вами разговаривал.
Капризов мог бы и уехать, но не сделал этого. Говорю, большой человек растет, зря я боялся, что Корея его испортит.

ЗУБЫ

Возле гостиницы был и Артем Анисимов.
— Ну вы и положили шайбу, — восхищаюсь. — Так только случайно можно.
— Почему случайно? — удивился нападающий. — Я как раз тренирую такой момент. Бросаю с неудобной руки. А тут еще увидел, что вратарь клюшку начинает выбрасывать. Значит, плечо опустилось.
Если он так забил неслучайно, то тогда вообще круто получается.
В пятницу сборная уезжала из отеля достаточно рано, а Павел Бучневич как раз пытался незаметно пройти к автобусу, как это делал не один раз.
— Стойте, — кричал я. — Остановитесь.
Павел замер.
— Вы-то уж точно не слишком удачно сыграли? — я решил не терять время.
— Да кто спорит-то, — сказал он. — Были разные факторы. Но, конечно, я мог сыграть лучше.
— Губа так и не зажила, — посмотрел я.
— И зубы выбили, — добавил Павел. — Помните, со шведами во второй смене против меня высокоподнятой сыграли?
Но проблемы Бучневича, конечно, были не в зубах, а в том, что наши тренеры, к сожалению, недостаточно знают ребят. Например, накануне Илья Воробьев объяснил, что не взял Владимира Ткачева потому, что тот выглядел выжатым. А на нем просто маска уставшего человека, но на самом деле он другой. И Бучневича нельзя было давить или трогать.

ШУТКИ

Игорь Никитин согласился на беседу после некоторых уговоров, но сказал, что после трех шуток он меня дисквалифицирует. Я растянул их на все интервью, но услышал, что он совсем не боится прихода Олега Знарка, рассказал, что правильно или неправильно делали защитники.
Утром в пятницу Никита Зайцев возмущался тем, что прочитал где-то, будто бы он виноват в первой шайбе от канадцев.
— Ведь совершенно не понимают в хоккее, а люди читают, — говорил он.
— То есть не я один не понимаю в хоккее?
— Да уж это точно.
Он много рассказывал. Предсказал непростую жизнь Игорю Ожиганову, но не потому, что сомневается в потенциале товарища, а потому что переезд в другую лигу — стресс. А особенно в "Торонто". Говорил, что так и не привык к некоторым моментам игры сборной и к площадкам.
Сообщил, что поедет в Италию в отпуск на машине через Финляндию. Это очень важно, так как потом Никита не собирается отправляться за океан, а будет готовиться дома. Раньше он уезжал в Северную Америку.

АВТОБУС

Остальные хоккеисты уже переспали ночь с неудачей и старались отключиться.
Весь турнир я задавал вопрос Богдану Киселевичу, в какой клуб НХЛ он поедет. Давным-давно я слышал название, но забыл: "Сент-Луис" или "Сан-Хосе". На время чемпионата мира Богдан просто игнорировал мои вопросы, вежливо улыбаясь. Но теперь скрывать было нечего.
— Точно "Сан-Хосе" не будет, не было такого варианта никогда, — сказал он.
— Значит, "Сент-Луис", — обрадовался я.
— А тут не все так просто. Есть много вариантов, мне же уже 28 лет. Реально, есть несколько команд, куда я могу поехать. Но мне надо психологически решиться на такой шаг. Все-таки у меня двое детей.
Я посоветовал ему ехать и не бояться. Стиль у него подходящий.
— Правда, я такое и про Сергея Плотникова говорил, — вспоминаю.
— Вот-вот, — покачал головой Богдан. — А пример Вадима Шипачева?
Богдан и Вадим оба из Череповца. Может быть, и не стоит ехать.
В 12.30 по местному времени команда села в автобус и поехала. Через минуту из отеля выбежал сотрудник с огромным баулом и стал кричать, что сборная забыла вещи. Автобус с командой так и не остановился.
Символично. Все вроде бы нормально, а что-то мы в Копенгагене забыли. Нет чувства, что мы достигли максимума.
Комментарии25
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео