Ещё

Боец ММА, отсидевший 10 лет в тюрьме, продолжает драться в 42 года. Зачем? 

Фото: SPORT24.ru
Когда-нибудь по сюжету жизненной истории Марата Балаева обязательно снимут художественный фильм или напишут книгу.
Бойцу ММА сейчас 42 года, он родился в Туркмении. Там начал заниматься вольной борьбой, побеждал на соревнованиях по СНГ, а к 18 годам перебрался в Осетию.
Через какое-то время он завязал со спортом и, как рассказывал сам в интервью «Матч ТВ», связался с плохой компанией, а в 27 лет попал в тюрьму за кражи. В 37 Балаев вышел из тюрьмы и начал вновь заниматься спортом.
В августе 2014-го Марат выиграл первый профессиональный бой по ММА, а в октябре 2015-го стал выступать в лиге ACB.
18 декабря 2016-го Балаев вышел драться за чемпионский пояс организации. Его соперником стал тогда еще 21-летний Юсуф Раисов. Поединок продлился все пять раундов, по итогам которых победа единогласным решением судей и титул чемпиона полулегкого дивизиона ушли к Балаеву.
Через пять месяцев он провел успешную защиту. После Марат не выступал год. В мае 2018-го он вернулся в клетку ACB и в середине первого раунда проиграл уже 23-летнему Раисову.
8 сентября Марату предстоит драться в Краснодаре на турнире ACB 89 с Мурадом Мачаевым.
В интервью корреспонденту Sport24 Ярославу Степанову Балаев рассказал о том, что мешает ему завершить карьеру, почему у него никогда не было спонсоров, насколько тяжело гонять вес в 42 года, а также по какой причине не состоялся бой Марат Балаев — Диего Брандао.
— Когда лига ACB анонсировала ваш бой против Мурада Мачаева, у определенной части поклонников ММА это вызвало удивление. Многие думали, что вы завершите карьеру после потери пояса. Появлялись ли такие мысли?— Да. Это было связано с тем, что нет огня, нет цели. Вообще, с самого начала передо мной стояла задача стать тренером. Нужно было, чтобы появились какие-то регалии. За всю жизнь, что я прозанимался спортом (за исключением 10 лет, проведенных в местах не столь отдаленных), мне не удалось ничего добиться. Было много перспектив, побеждал хороших борцов и так далее. Понимал, что нужно дожимать, становиться чемпионом мира, Олимпиады или что-то вроде.
Когда завоевал пояс ACB, огонек пропал. Ко второй защите титула подтолкнули другие мотивы. Не имеет значения, какие. Но желание исчезло. И, ко всему прочему, если я готовлюсь, то готовлюсь отчаянно, полностью погружаюсь в процесс. А в один момент начались проблемы со спиной, у меня появился страх, здоровье начало хромать. Надо было слетать в Германию, провериться. Но я не люблю что-то у кого-то просить.
Подумывал уйти, но после поражения увидел, что появилось много критиков. Не хотелось уходить на такой ноте. Обломался и сдался. Также немаловажным фактором стал финансовый вопрос, потому что помощи ни от кого нет, все тяну сам. И из-за учеников, и из-за клубов, в которых сейчас тренирую. Мои карьерные движения привлекают внимания к этой деятельности. Все это заставляет двигаться дальше. Да и я понимаю, что если не будет никаких проблем со здоровьем (помимо спины), то мое самочувствие в полном порядке. 42 года не ощущаются. Физически чувствую себя шикарно.
— Когда мы с вами созванивались несколько дней назад, вы как раз говорили, что в очередной раз прихватило спину. Часто беспокоит во время подготовки?— Я нормально преодолел пиковые нагрузки. В этом помогли друзья-врачи. Разогнался, насколько мне нужно было. Я же всегда отличался в боях высоким темпом, выносливостью и характером. Это мой козырь. Частично лишился этого из-за спины. По той же причине потерял уверенность. Всегда говорю своим ученикам, что характер — это ваш козырь. Когда столкнетесь в бою с таким же пахарем, как и вы, то важно достать его из кармана. Но, на самом деле, к поединку против Мачаева у меня получилось грамотнее подготовиться и восстановиться.
— Есть ли люди в вашем окружении, которые говорят о том, что пора завершать карьеру?— Да. Многие говорили это еще перед реваншем с Раисовым. Мол, все есть: идеальный рекорд, красивая история, чемпионский пояс. Советовали бросить карьеру и сосредоточиться на другой деятельности. Тренерская работа и прочее. Но я не люблю легки пути. Да, в некоторые моменты тяжело. Думаешь, ну дадут тебе эти 20 тысяч. И что? Они ничего не решат, а здоровье свое гроблю. Тем не менее, я чувствую, что еще могу показывать красивые бои. Чувствую, организм тянет, и каждый раз надеюсь, что спина не подведет. Если бы я всегда слушал кого-то, то не был бы тем, кем являюсь. Кстати, в этом плане меня мотивирует Петр Ян. Последние серьезные бои парень проводит с серьезными травмами, но выигрывает нокаутами. Часто его вспоминаю, и он меня очень действенно мотивирует.
