Каряка: португальские СМИ писали, что я назвал Кумана расистом 

Каряка: португальские СМИ писали, что я назвал Кумана расистом
Фото: Чемпионат.com
Перед последним летним сбором футболисты «Амкара» обратились к руководству. Лист требований состоял из семи типичных для команды, полгода назад боровшейся за выживание, пунктов. Но за гарантией зарплат, премий и бонусов шло восьмое, неожиданное условие — «просим заявить для участия в турнире РФПЛ». Говорят, что оценил шутку и засмеялся в голос даже . Но главный тренер «Амкара» решил, что помощник больше нужен ему на скамейке. Именно в таком сочетании, без Каряки на поле, «Амкар» и стал главным открытием осенней части сезона.
« рано равнять с Акинфеевым»
— Чем вы так поразили игроков, раз они попросили заявить вас на сезон? — вопрос Каряке.
— Да ладно, они это в шутку. Хотя когда я только пришёл в «Амкар» прошлой зимой, Гаджи Муслимович предлагал: «Попробуй, начни тренироваться — может, получится». Но я к тому моменту не играл уже полгода, так что физически было тяжело. На тренировках-то мог показать технику, особенно когда ребята под нагрузками были, но понимал, что пора уже сосредоточиться на новой, тренерской роли.
— После тренировок на сборах в Словении я видел, с каким удовольствием с вами соревнуется Александр Селихов.
— Да, мы часто после тренировок оставались, ему, похоже, были интересны мои удары. Шучу, конечно. Саша — очень одарённый и трудолюбивый вратарь. В прошлом сезоне, когда он только подтягивался из второй команды, Селихов вообще не впечатлял. Совершал какие-то совсем детские ляпы, ошибался, не был надёжен. Но работал с таким желанием, что прямо на глазах набирал уверенность. Плюс благодаря сильному характеру начал оправдывать доверие в основе.
→ «Любовь к  привил отец». Селихов — о своей карьере
— Многие его сравнивают с Акинфеевым.
— Они действительно похожи универсализмом. У Селихова очень хорошая реакция, прыгучесть, игра ногами, он уверенно действует на выходах, психологически устойчив. В общем, у него есть всё, чтобы играть на очень высоком уровне. Но для полноценного сравнения с Акинфеевым Саше ещё очень много нужно работать.
— Он общался с вами перед уходом в «Спартак»?
— Общался, конечно. А что нам, отговаривать, что ли? «Спартак» идёт на первом месте, по игре команда тоже была сильнее остальных. Тут только радоваться остаётся, что Селихов переходит в такой сильный клуб. Мы с ним хорошо общаемся. Будет скучно — я всегда на связи.
→ «Играл уверенно, не дёргался». Как Селихов был спартаковцем
— Удивил не только Селихов, но и весь «Амкар». Назовите три причины, почему команда на шестом месте.
— Опыт Гаджи Муслимовича, у которого я учусь каждый день. Коллектив и костяк, которые образовались. Мы реально все друг за друга, а результаты позволяют быть уверенными в себе. В-третьих, на хорошем уровне выступают старожилы и прибавляют молодые россияне — Джикия, Комолов, Идову, Селихов, Костюков.
— Плюс, наверное, тактика. У «Амкара» самый широкий «автобус» в лиге.
— Про «автобус» — это шаблоны. Да, со «Спартаком» у нас две атаки за матч было, но зато мы сами им ничего не дали создать. А с ЦСКА вообще два в гостях забили, играли на чужой половине. Дома почти всегда владеем инициативой. Так что зря вы про «автобус». Просто порядок стараемся сохранять на поле, где все на своих местах.
— Место Джикии, например, вы летом поменяли. Был фланговым игроком, а стал центральным.
— Вариантов не оставалось. Ушёл Дима Белоруков, решили рискнуть и, кажется, нашли Георгию позицию.
— На которой у него лучший процент выигранных единоборств чуть ли не на всю Европу.
— Этого не знал, но Джикия — действительно интересный центральный защитник. Он скоростной, хорош в борьбе, цепок, а при этом ещё обладает отличным видением поля, пасом и сильным ударом. Он ведь раньше вообще опорником был.
— Джикией предметно интересуется «Спартак». Вам жаль расставаться с игроками, которые прибавляют в «Амкаре»?
— Как тренеру «Амкара» — жаль, хочется, чтобы ребята оставались в команде. Но вы понимаете, есть реалии, что финансовая ситуация в «Амкаре» всегда непростая, клубу нужно зарабатывать. И если за игроков предлагают хорошие суммы, то логично, что приходится расставаться. Ничего странного в этом нет.
→ Почему трансфер Джикии в «Спартак» можно только приветствовать
«В «Бенфике» меня подставили»
— Вас ведь самого когда-то приглашали в «Спартак».
— Червиченко делал официальный запрос о переходе в «Спартак», но тогда задачи у «Крыльев» были не менее серьёзные — так что переход к конкурентам был невозможен. Уже позже, когда начались задержки по зарплате, подошёл и честно сказал: «Андрей, есть предложение от „Бенфики“. Трансфер будет выгоден и клубу, и тебе».
— Был ли смысл уезжать из зоны российского комфорта?
— А когда ещё, если не в 26?! Плохо мне, кстати, стало уже на первых тренировках в Португалии. Это шутка, конечно. Но нагрузки у  были страшнее, чем в киевском ЦСКА. Я же приехал в Португалию в середине сезона РФПЛ и думал, что отлично физически готов, но Куман доказал обратное. До сих помню два занятия с «фартлеками» в день. Это такое интервальное упражнение, когда ты чередуешь рывки со спокойным бегом. Причём ускоряешься на полную по 200, 300, 400 метров, а в перерывах прыгаешь, отжимаешься. Первые дни на сборах в «Бенфике» я просто приходил в номер, ложился на кровать и вырубался. Но особой легкости у команды не было. Все победы в чемпионате были вымученными — то 2:1, то 1:0. Мы заняли только третье место в лиге, через год Куман ушёл, и команда реально выдохнула.
— Но именно при Кумане «Бенфика» вышла в четвертьфинал Лиги чемпионов, играла с «Барсой».
— Вышли из сильной группы с «МЮ», «Вилльярреалом», в 1/8 обыграли «Ливерпуль» 3:0 по сумме двух матчей, потом попали на «Барсу». Но я тогда почти не играл, зато хорошо запомнил один эпизод. В домашнем матче мяч попал в руку защитнику «Барсы», но судья промолчал. Прошло две недели, и такая же ситуация случилась в нашей штрафной — на «Камп Ноу» поставили пенальти. Так Куман посмотрел на Райкарда, и тому ничего не оставалось, как просто с сочувствием развести руками. Но той «Барсе» реально не нужно было помогать: с Анри, Роналдиньо, Месси и другими они бы и так Лигу чемпионов выиграли.
— Почему Куман так редко давал вам играть?
— Во-первых, меня приглашал другой тренер, но произошла смена, и с Куманом в клубе мы появились примерно в одно время. Он ставил игру по системе 4-3-3, где мне отводилась роль опорника, хотя почти всю карьеру я играл флангового полузащитника. В «Бенфике» же края исполняли роль форвардов, где играл, например, Симао. Возможно, это тоже сказалось. Во-вторых, на моей позиции были действительно сильные игроки. Вот как Руй Кошта, например. Когда мы сталкивались в борьбе на тренировке, то я целенаправленно хотел отобрать у него мяч. Он вроде и финтов не делал, но работает голеностопами и корпусом так, что не подберёшься. Это совсем другой уровень. В-третьих, конечно, были и вопросы адаптации.
В какой-то момент я начал привыкать к требованиям, и Куман стал доверять: выпустил в матче с «Вильярреалом» — я отдал голевую, потом через три дня с «Порту» — за 20 минут я поучаствовал в обоих забитых мячах. После этого на занятиях стал понимать, что тренер на меня рассчитывает, но карьера в Европе неожиданно испортилась. В Португалии подумали, что я не люблю их страну, критикую клуб и тренера.
— Так зачем критиковали?
— Да не то чтобы критиковал. После одного из матчей мне позвонил журналист и бывший пресс-атташе «Крыльев Советов» , который приехал в Португалию на сборы с «Динамо». Договорились поужинать, он предупредил, что будет ещё парень из «Советского спорта», который хочет взять интервью. Вечером мы сели в ресторане, общались за столом на личные темы, после этого я отдельно сказал несколько типичных фраз под диктофон — и на этом ужин закончился. Зато через пару дней вышел из дома и увидел, что в соседнем газетном киоске висит мой портрет. Представляете, Каряка был на первых полосах всех газет?!
— Сразу всё поняли?
— Нет. Только когда нашёл русскую версию. Это ужас, конечно: сказанное в частной беседе за столом было приукрашено и выпущено в печать. Португальцы сделали акцент на самых ярких местах. Что Куман непонятный тренер, что он ставит бразильцев, а не меня, потому что расист и так далее. А я ведь с Луизао и другими бразильцами дружил и даже за столом не смог бы такую чушь придумать. Перевели они и часть про жизнь в Лиссабоне — что здесь плохо, для детей всё не так. Понимаете, люди же часто жалуются в приватных беседах на бытовые проблемы, иногда шутят. Представьте, что ваш кухонный разговор попадает в прессу. Хорошей ли будет реакция? Причём значительную часть из напечатанного я даже не говорил.
— Как отреагировал Куман?
— Сделал вид, что меня не знает. Бразильцы, конечно, обиделись немного, хотя я им и пытался всё объяснить. Но клубу нужно было принимать решение — меня отстранили от футбола и тренировок, запретили появляться на базе.
— Насколько я знаю, автор интервью  — адекватный парень. С ним поговорить не получилось?
— Он был готов дать опровержение, но после их разговора с начальником они решили оставить всё, как есть. Я не понял этих людей, зачем они так поступают. В итоге пришлось обращаться в суд, после чего в клубе сказали: если ты выиграешь дело о клевете, то мы тебя вернём в команду, раньше — без вариантов. Естественно, разбирались несколько месяцев, меня признали правым, присудили какие-то копейки, но это было провалом, потому что былую репутацию было не вернуть.
— У  для этой ситуации есть отличная фраза: «Если сказал что-то малознакомому журналисту и потом это вышло в печать — значит м… к именно я».
— Из-за того что привык доверять людям? Не знаю. Но в Португалии резонанс получился действительно серьёзным. Ведь репутация клуба здесь — это самое главное, часть жизни фаната. Вот что для них значит футбол?! Например, не самый известный футболист Каряка приехал на заправку — и почти нет случаев, когда бы его узнали и не показывали эту скидочную пластиковую карточку «Бенфики». Люди ежемесячно перечисляют на неё 12 евро, чтобы такие, как я, получали зарплату — и гордятся этим. Но, получается, Каряка этих болельщиков оскорбил.
— Но в Португалии вам действительно было тяжело. Вы же не просто так эту «кухонную» беседу вели.
— В чём-то тяжело, да. В России-то только 90-е кончились, всё крутится, вертится, ты привык выживать, а тут такое спокойствие, всё расписано на годы вперёд. У нас ведь человек как платит за газ и электричество? Получит счета, подержит их на полке, а через год разом всё погасит. В Португалии же я как-то вечером не заплатил, утром проснулся — света и газа нет. В выходные на приём в местный ЖКХ записаться нереально, нужно стоять в огромной очереди и, может быть, дня через два к тебе придёт техник, который всё подключит. Но сейчас у него всё расписано на неделю вперёд, а кроме него тебе помогать никто не будет. Так и сидишь в темноте, свечки зажигаешь.
— Зато спокойно, наверное.
— Спокойно — да, но рядом с домом нормальных детских садов нет. Все какие-то ограниченные площадки, где дети развлекаются, когда просто сидят на асфальте. Дочке 4 года было, мы её кое-как устроили в нормальный садик с английским уклоном. Располагался он где-то на окраине Лиссабона, нам сразу сказали, что возить ребёнка самим нельзя. В первый же день в 7 утра дочь забрал общий автобус — воспитатель пообещал, что вернутся в 4. И всё время ты нервничаешь: она же ни знает ни слова на английском и португальском. А потом ещё и ждёшь: вот уже 4 часа, 5 — никого нет. В 7 наконец звонок, заходит дочка и говорит: «Папа, мы сегодня весь день ездили на автобусе». Оказывается, он там у них где-то сломался, потом в пробке стояли. Я подумал уже: «Всё, никаких садов». Но на следующее утро, часов в 6, она нас сама будит: «Мама, папа — я в школу!» Ребёнок, конечно, лучше привыкает ко всему новому.
— Что вы сами делали без футбола?
— Хотели в Россию улететь, но я как раз паспорт отдал для получения вида на жительство. Получилось, что покинуть страну нельзя, на стадион нельзя, тренироваться нельзя. Зато в это время всю Португалию объездил: океан, замки, ущелья. Красиво неописуемо.
— Вас вернули примерно в одно время с отстранением Кумана.
— Да, и пришёл тот самый Сантуш, который Португалию чемпионом Европы сделал. Вот тут команда выдохнула ещё раз. Тренировочный процесс интенсивен и разнообразен, упражнения всегда с мячами, тактика и теория интересные, отношение дружелюбное, сам тренер очень спокоен. Помните, как на Евро его Криштиану пытался во время финала хоть чуть-чуть растрясти?! Не получилось! Вот так и у нас было. Никогда не показывал, что нервничает — абсолютно уверенный в себе человек. Команда тоже раскрепостилась, стала крупно побеждать, красиво забивать, натужность прошла.
→ «Сантуш сделал из Португалии Грецию. Но мы не против»
— Как он к вам относился?
— Хорошо. По тренировкам я видел, что признаёт, рассчитывает. Начал выпускать, я даже забивал. В какой-то момент и сам к Португалии привык, понял, что можно здесь остаться, жена как раз собиралась второго рожать — нужно было делать выбор. И тут Герман Ткаченко предложил вариант с «Сатурном».
— Так себе в сравнении с «Бенфикой».
— Зато место в составе почти гарантировано. Играть хотелось… Прилетел я в Москву, поехал на базу с Димой Кириченко, мы тогда встали в пробку, и я поймал себя на мысли, что мы уже чуть ли не три часа топчемся на дороге, а злости нет, только радость. Радость, что могу с кем-то говорить по-русски, понимать и быть понятым. Соскучился по этим эмоциям, улыбкам и понял: буду играть здесь.
«Долги в «Сатурне» не вернут»
— Вы сразу поняли, куда вернулись из Португалии?
— В каком смысле?
— Середина 2000-х, некачественные поля, странные матчи.
— Не знаю. В первой же игре я забил , сыграли 1:1 на «Петровском». А «Зенит», вообще-то, через год Суперкубок Европы взял. База у «Сатурна» тоже была шикарной и вряд ли хуже, чем у «Бенфики». Странные матчи — тоже не про нас. Разве к «Сатурну» была хоть одна претензия?!
— Если честно — нет. Помню даже, как в последнем туре в чемпионском матче с «Зенитом» бились.
— Это было делом принципа. До этого у «Спартака» очки отняли, с «Зенитом» хорошо играли, пропустили после рикошета, в конце могли отыграться, но защитник с ленточки мяч в перекладину перевёл. Залети — чемпионом бы сделали «Спартак». От «Сатурна» у меня остались бы только положительные эмоции, если бы не финансовый крах.
— Долги вам так и не отдали?
— Будем считать, что я смирился. Но ситуация ненормальная.
— А нормальная ли ситуация, что футболист «Сатурна» Каряка, пусть и лидер команды, зарабатывает 2,5 миллиона долларов в год?
— Тоже в ведомости смотрели?! Так это ложь. Неверная сумма. Она к годовой зарплате не имеет отношения. Люди не совсем понимают, о чём говорят. Просто в эту бумагу плюсовали все долги за предыдущие сезоны. Что-то в один год недоплатят, скажут: «Андрей, вот деньги на следующий перенесём». Я соглашался. В итоге 2,5 миллиона и набежало.
— Сколько из них получили?
— Процентов 20.
— Тяжело, когда большие деньги летят мимо?
