Ещё

Как Андропов боролся с «Русской партией» в СССР 

Фото: Русская семерка
Рост националистических настроений во многих республиках СССР послужил одной из причин его распада. Однако русский национализм был в этом отношении исключением. Пережив период расцвета в 1960-1970-ее годы, движение русских патриотов, объединённых в неформальную «Русскую партию», значительно ослабло к началу перестройки.
Во многом это было связано с деятельностью Андропова, последовательного противника подъёма русского национализма.
Интернационализм превыше всего
Андропов начал бороться с «Русской партией» задолго до того, как он занял пост Генерального секретаря ЦК КПСС, ещё в свою бытность председателем КГБ.
Термином «Русская партия» в СССР обозначали неформальную группу русских патриотов, которые считали, что русский народ в рамках СССР несправедливо ущемлён, а также выступали за развитие русской культуры и сохранение традиционного русского уклада и памятников.
В неё в своё время входили известные писатели, поэты, публицисты, художники (например, Михаил Шолохов, Сергей Михалков, Валентин Сорокин, Илья Глазунов и другие).
«Русская партия» имела своих сторонников и в государственных и партийных органах. Стоит вспомнить так называемую «группу Павлова», находившуюся под покровительством первого секретаря ЦК ВЛКСМ Павлова.
Однако рост влияния «Русской партии», сторонники которой сумели занять руководящие посты в ряде печатных изданий, не устраивал некоторых государственных деятелей. Среди них наиболее активное противодействие этому процессу исходило со стороны Андропова.
И сами русские националисты видели в председателе КГБ своего противника. В. Н. Ганичев, директор издательства «Молодая гвардия», а затем и главный редактор газеты «Комсомольская правда», характеризовал Андропова как «ярого русофоба». По его словам, он «ненавидел русскую партию и боялся её».
Такое отношение Андропова к русскому движению объясняется тем, что он видел в усилении националистических настроений угрозу советской власти, в идеологической основе которой лежал принцип интернационализма. Ещё в 1964 году будущий Генсек выступил с докладом «Пролетарский интернационализм — боевое знамя коммунистов», в которой обозначил свою приверженность этому принципу.
Некультурная борьба
Одним из методов Андропова в своей борьбе с русским националистическим движением, была демонстративная ликвидация их культовых мест. В 1975 году он отправил в ЦК партии записку, в которой поднял вопрос о сносе особняка Ипатьева в Свердловске, в котором была расстреляна царская семья.
Памятник был снесён двумя годами позже, когда пост первого секретаря Свердловского обкома занимал Борис Ельцин.
Помимо этого, Андропов использовал своё влияние в партии, чтобы пресечь любые попытки сторонников «Русской партии» оказать влияние на политику советского руководства. Ярким примером тому является реакция членов Политбюро на письмо Шолохова 1978 года, в котором он обращал внимание Брежнева на недопустимость притеснения сторонников «русского патриотического направления», а также противопоставления русского социалистическому.
Тогдашний генсек направил обращение на дальнейшее рассмотрение Политбюро. Но по словам Ганичева, «Суслов и Андропов эту записку замотали».
Наступление по всем фронтам и окончательный разгром
В начале 1980-х гг. Ю. В. Андропов развернул кампанию по ослаблению главной опоры «русистов» — журналов и издательств, в которых они публиковались. Для этого необходимо было убрать из их руководства прорусских деятелей. В этот период со своих должностей были сняты со своих должностей главный редактор издательства «Современник» В. В. Сорокин, а также руководитель издательства Ю. Л. Прокушев, главный редактор серии «ЖЗЛ» Ю. И. Селезнёв, главный редактор журнала «Волга» Н. Е. Палькин.
Но самое громкое «сражение» между «Русской партией» и Андроповым произошло в 1981 г. Речь идёт о смещении С. Н. Семанова с должности главного редактора журнала «Человек и закон».
28 марта 1981 г. Андропов направил членам Политбюро записку, в которой заявлял: «В последнее время в Москве и ряде других городов страны появилась новая тенденция в настроениях некоторой части научной и творческой интеллигенции, именующей себя „русистами“. Под лозунгом защиты русских национальных традиций они, по существу, занимаются активной антисоветской деятельностью».
«Русисты», и в частности, Семанов, обвинялись в связях с иностранными государствами. По мнению Андропова, они представляли даже большую угрозу советской власти, чем диссиденты.
В результате этих обвинений Семанов лишился своей должности. Неслучайно позже он опубликовал книгу «Андропов. 7 тайн генсека с Лубянки», в которой попытался раскрыть секреты своего обидчика.
Но исключительно ли идеологическими мотивами руководствовался руководитель КГБ, выступая за смещение главного редактора «Человека и закона»? По мнению писателя Александра Байгушева, одного из членов «Русской партии», у Андропова были личные причины препятствовать развитию карьеры Семанова.
Как указывает Байгушев, в то время Брежнев подыскивал замену Андропову на посту председателя КГБ. В качестве кандидата рассматривался и Семанов.
Вскоре атакам подверглись и другие видные деятели «Русской партии». Был арестован публицист А. И. Иванов. А в конце 1981 г. под прицел попали сразу несколько авторов статей журнала «Наш современник» (Кожинов, Ланщиков, Семанов, Крупин).
Таким образом, Андропову удалось существенно ослабить «Русскую партию». В период перестройки она уже не играла большой роли в общественной жизни СССР.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео