Ещё

История Григория Анастасьева — главного тренера сборной СССР по выездке 

Фото: Чемпионат.com
История конного спорта нашей страны знает немало славных побед. В советское время наши всадники на протяжении двух десятилетий поднимались на самые высокие места важнейших международных соревнований. Впрочем, ещё в 50-е годы медали Олимпиад и чемпионатов мира казались заоблачными высотами — мировое конное сообщество было закрытым клубом, в который новичков, тем более из Советского Союза, пускать не очень-то хотели. Однако выдающийся тренер Григорий Терентьевич Анастасьев сумел подобрать к запертым дверям ключи и дотянуться со своими подопечными до золотого небосвода.
Провал советской команды
В послевоенное время лошадей в СССР любили: показательные выступления кавалеристов собирали полные стадионы, мальчишки толпами окружали лошадей и всадников и мечтали оказаться на их месте. Ещё бы: грациозный испанский шаг или галоп на трёх ногах буквально завораживали зрителей. Советские газеты бодро рапортовали, что очередные соревнования проходят на высоком техническом уровне. Однако так лишь всем казалось. Суровое столкновение с реальностью произошло на Олимпиаде 1952 года, куда пригласили и советскую команду.
Всадники из СССР заняли места в нижней половине турнирной таблицы. Впрочем, произошло это не потому что люди и лошади были плохи или неподготовленны. Советские спортсмены просто не следили за тенденциями мировой выездки и продолжали практиковать сложные технические упражнения, которые судьями и зрителями уже не ценились. Провал раскрыл спортивным властям страны глаза: перед командой была поставлена задача — кардинально изменить ситуацию.
«Наступление русских»
В 1954 году главным тренером сборной СССР по конному спорту был неожиданно назначен Григорий Терентьевич Анастасьев, за плечами которого был почти тридцатилетний стаж службы в кавалерии и опыт преподавания в Краснознамённой Высшей офицерской кавалерийской школе. А ещё — титул многократного чемпиона страны и статус рекордсмена по высотно-широтным прыжкам: в 1947 году он сумел преодолеть препятствие размером 2,06 на 2,02 метра. Как показали следующие годы, выбор нового руководителя команды оправдался на все сто процентов.
В первую очередь Терентьич, как его ласково называли подопечные, принялся сокращать пропасть между советским и мировым конным спортом. В 50-е годы добывать ценную информацию было невероятно трудно, тем более когда чемпионы тщательно скрывали методы своих тренировок. Иностранных языков Григорий Терентьевич тоже не знал, а потому просто приезжал на соревнования и наблюдал, анализировал, скурпулёзно записывал в свой блокнот, с которым никогда не расставался. И во многом интуитивно сумел вывести нужные закономерности, понять правила игры, установленные на международной арене.
Все полезные наблюдения Анастасьев передавал своим подопечным. И результаты масштабной работы не заставили себя ждать. В 1956 году сборная СССР заняла в командном зачёте четвёртое место из восьми. А специалисты в один голос отметили невероятный прогресс советской команды, недаром же в оборот вошло понятие «наступление русских». Первый медальный успех же пришёл незадолго до Олимпиады в Риме: в 1959 году на представительных турнирах в Висбадене и Гамбурге Сергей Филатов на Ингасе завоевал для Советского Союза первую медаль в конном спорте. И это было только начало! Ведь уже в 1960-м на Олимпийских играх Филатов на Абсенте завоевал историческую золотую награду.
Психологическое оружие
Помимо колоссального опыта Григорий Терентьевич обладал двумя важнейшими для главного тренера качествами: он умел замечать талантливых спортсменов и был выдающимся психологом. Когда в середине 60-х пришло время смены поколений, именно Терентьич волевыми решениями привлёк в сборную Ивана Кизимова и Елену Петушкову, разглядев в них будущих чемпионов. Те же сполна отплатили тренеру за доверие: Кизимов стал олимпийским чемпионом в 1968 году, Петушкова — чемпионкой мира в 1970-м и вице-чемпионкой Олимпиады в 1972-м. Более того, на этих турнирах вся советская команда не опускалась ниже второго места.
Что касается психологии, то Анастасьеву и здесь не было равных. Петушкова вспоминала, как Терентьич ловко использовал её природное упрямство, а часто просто перехваливал, понимая, что это ей помогает. А с Иваном Калитой тренер обычно ругался в преддверии стартов: «Не умеешь работать как следует — нечего было сюда ехать!» — восклицал Анастасьев. Спортсмен поддерживал беседу на повышенных тонах, и это помогало ему отвлечься и лучше настроиться. Люди со стороны думали, что тренер просто не умеет держать себя в руках, но едва ли не каждое его слово было выверенно и било точно в цель.
Гений-самоучка
Григорий Терентьевич всегда был голоден до своей работы. В 1970 году после триумфального выступления советских спортсменов на чемпионате мира в Аахене руководство федерации предложило ему начать воспитывать преемника, а самому получать зарплату на тёплом месте в городском Спорткомитете. Анастасьев не просто отказался от предложения: он был возмущён им. На следующий день тренеру принесли извинения, и он остался во главе команды. Однако долго проработать на своём посту ему не удалось: через год после завоевания долгожданного командного олимпийского золота на Играх-72 Григорий Терентьевич тяжело заболел, и уже в 1974-м его не стало. Хотя до последних дней он не покидал конюшню и даже сам садился в седло.
К сожалению, «гений-самоучка», как называли Анастасьева его коллеги, так и не оставил после себя ни преемника, ни пособий по тренерской работе. А потому результаты советской сборной после невероятного всплеска пошли на спад: заменить мудрого наставника так никто и не смог. Но выдающиеся успехи его подопечных даже спустя полвека вспоминают не только на родине, но и за рубежом.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео