Lenta.ru 21 октября 2019

«В Дагестане каждый второй — спортсмен»

Фото: Ed Mulholland / Getty Images
стал настоящей сенсацией в США. Неизвестный местной публике парень из Дагестана быстро освоился в Абсолютном бойцовском чемпионате (UFC). «Лента.ру» пообщалась с не знающим поражений в промоушене Магомедшапировым, чтобы подробнее расспросить о его пути в спорте, стиле в бою и планах на будущее.
«Мог оказаться в одном зале с Нурмагомедовым»
«Лента.ру»: Первоначально поединок против Каттара планировался в Бостоне. Но как мы знаем, все резко поменялось. Насколько стало для вас неожиданным участие в московском турнире, когда кард был фактически уже сформирован?
Магомедшарипов: Да, должен был драться в Бостоне. Но уже в самолете Москва — Нью-Йорк, перед заключительным этапом подготовки почувствовал себя очень плохо. Скорее всего, занес себе какую-то инфекцию. Я-то сам хотел выйти на бой, но тренеры решили, что лучше согласиться на перенос. Проблема в том, что мне прописали антибиотики — пока их принимаешь, тренироваться нельзя. Да вы и сами понимаете: после антибиотиков наступает серьезная слабость.
Мы попросили переноса. Ничего конкретного не имели в виду. Но я очень рад, что так получилось. Я уже говорил, что очень хочу в Москве подраться — здесь огромная поддержка. Да, понимаю, что буду больше волноваться. Будет давление.
Следите за комментариями Каттара о предстоящем бое?
Ой, честно не слежу за этим. А что он там сказал?
Ничего криминального. Просто забавное наблюдение: по словам Каттара, если бы он выполнял в октагоне то, что демонстрируете вы, на него бы тренер накричал. А у вас с наставником возникают, так сказать, творческие споры по поводу техник в бою?
(Смеется.) Да нет, даже наоборот. Тренер подбадривает, просит как раз делать то, что у меня получается. Почему нет-то? Что людям нравится, то мы и стараемся делать. Для этого и выходим в октагон.
То есть ограничивать вас не пытаются?
Наоборот. Просят больше проявлять фантазию!
Расскажите подробно о вашем арсенале приемов. Это набор уже освоенных техник или вы перед каждым боем стремитесь выучить что-то новое? И откуда оно берется?
В клетке далеко не всегда получается показать все, что хочешь. Есть такие парни, с которыми надо работать попроще. А вообще много над чем работаем — на тренировках, на спаррингах. Много чего есть. Надеюсь, в Москве получится показать.
А откуда берутся идеи, техники? Может быть, кино смотрите, боевики…
(Смеется.) Нет, из кино я ничего не беру. Что тренер покажет, повторяю. А по Каттару уже конкретный план есть, как работать. Первые два раунда буду ему следовать. А уже в третьем посмотрим. Может, и попробуем что-нибудь.
Вы сейчас занимаетесь в Нью-Джерси?
Да, сейчас заключительный этап подготовки. Здесь Рикарду Алмейда, Марк Хенри, со мной и Мансур Учакаев. Уже почти полтора месяца здесь находимся (беседа с Магомедшариповым состоялась 6 октября — прим. «Ленты.ру»). Первые сборы были в Дагестане, потом отправились в Таиланд. Потом как раз история с инфекцией приключилась. В UFC попросили прилететь в Лас-Вегас, чтобы показаться их врачам. Тогда мне и сказали, что тренироваться нельзя. В итоге две недели отдыха, перенос боя. Вернулся сюда к Рикардо Алмейде — здесь наша команда, много хороших спарринг-партнеров: , Фрэнки Эдгар, .
А была возможность в самом начале американского этапа карьеры обосноваться не в Джерси, а в Калифорнии, в American Kickboxing Academy (AKA)? Насколько я понимаю, вы общаетесь с Хабибом Нурмагомедовым и его одноклубниками.
Да, возможность действительно была. Но в Нью-Джерси уже были ребята, с которыми я занимался раньше. Тимур Валиев, например (Валиев начал выступать в США еще в 2014 году — прим. «Ленты.ру»). Да и много других, из тех с кем я раньше работал. И поскольку я раньше никогда не был в Америке, то поехал, получается, к своим. Да и со спарринг-партнерами здесь все в полном порядке. Я когда приехал, увидел того же Альвареса, Эдсон Барбоза тренировался, Марлон Мораес. Сейчас они уехали, но тогда получилось, что много высококлассных ребят, с которыми можно поработать. Да и вообще, мне здесь очень нравится. Ни о чем не жалею.
Марк Хенри еще в самом начале вашей карьеры в США уже высоко о вас отзывался в медиа. В интервью с  он прочил вам чемпионский пояс. А в личном общении он часто вас хвалит?
(Смеется.) Да, комплименты он часто делает. Хвалит не только меня. Он тренирует, настраивает ребят, повторяет, что мы можем стать чемпионами.
А как дела сейчас обстоят с изучением английского?
Да нормально! Уже лучше, гораздо лучше стало. На тренировках спокойно общаюсь. Но, конечно, когда появляется камера, становится чуточку неудобно, не по себе.
В одном из интервью вы заметили, что с Марком Хенри вы общаетесь на своем языке. Можете объяснить?
Ну у нас с ним, получается, есть свой код. Чтобы он мне подсказывал из угла. Да и русских слов он знает уже немало. Это еще и для того, чтобы другие иностранцы не понимали, что Марк мне подсказывает во время поединков. У него там уже целые листы исписаны нашими кодовыми словами…
«В Дагестане много бойцов? Любим мы это дело»
Кто из бойцов UFC является для вас примером в плане поведения за пределами октагона?
Да нет. Любой, кто спокойно общается, не болтает. В общем, те, кто не позволяет себе лишнего. Назвать кого-либо сложно. Но вообще, хороших ребят, считаю, больше, чем плохих.
Есть ролик, где вы проводите дружеский спарринг с Абдулрашидом Садулаевым (олимпийский чемпион и многократный чемпион мира по вольной борьбе — прим. «Ленты.ру»). Расскажите, что делает этого спортсмена особенным? Интересна информация из первых рук.
Я вообще неоднократно с ним боролся, когда сборы в Дагестане проходили. Он очень мощный и взрывной борец — удалось это прочувствовать. Вижу, как этот человек тренируется. Да и не только Абдулрашид, и другие борцы. Великим спортсмена делает труд. Надо много пахать, тренироваться, чтобы достичь такого уровня. Да и он еще раз доказал, что является сильнейшим (Садулаев в очередной раз завоевал золото на чемпионате мира — прим. «Ленты.ру»). Кстати, поздравил его. Мы стараемся поддерживать связь.
Сам Абдулрашид не слишком распространяется по поводу перехода в MMA. Вы видите его в октагоне?
Человек такие решения сам должен принимать. А вообще, почему бы и нет? В MMA хватает выходцев из борьбы. Показывают неплохие результаты. А Садулаеву нужно только поставить защиту от ударов руками, ногами. У него есть все шансы.
А как вы объяснили бы феномен дагестанских бойцов?
Не знаю, любим мы это дело. Каждый второй, наверное, в Дагестане — спортсмен. Может, через спорт люди хотят встать на ноги, не знаю.
UFC уже дважды выбрал Москву для проведения турнира. Один турнир прошел в Санкт-Петербурге. Вам не кажется, что организации стоит расширить географию?
Да можно спокойно в Дагестане провести, почему нет? Думаю, и Сочи потянет турнир UFC.
Приняли бы ли вы участие в бою вроде Кокляев — Емельяненко, чисто ради шоу?
Нет, не думаю, что я согласился бы на такое. Все понимают, что это только шоу, спорта в этом очень мало. Я могу понять тех, кто хочет на это посмотреть, извечный спор, кто сильнее — качок или боксер. Да и Александр с Михаилом активно продвигают свой бой. Но сам я вряд ли бы принимал участие в подобном мероприятии.
Есть ли бойцы в UFC, ради поединка с которыми вы бы поднялись в весе?
Если бы я мог подняться в весе, я бы выступал в другой категории. Мой рабочий вес оптимален для полулегкого дивизиона. Пока мне и в моем весе хватает соперников, потенциальный бой с которыми был бы мне интересен.
Комментарии
MMA , Статьи , Забит Магомедшарипов , Джо Роган , Эдди Альварес , Рамазан Курамагомедов , Lenta.ru
Читайте также
У Дацика изменился соперник по бою
Боец UFC объяснил непобедимость Нурмагомедова
Последние новости
Россия и Литва обменялись шпионами
Обнародована стенограмма первого разговора Трампа с Зеленским
«Руки-базуки» Кирилла Терешина оказались подделкой