— Предыдущий свой бой Мачаев проводил против неплохого борца Мухаммеда Кокова. За 15 минут у Кокова получилось провести два тейкдауна, но удержать на земле Мачаева он не смог. Почему это получится у вас?— У каждого из нас есть что-то, чего нет у другого. У Мачаева, например, есть опыт. У него 22 победы и два поражения. Это впечатляет. Он очень умный боец, и от него всегда стоит ждать сюрпризов. Тупых движений у Мурада не будет. Посмотрим. Своих планов я раскрывать не буду. Есть заготовки. У него тоже что-то есть. Он же не дурак. Увидим 8 сентября.
— У вас есть есть свой бренд одежды. Есть тренерская работа. Есть недавно стартовавший канал на ютьюбе. Если представить, что боев больше нет, этого бы хватало вам на обеспечение себя и своей семьи?— Как раз-таки продолжение карьеры этому всему помогает. Привлечение внимание к клубу, к одежде, к ученикам. А так, если бы завязал, то, наверное, в течение года смог бы серьезного бойца слепить. Сейчас ученики немного страдают, но они видят, как я готовлюсь. Нет финансовых вливаний со стороны. А так бы, уверен, таких дел смог натворить. И с одеждой, и со всем прочим. Клуба у меня собственного нет. То есть, он есть, но не на собственной базе. Просто арендовали место с адекватными хозяевами. Какой-то процент им отдаю. Мне так легче. Со многими говорил, у кого есть свои клубы, они не советуют с этим связываться. Другое дело — свое помещение. Где не надо платить за аренду. Но для этого нужны вложения денег. Пока мы организовываем внимание, а потом будем думать насчет вливания.
— Кто разработал ваш бренд одежды?— Логотип? У меня появился друг Алексея из «N1 Sport». Он предложил мне эту идею. Их дизайнеры подсуетились, все профессионально сделали. У меня есть еще национальная линия, для осетин, но это уже я рулил. А так, у них хорошие дизайнеры, очень помогли. У этой компании заказывает одежду почти вся России. Те же Eagles MMA и клуб «Крепость».
— То есть, разработка бренда вам ничего не стоила?— Верно. Алексей — такой человек. Когда я с ним говорил о ценах, он говорил, мол, забирай партию бесплатно. Уважает, что я в солидном возрасте такие бои провожу. Он — работяга, трудолюбивый. Считает, что делает правильное дело, ничем плохим не занимается. Хороший человек. Для него деньги — не главное. Они бесплатно разработали логотип, бесплатно выделили часть продукции для моих учеников. Он приходит на мои бои, общаемся.
— Вы говорите, что в вас никто не вкладывается. В какой-то момент времени ваша история была везде, где только можно. Неужели не нашелся ни один спонсор, который хотел бы с вами работать? Может, вы сами кого-то искали. — Нет, сам найти не пытался. Я профессиональный спортсмен, и прошлый бой показал, что нельзя отвлекаться ни на что, если ты выступаешь. Тем более на таком уровне. Когда ты хочешь и выступать, и тренерской деятельностью заниматься, и одежду выпускать, то ни к чему хорошему это не приведет. Мне кажется, такая же история сейчас происходит с Александром Шлеменко. Тренерская работа отнимает много времени и энергии, ведь ты всю душу вкладываешь в учеников, а про себя забываешь. Думаю, Шлеменко попал в такую же ситуацию. Это все практически невозможно совмещать, но мы пытаемся доказать, что возможно.
Были люди, которые говорили, мол, давай мы вольем в тебя деньги. Но я человек, который «прошел коридор», который 10 лет находился среди разных людей. И хитрых, и таких, и сяких. В итоге я не хочу, чтобы со мной произошло то же, что случилось, например, с Майком Тайсоном, которого все подряд обманывали. Если что-то делаем, то все должно быть прозрачно. Необходимо понимать, какая копейка куда уходит. А хозяев надо мной мне не надо. Много ситуаций происходило, когда пуха набрасывали, а в итоге ничего непонятно. Когда есть четкий бизнес-план, что, как и зачем, это одно дело. Но я лучше буду один.
В России как это работает? Чеченцы помогают чеченцам, дагестанцы дагестанцам, сибиряки сибирякам. Я могу предложить кому-нибудь, мол, давайте буду за вас выступать. И объявится 150 командиров. Делай то, не делай это, общайся с тем, с тем не общайся. Да, возможно, появятся какие-то деньги, но тогда придется забросить все движения, которые у меня есть сейчас. Не думаю, что это того стоит. Да и я злее, когда окружают проблемы. Спортсмен должен быть голодным и злым.
— Удивил ли вас переход Юсуфа Раисова на категорию выше?— Нет. Считаю, ему нужно было еще раньше перейти. Молодой парень, ему же не 42 года. Это я уже вот-вот уйду и нужно выжать все, что возможно. Ему необходимо беречь здоровье, потому что впереди много лет выступлений. Ему тяжело дается сгонка. Он очень большой. Нужно иметь много духу, чтобы подняться на дивизион выше сразу после завоевания пояса. Защитить, конечно, можно было, но я знаю, как он тяжело гоняет. Юсуф слишком большой для 66 кг.
— Со стороны кажется, что вам гонять вес еще тяжелее. Не было мыслей тоже подняться в 70 кг?— Да. Долго над этим думал. Даже говорил матчмейкерам о таком намерении. Один раз даже отказался драться с Мачаевым, потому что твердо решил перейти в легкую весовую. Но эти мысли пропали. Сейчас уже понимаю, что я маловат для 70 кг. Там некоторые парни весят более 90 кг. Я там буду чувствовать себя мыльным пузырем. Можно набрать искусственно массу и все такое прочее, но выйдет против тебя парень, который обычно весит порядка 90-95 кг, но гоняет в 70 кг. И что? Ты его за руку схватишь и даже с места не сдвинешь. Сделать, конечно, что-то можно, но это лотерея.
Мне комфортно в полулегком дивизионе. К прошлому бою я запустил себя, неправильно согнал вес, поэтому было тяжело. Сейчас же, когда до поединка остается две недели, я уже вешу 76 кг. И вес продолжает очень легко уходить.
— В день взвешивания и накануне, как правило, вы выглядите очень скверно. Можете описать, что чувствуете в эти моменты?— Это адски тяжело. Особенно, когда весогонка идет неправильно. Единственное, что держит тебя, это то, что ты себе говоришь: «Ты мужчина, а если мужчина сказал, то должен это сделать». Не интересует никого, как ты это сделаешь. У тебя за спиной целая организация. Ты не имеешь права подвести болельщиков. Последние бои с моим участием возглавляли карды. Соответственно, на нас висит вся реклама. Не то, что я такой крутой, но вся кампания направлена на нас. Столько людей ждет, стольких людей ты не должен подвести. Это же непрофессионально.
Когда я сделал вес перед последним боем, то мне даже стало неинтересно, как сложится поединок. Главное, что я сделал вес, и бой состоится. Это была моя победа. Знаю, что Юсуфу тоже пришлось не легче. Но у меня все было крайне ужасно.
— Во время тяжелой весогонки может ухудшаться зрение. Было такое?— Нет, с такой проблемой не сталкивался. Было тяжело, но без таких серьезных последствий. На самом деле, в 42 года мой организм много вывозит. Спасибо маме с папой.
— Кстати, а консультируетесь с врачами по поводу этого всего?— Да, во время подготовки езжу к врачу. У меня друг есть, который работает в этой сфере. Осматривает меня, говорит, сколько жира, сколько воды, какая выносливость. Кровь берет, наблюдает, чего не хватает организму, как себя чувствует сердце. Это чисто по дружбе. Сейчас у многих спортсменов есть чуть ли личные медицинские диспансеры, а у меня и паспорта-то нет.
— До сих пор?— Ну, говорят, в Осетии лежит готовый. Нет времени съездить забрать. Тем более, там и на загран сразу подавать надо.
— С какой-то конкретной целью?— Ну, хочется заграницу выехать-то. В Таиланд потренироваться, жену в Европу вывезти, чтобы хоть раз погуляла. А то она со мной 5 лет мучается. С этими режимами, диетами, ранними подъемами, нервами.
— Не так давно у ACB отменился ряд турниров, и пошли слухи о том, что в организации не все в порядке с финансовой точки зрения. Вы как-то прочувствовали эту проблему?— Нет. Мой же турнир не отменили. Правда, было в планах выступить в декабре в Санкт-Петербурге. Но сейчас, как я понял, в 2018-м будет всего два турнира (8 сентября в Краснодаре и 10 ноября в Москве — прим. Sport24). Поэтому не знаю. В общем-то, ситуация не самая приятная. ACB — это организация, благодаря которой уровень заработка бойцов в России вырос. Если она рухнет, то и остальные начнут меньше платить и меньше задействовать бойцов. А у нас в стране очень много спортсменов.
— Вы общаетесь с руководством лиги? Что вам говорят?— Пишут, что ситуация налаживается. Я же интересуюсь. Говорят, все будет хорошо.
— Ваш контракт с лигой закончился в этом месяце. Продлили?— Да, переподписали соглашение на 3 боя.
— Условия стали лучше?— Да. ACB — строгая компания. Они особо никого не держат. Но матчмейкер (Ибрагим Исмаилов — прим. Sport24) обладает хорошим чутьем. Понимает, кто нужен лиге. Он много мне помог в организации и, получается, не прогадал, подписав меня, ведь я стал чемпионом. Это его профессиональная работа. Так и сейчас. Он чувствует, что моей карьере еще не пришел конец. Чувствует, что я не сдулся. А лиге нужна та аудитория, которая следит за мной.
— Пару месяцев назад вы должны были подраться в рамках турнира RCC 2 с бразильцем Диего Брандао. Насколько я слышал, лига ACB вмешалась в переговоры, напомнив RCC о том, что у вас есть действующий до августа контракт. Так ли это?— Там шли переговоры. Очень долго и тяжело. Да, я хотел оказаться в RCC, но сказал, что мне 42 года, поэтому пойду туда, где больше заплатят. Плюс ко всему, Ибрагим Исмаилов — такой человек…Мы с ним общаемся по-свойски. Это тоже немаловажный фактор. Мне предложили Брандао за месяц до боя. То есть, нужно было выходить без подготовки. Соответственно, за это запросил больше денег. Я сразу сказал, что не хочу выскакивать каждую неделю направо-налево, как Александр Емельяненко. Биться постоянно только ради денег.
Я один бой проиграл, ко мне в Осетии старик с папахой подошел и с таким переживанием сказал, мол, надеюсь, ты выиграешь в следующий раз. Это не просто заработок для меня. Хотелось бы, конечно, быстро пробежаться, деньги пособирать, но мне так нельзя. Каждый соперник стоит определенных денег. Брандао — топовый боец. Вот как думаешь, сколько ему бы заплатили?
Победная серия Емельяненко прервалась, и он сильно поменялся в лице. Возможно, пора отдохнуть
— Ну, наверное, не меньше 40-50 тысяч долларов. — Я знаю, что в Fight Nights за бой то ли против Мачаева, то ли против Алиева он получил сотку. А мне 42 года, это мой последний контракт. Я должен получить те деньги, на которые напахал. Не более того. А так, мне без разницы, с кем драться. Пусть встают на весы, и кто сделает вес, с тем и буду драться. Конечно, я бы мог с ним подраться. Стал уходить из ACB, но там сказали, что я нужен организации. Пошли разговоры, улучшили контракт и договорились.
— Если вы сейчас пройдете Мачаева, то, скорее всего, в 2019-м году вновь подеретесь за пояс. Вам будет уже 43 года. Не пугает эта цифра?— Мне и в 37 лет, когда я пришел в ММА, говорили, что уже слишком старый. И в 26 лет слышал, что поздно начинать бороться. Не обращаю на это внимание. Во время тренировочного процесса я понимаю, что у меня все хорошо с организмом. Есть какие-то болячки, где-то упал, кто-то напал, но это не возраст, а травмы. Они и у молодых случаются. А функционально я себя отлично чувствую. Если бы этого не было, то я бы не выступал.
— Посещают ли вас мысли, что может не получиться до конца отработать контракт и провести все три боя?— Ну, это же непростая работа. Легко говорить и учить. Вот я забрал пояс. Но мне же и во многом фартануло. И так везде. Возьмите Кормье. Джон Джонс попался на допинге, ушел. Теперь Кормье стал чемпионом в двух весах. Фарт имеет большое значение. От него, в том числе, зависит, смогу ли я провести все три боя. Я точно не сломаюсь, но есть не иногда происходят обстоятельства, которые от нас не зависят. Морально я готов, пахать я готов, мотивации не так много, но готов делать все, что от меня требуется. А вот со здоровьем…Повезет-не повезет. Возможно, и не выполню полностью контракт, но при таких мыслях всегда себе повторяю, что русские не сдаются. Все прикалываются, говорят, мол, ты же не русский. А я отвечаю: «мы все русские, выросшие в постсоветском пространстве».
Больше интервью с людьми из мира ММА на Sport24:
«М-1 на коне? Я бы сказал, они под конем». Откровенное интервью Камила Гаджиева
«У нас свои — отстой, а американцы — мужики». Минаков о Харитонове, Bellator и бое с А. Емельяненко
«Я большой фанат чеченцев, а еще мне нравится Путин». Интервью с соперником Федора
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео