Ещё

Сириль Абитебуль из «Рено» — о Сергее Сироткине, целях команды, двигателе 

Фото: Чемпионат.com
«Не использовали новый MGU-K в Сочи из-за логистики»
— Сириль, позади четыре первых Гран-при, можно делать первые выводы. Какой результат устроит «Рено» по итогам сезона?
— В этом году мы официально объявили, что хотим финишировать на пятом месте. Это будет трудно, потому что конкуренция в группе середняков очень высокая. «Форс Индия», «Торо Россо», «Хаас» и мы будем бороться между собой, однако у нас, как мне кажется, есть все возможности завоевать пятое место. Посмотрим, кто выиграет в этой борьбе.
— Есть ощущение, что и «Уильямс» не так далеко впереди.
— Да, но у нашей машины пока большая разница по темпу в квалификации и гонке. В субботу мы почти что четвёртая команда по темпу, и эту скорость необходимо перенести на воскресенье. Пока мы этого не добились, но готовим новинки, одна из целей которых — сокращение разницы между квалификацией и гонкой.
— Многие жалуются, что в Формуле-1 стало меньше обгонов, но другие радуются — мол, зато атаки «настоящие». Что вам больше по душе: качество или количество?
— Я предпочитаю качество количеству, если количество, конечно, уж слишком не падает. Нам нужна плотная борьба в гонках, которая при случае заканчивалась захватывающими обгонами. Каждый обгон должен быть запоминающимся моментом. К примеру, все помнят обгон Найджелом Мэнселлом Айртона Сенны на Гран-при Испании 1991 года. Обгоны не должны быть уникальным явлением, но чем-то особенным. Поэтому я в принципе доволен нынешним регламентом: мне кажется, достигнут хороший баланс.
— Каковы планы «Рено» по обновлению двигателя?
— С каждой гонкой мы улучшаем самый слабый аспект нашего мотора — сейчас это надёжность. Когда вы уверены в надёжности мотора, то можете улучшать его скоростные характеристиками. Я могу заверить, что двигатель станет производительнее. Так или иначе, я могу гарантировать, что наш мотор станет мощнее. Этот процесс уже стартовал и продолжится в ближайшую пару гонок, причём для него не всегда обязательно использовать новые детали или узлы двигателя. Не всегда нужно менять «железо», чтобы получать более высокую мощность.
— Вы имеете ввиду активизацию работы с новым поставщиком масла и топлива?
— В том числе. Как вы знаете, мы работаем с двумя поставщиками. Наш основной корпоративный и стратегический партнер — BP Castrol, с ними мы разрабатываем нашу производственную программу. Также мы сотрудничаем в технологическом плане с Exxon Mobil, который является партнером «Ред Булл». Оба этих партнёрства хорошо работают, и вообще это интересный момент: работа сразу с двумя поставщиками даёт ценный опыт. Топливо и масло способны обеспечить большую разницу в Формуле-1.
— Удалось ли вам решить все проблемы с генератором MGU-K? Когда мы увидим в гонках версию 2017 года?
— В начале сезона нам пришлось вернуться к прошлогоднему варианту из-за проблем с надежностью. Тесты в Бахрейне показали, что мы готовы вновь использовать версию 2017 года. На Гран-при России мы не задействовали новый MGU-K по ряду причин, в основном связанных с логистикой. Но когда мы вернёмся в Европу, то в плане логистики уже будет проще начать использовать новый генератор.
«Люди будут удивлены машиной «Рено» в 2018-м»
— Вы до сих пор продолжаете увеличивать штат команды?
— Безусловно. Недавно штат в Энстоуне достиг 600 человек. Если быть точным, сейчас нас 605. Восемь месяцев назад цифра была 475, а к концу года мы планируем дойти до 640 сотрудников. Но да, сейчас процесс найма новых сотрудников уже начинает потихоньку затихать — вакансий остаётся всё меньше.
— Когда у «Рено» появится достаточно ресурсов, чтобы побеждать?
— Не хочу вас обманывать, поэтому скажу прямо: с текущей бизнес-моделью Формулы-1 у нас никогда не будет столько же ресурсов — и финансовых, и людских — сколько есть у нынешних топ-команд. Но я хочу достаточно к ним приблизиться, чтобы быть способным вступить в борьбу. По сравнению с крупными командами наших ресурсов меньше на 15% процентов, но я даю своей команде задание: придумать, как сделать то же, что и они, но с меньшими ресурсами. Это дополнительное требование для всех наших сотрудников.
— На что может рассчитывать «Рено» в следующем году?
— Важно двигаться шаг за шагом. Сначала нужно укрепить то, чего мы добьемся в этом году. Согласно плану, мы должны начать бороться за подиумы по ходу следующего сезона. Да, сейчас отставание большое, но вся команда работает день и дочь, чтобы следовать плану. Честно говоря, наш автомобиль 2018 года станет первым, что построен с применением всех свежих ресурсов. В этом году мы действовали в условиях некоторых ограничений. Кстати, мы уже начали работу над машиной для следующего сезона и хотим всё делать заблаговременно. Думаю, люди будут удивлены нашей машиной-2018.
— Нужен ли «Рено» некий звёздный гонщик для решающего рывка вперёд? Вы ведь читали в прессе слухи про интерес «Рено» к Фернандо Алонсо?
— У меня нет какой-то определённой позиции на сей счёт. Не хочу как говорить, что «Рено» нужна звезда, так и утверждать, что такой пилот нам точно не нужен. Гонщики, безусловно, важная часть команды: они не только управляют автомобилем, но и двигают команду вперёд, а также выполняют роль молодых послов в спорте как внешне, так и внутри коллектива.
Важно, чтобы в команде был гонщик, способный вдохновлять, учитывая все сложности в развитии коллектива. Так что я не скажу, что нам не нужен звёздный пилот, но я предпочёл бы, чтобы «Рено» вырастил собственную звезду. К слову, «Рено» сыграл важную роль в становлении Фернандо Алонсо. Важно, чтобы люди понимали амбиции «Рено», в том числе видя состав гонщиков.
«Работаем, чтобы Сироткин стал боевым пилотом»
— В вашем распоряжении есть Сергей Сироткин. Насколько велики шансы гонщика, не имеющего опыта, попасть в заводскую команду?
— У нас есть много идей насчёт того, как дальше развивать Сергея, чтобы в итоге он стал боевым пилотом Формулы-1. Я не хотел бы вдаваться в детали: выступление в Формуле-1 и выступление за конкретную команду — это разные вещи. Могу сказать, что мы работаем над решением, чтобы Сергей стал боевым гонщиком Формулы-1. С нами или нет, я вам не скажу.
С самого начала сезона я хотел, чтобы наши нынешние пилоты — Нико и Джолион — могли полностью сосредоточиться на своей работе. И сейчас я не хочу думать ни о чём, кроме того, как помочь нашим пилотам выполнять свою работу. Именно поэтому я не хотел бы спекуляций насчёт будущего Сергея в «Рено». Тем не менее, могу ещё раз вас заверить, что сейчас «Рено» ищет для Сироткина возможность стать призовым пилотом.
— В пятницу в Сочи поломка машина помешала Сергею отработать первую практику…
— Это огромное разочарование для всех. Сергей очень сконцентрирован на работе, и он серьёзно готовился к этому дню. Так что мне очень жаль его, ведь после всей подготовки он проехал лишь один установочный круг. Также мне жаль команду, которая потеряла возможность продолжить работу с новинками. У новых машин такое узкое рабочее окно, что необходимы максимально верные настройки. А с учётом использования обновлений нам было особенно важно хорошо отработать пятницу. Но утро прошло не так, как нам хотелось бы.
К счастью, Сергей уже отработал много кругов на тестах в Бахрейне — гораздо больше, чем он мог бы проехать на пятничной тренировке. У нас есть программа для Сергея на весь сезон. Я уже могу сказать, что он вновь будет за рулём нашей машины на первой практике в Барселоне через две недели. А дальше посмотрим.
— В этом году Сергей нигде не выступает. Вам не хотелось бы, чтобы у него появилась гоночная практика? Например, в гонках на выносливость.
— В целом, я бы это поддержал. Вы ведь видите, какой ажиотаж возник насчёт участия Фернандо Алонсо в «Инди-500». Это было непростое решение для Фернандо и его команды, но мы видим, какой получился эффект. Если вернуться к Сергею, то было бы неплохо найти для него возможность гоняться в этом году. Думаю, ему не стоило бы выступать в какой-то из «формул»: когда ты начинаешь менять машины, то это сильно влияет на ощущения и реакцию. А вот Ле-Ман — фантастическая гонка, возможно, лучшая в мире. Если у Сергея появится серьёзная возможность для выступления там, то мы серьёзно её рассмотрим и вряд ли будем чинить препятствия.
— Год назад было объявлено о начале сотрудничества между «Рено» и «СМП Рейсинг». Заключается ли оно в чём-то ещё, кроме работы с Сироткиным?
— И СМП, и «Рено» важны для автоспорта. Мы уже 40 лет в Формуле-1, но также активно способствуем привлечению молодых гонщиков в чемпионат: организуем Еврокубок Формулы «Рено», ра