— А что тут сделать?! Мы верили в будущее, играли, вели себя профессионально, решили задачу, остались в РФПЛ, но команду всё равно расформировали. Спасибо болельщикам: когда они пришли разговаривать с нами после сезона, то понимали, что вины игроков нет. А деньги… Ну, это ведь история не только моя и не только «Сатурна». Как нам объяснили, там всю Московскую область довели до банкротства. В прессе ведь писали, что какой-то чиновник три миллиарда евро вывез. Ну, сами всё понимаете. Слышал также, что были инвесторы, которые хотели взять «Сатурн» даже с долгами, но, видимо, области это уже было не надо, видимо, преследовали свои интересы.
«Я и русский, и украинец — советский человек»
— Вы ведь коренной украинец.
— Родился в Днепропетровске, всё детство там играл, потом в «Металлурге» запорожском.
— Родственники до сих пор там?
— Конечно. Только давайте я не буду эту тему трогать политическую. Я зарёкся комментировать.
— Не жалели, что поменяли гражданство в начале двухтысячных?
— А чего жалеть?! Я не русский, не украинец — родился в Советском Союзе. Мы были одной страной всегда, людьми, как это говорят, с одним менталитетом. Да, я играл за все юношеские сборные Украины. Точнее, как играл — сколько меня ни вызывали, но на поле не выпускали. Так с бровки и смотрел, как парни против Германии Баллака бьются. Или с Францией Анелька и Трезеге. Это вообще смех: один как всегда забьёт 4, другой столько же отдаст — сразу было понятно, что растут суперфутболисты.
— Вас суперигроком не считали.
— Ну, раз не выпускали. Никто и не расстроился, наверное, когда я в «Крыльях» россиянином стал. Я хотел играть за сборную, и первым меня вообще Касымов стал перетягивать, даже организовал встречу с узбекской федерацией. Но я был ещё достаточно молод, чтобы принять предложение. Но когда Герман Ткаченко сказал про Россию, то я даже не сомневался. Знаю, что позже человека, отвечавшего в Украине за селекцию, уволили именно из-за меня.
— Вызов вы получили перед чемпионатом мира 2002 года.
— И понимал, что не поеду, только в подготовительный период тренировался с командой. Помню Романцева. Он закрытым казался, ни с кем особо не разговаривал. И ещё в памяти остались эти спартаковские квадраты. Если попадал против Титова, Карпина, Аленичева, то всё — шансов отобрать почти не было.
— В сборной Газзаева вы были уже одним из лидеров.
— Вот тренировки Газзаева я запомнил лучше, чем Романцева. Там такие нагрузки с мячом и без мяча, что ощущение топ-формы кажется тебя надуманным. Всегда тяжело, зато потом бежишь. Я за Россию всегда играл с удовольствием, команда была хорошая, футболисты сильные.
— Сейчас — хуже?
— Я итоги Евро и последние выступления не хочу комментировать. Скажу лишь, что перед ЧМ-2018 нам будет очень тяжело найти ресурсы и футболистов, которые могли бы заменить старожилов.
→ Как стать хуже Буркина-Фасо: деградация России в рейтинге ФИФА
«В армию меня просто выкрали»
— Но вас же как-то нашли на Украине.
— Да случайно. «Крылья» как-то сыграли с киевским ЦСКА и пригласили четверых ребят на просмотр. отказался ехать, и меня прицепом решили сунуть. В итоге понравился. Да я и сам был рад, армия немного поднадоела, а другого варианта уйти из неё не было. Меня и так туда выкрали, можно сказать.
— Что значит выкрали?
— Я играл в «Запорожье». У нас хорошая команда была, молодая. Но, сами понимаете, если армии надо, то призывают — и отправляют в Киев. Так нас аж четверых забрали. Приехали ночью в субботу, провели операцию, посадили в машину, вывезли, чтобы местные чиновники не перехватили, доставили в часть. Хотели провести присягу в понедельник, но сделали всё уже в воскресенье утром, не переодевая в военную форму. В общем, думали, что украли. Но потом поднялся протест, звонил Суркис в ЦСКА — кажется, обязали заплатить хотя бы какую-то компенсацию.
— В чём особенность выступления в «армейском» клубе?
— За красную карточку мой товарищ мыл тарелки на всю часть. Картошку ребята чистили. Ещё помню, на матчи только солдаты и их семьи ходили — больше 500 человек редко собиралось. Я футболом был занят, поэтому в истории не попадал. Помню только, что в «Крылья» хотел уехать ещё и потому, что бутсы обещали новые выдать. Вот такой у нас тогда был футбол.
«Удар ставил Маркаров»
— В «Крыльях» вы попали к Тарханову.
— И мне повезло. Федя Смолов ведь именно у него прибавил, Слава Подберёзкин, другие ребята. Тарханов заложил мне технику. Физически в ЦСКА я и так развился, а работы с мячом не хватало. Мы тренировались в квадратах, в имитации игровых эпизодов — от таких занятий уставал не меньше, чем в ЦСКА. Плюс тренер мне доверял: сначала дал адаптироваться, потом начал ставить в состав чаще.
— Через два года в команду пришёл и Гаджи Гаджиев.
— Вот он вместе с помощником развивал мой удар.
— Есть секретные упражнения?
— Конечно. У меня детства был сильный удар, но вообще не поставленный. Мяч летел быстро, но куда попало. Маркаров сказал: «Мы тебя прицелим». Он обрезал фишку, которую используют для игровых упражнений, ставил на неё мяч так, что он касался земли, но был защищён со всех сторон, а я должен был 10-20 раз после тренировки с этой фишки пробить. Инстинкт самосохранения работает — под мяч уже не ударишь, выше он не улетит — так и формируется точность. Со штрафных я и впрямь много забил.
— «Спартаку» даже два в одном матче, когда 4:2 выиграли.
— Я потом с Владиком Радимовым разговаривал. Он говорит: «Включаю телевизор, знаю, что ты два положил, смотрю обзор. Первый штрафной — 20 метров. Думаю, ладно, гол, всё ясно. Потом второй. 35 метров. Ты чего, оттуда бить будешь? А как дал прямым ударом…».
— Хоть в одной команде футболист исполнял штрафные лучше вас?
— Касымов. Тут даже сомнений быть не может. Гений. Мне вообще повезло с учителями. Ещё ведь Бородюка в «Крыльях» застал. Он в 39 лет бегал лучше, чем мы с Игнашевичем в 20. Это я шучу, но боролся Генрихович реально уникально. И если кто-то недорабатывал, то одного его взгляда было достаточно, чтобы человек больше не решался халявить.
→ Бородюк: главное в тренере — глаза
— В «Крыльях» вы доросли до второго места в списке бомбардиров.
— Мог и первым стать, но Кержаков забил в Волгограде в последнем туре, а я в Раменском — нет. Зато мы всё равно выиграли и по разнице мячей как раз опередили «Зенит» в борьбе за бронзу. Это было важнее личных титулов.
— Ещё был странный матч с «Тереком», который неожиданно выиграл Кубок России.
— У нас было пять моментов, 2 штанги, перекладина. У «Терека» вообще шансов не было — только одна атака в конце. В дополнительное время мы бы их точно дожали. Но тот сезон в целом можно назвать удачным.
— Почему же тогда удачная полоса «Крыльев» со временем закончилась?
— Банальная история для России — закончилось финансирование. Те гарантии, которые инвесторы давали Герману Ткаченко, перестали выполняться. Была создана добротная команда по российским меркам, построена хорошая база, на матчи ходило минимум 25 тысяч человек, был огромный ажиотаж, но в тот момент не нашлось человека, который мог бы поддержать, инвестировать и развивать клуб дальше.
— Хотели бы когда-нибудь тренировать «Крылья»?
— Клуб мне близок, конечно, в будущем хотел бы его тренировать. Но это  уже готов работать отдельно, а я-то пока нет. Учусь в «Амкаре» у Гаджи Муслимовича, впитываю на каждой тренировке и пока думаю о том, чтобы наши успехи не распространялись только на первый круг. И чтобы вопросы о сюрпризах «Амкара» вы мне задали и после окончания сезона…
→ Лечебница русского футбола. Почему «Амкар» в шестёрке — это круто
Видео дня. Школьница установила мировой рекорд по «огненным жимам»
Комментарии