Ещё

На матч «Авангарда» в Балашиху приедет легендарный диктор 

На матч «Авангарда» в Балашиху приедет легендарный диктор
Фото: Чемпионат.com
Легендарный диктор Надежда Демичева рассказала о своей карьере, особенностях работы и анонсировала сюрприз для омских болельщиков.
Надежда Демичева для омского хоккея давно уже стала культовой фигурой. Диктор работает на матчах «Авангарда» уже более 30 лет, за это время она успела стать неотъемлемой частью клуба. В интервью «Чемпионату» Демичева рассказала о своих взаимоотношениях с игроками, самых трудных матчах в жизни и приглашении от клуба в Балашиху.
«Когда пришла работать в хоккей, в Омске были пустые трибуны»
— Как вы стали диктором, ведь за плечами у вас педагогическое образование? — В 1986 году я пришла устраиваться администратором в СКК «Иртыш» (сейчас СКК им. В. Блинова. — Прим. «Чемпионата»), директор увидел, что у меня есть какие-то голосовые данные. В принципе, филологический факультет — это же стихи, выразительное чтение, нас этому учили. Видимо, голос «поставился» сам по себе, какой-то природный дар, я над ним не работала. Опробовали меня сначала на балете, затем на одной хоккейной игре. Получилось так, что голос на микрофоне хорошо «лежит». «Авангард» тогда только переехал с открытого катка под крышу нового крытого стадиона, так и началась моё сотрудничество с хоккейным клубом.
— Получается, когда вы попали в хоккей, в «Авангарде» ещё даже Леонид Киселёв не работал? — Да, команда играла во второй лиге, были пустые трибуны. Мне, кстати, так было даже лучше, как начинающему диктору, практика хорошая. Главное было — выучить жесты судей, и сказать с правильной интонацией.
— Помните свой первый матч в качестве диктора? — Немного стёрлись эти воспоминания из памяти, потому что не было зрителей в те времена, и я не видела реакции. Когда уже организовался фанатский сектор, когда трибуны заполнились — это запоминается. А в первое время — как будто репетиция, где мне нужно было проверить голос на микрофоне.
— В 1986 году вы уже болели за «Авангард»? — Нет, но я была заядлым хоккейным любителем. Смотрела все матчи на этих старых чёрно-белых телевизорах, их показывали ночью где-то в час, начале второго. Смотрела, а утром шла в школу, в институт, не пропускала ни одной игры. Помню комментарии , болельщица была та ещё с детских лет. «Авангард» полюбила уже в процессе работы.
«Диктору без артистизма не обойтись»
— Как пришли к тому, чтобы произносить фамилии игроков, забросивших шайбу за «Авангард», нараспев? Это стало вашей фишкой. — Конечно, мне помогли в этом. Приезжал на матчи «Авангарда» судья Александр Галиахматов, он похвалил мой голос и предложил попробовать более помпезно объявлять авторов, когда хозяева забивают, растягивать фамилии, чтобы публика оживилась. Я попробовала, получилось хорошо, все оценили, и с тех пор это действительно стало моей фишкой, о которой все знают.
— Кажется, что у вас стали учиться проявлению эмоций и дикторы других стадионов. — Говорят, когда-то приезжали дикторы в Москву, проходили какие-то курсы, обменивались опытом. Но в моей практике этого не было, а хотелось бы встретиться с коллегами. Когда идёт трансляция матчей, диктору почти не предоставляют слово, его не слышно, комментаторы сами всё объясняют телезрителю. Поэтому диктору приходится напоминать о своём существовании, и здесь без артистизма не обойтись.
— Замечал, что добавляете в голос стальные нотки, когда приходится говорить о решении судьи не в пользу «Авангарда». — Совершенно верно, от внутреннего состояния никуда не уйти, как бы ты не старался. Хладнокровие в голосе — это мой дикторский протест.
— Седьмая игра финала кубка Гагарина-2012, в третьем периоде судьи в спорной ситуации оставляют «Авангард» втроём против пятерых «динамовцев»… — Ох, трудный момент был…Представляете, мне нужно было собраться, объявить всё это. Мы так уверенно шли к победе, и тут такое… После моего объявления на лёд полетели монеты, зажигалки, нужно было ещё сделать соответствующее заявление, а арена уже на ушах стоит. Но это моя работа, по-другому никак.
— Вы ведь работали на той серии со сломанной ногой? — Меня преследовало число 13. Я сломала ногу 13 апреля, в день первой игры финала, это была пятница, время 13:10. До этого никогда не верила в «чёртову дюжину», а тут такое совпадение. Но ничего, отработала, видимо, патриот.
Кубок Наденьки и соревнования по буллизму
— Вы работаете диктором уже 32 года, нет ощущения рутины? — Нет, ни в коем случае. Перед матчем я должна проверить своё настроение, должна включить все лампочки, потому что играет роль абсолютно любая мелочь. Самое главное — должен быть позитивный настрой. Поэтому даже если перед матчем со мной что-то не так, я пытаюсь включить эти лампочки. Для меня это очень важно, и это самая интересная работа для меня.
— Вы давно уже важная часть омского «Авангарда». За долгое время работы наверняка с хоккеистами сложились не только рабочие отношения? — Конечно, я очень хорошо общаюсь с ребятами, постоянно ощущаю огромное уважение. Но мне кажется, я и не заслужила другого отношения. Хоккеисты, тренеры уходят в другие команды, но когда потом приезжают в Омск, то они всегда подойдут, пообщаются, спросят о моих делах. Чувствую глубокое уважение к себе, неподдельный интерес, спасибо им за это, очень приятно.
— Когда «Авангард» выиграл кубок Надежды, хоккеисты вручили его вам прямо на льду. — , капитан той команды, мне говорил: «Наденька, не волнуйся, кубок будет твой, кубок Наденьки будет наш». Было безумно приятно.
— Приходилось вам когда-нибудь пропускать матчи? — Нет, ни разу не пропустила. Однажды я потеряла голос, видимо кто-то чихнул на меня. Голосовые связки — это ведь самое уязвимое у меня. Я сразу побежала в поликлинику и мне сказали молчать два дня. А я такой человек, эмоциональный, говорливый, контактный, для меня это было очень тяжело. Но ради работы пришлось потерпеть. Молчала два дня, потом иду на хоккейный матч и для себя начинаю говорить: «Добрый вечер…». Смотрю, всё нормально, голос в порядке. Испытала огромное облегчение, сразу все лампочки включились.
— Наверняка у вас была масса смешных случаев на работе. — Расскажу один эпизод. Был какой-то товарищеский матч, а после него должен был выступать певец и композитор Виктор Чайка. И тут режиссёр подбегает ко мне и говорит: «Сейчас Чайка не сможет выйти, говори, что начинается соревнование по буллизму». Я думаю — ну он знает, о чём говорит, и произношу эти слова в микрофон. И когда я завершаю фразу, то уже понимаю, что соревнования-то не по буллизму, а по буллитам. Где-то что-то у меня тогда не сработало вовремя. С того случая всегда держу над собой жёсткий контроль во время матча. Буллизм отложился в подкорке.
«Смотрю на хоккеистов, здоровых мужиков, а они плачут»
— Матч памяти в апреле 2012 года — один из самых сложных в вашей карьере? — Ох, Саша Вьюхин — прекрасный человек, умнейший, тёплый, добрый… Когда прощаешься с такими замечательными людьми — это очень тяжело. На том матче были совершенно другие эмоции, другой голос с тёмным, печальным стержнем. Это всё пропускаешь через себя, и это очень болезненно. До людей нужно было донести те же чувства.
— А первый матч в Омске после гибели ? — Слёзы. Еле смогла сказать все эти речи, когда поднимали его свитер под своды арены. Я смотрю на хоккеистов, здоровых мужиков, а они плачут. А мне, женщине, много ли надо, чтобы расчувствоваться. Тем более Лёша Черепанов, этот мальчик, я же с ним разговаривала перед той поездкой. Говорю: «Лёшка, надо вам выиграть всех в Москве». А он: «Да легко!». Но не очень-то легко всё получилось, к сожалению. Это очень тяжело.
— У вас была мечта — посмотреть матч с трибуны? — И её удалось реализовать. Однажды я поехала в качестве болельщицы с нашими фанатами в Новосибирск. Я включила все свои эмоции, которые я всегда сдерживаю на работе. Это непередаваемый адреналин и кайф, нельзя даже словами выразить. Такому эмоциональному человеку, как я, это было просто необходимо. Мне хочется, чтобы эта практика была постоянной, чтобы была возможность поболеть за «Авангард» открыто, и при этом понаблюдать за работой других дикторов.
Видео можно посмотреть на официальном канале в YouTube.
«22 февраля снова буду диктором на матче любимой команды»
— Как отнеслись к ребрендингу «Авангарда»? Ведь на ваших глазах происходило создание старой эмблемы больше двадцати лет назад. — А мне нравится новый логотип, я считаю, что в жизни иногда нужны обновления, иначе будет скучно. Новый ястреб в другую сторону летит, в нём много интересных нюансов. Мне понравилось с первого взгляда, а сейчас уже привыкла.
— Вам удалось пообщаться с новым руководством клуба — и ? — С Максимом, разумеется, поговорили и о работе, и о жизни. Он вообще очень контактный и приятный человек, у нас много общего, мы давно знакомы. Девять лет отыграл за «Авангард»! С Крыловым поговорить не удалось, но мне нравится, как он руководит командой. Буквально взбодрил клуб, и это здорово. Чем мы хуже других, должны быть только лучше!
— «Авангард» полностью перебрался в Балашиху, но не взял с собой символ омского хоккея. Вам не предлагали поработать на домашних матчах в Подмосковье? — Вот сейчас как раз и предложили! 22 февраля я буду диктором на матче своей любимой команды с «Сибирью». Может это и символично, что отработаю на последней игре регулярного чемпионата. А вообще, никаких обид нет. Прекрасно понимаю, что в каждом городе свой диктор. А я — омский диктор!
— А смогли бы перебраться в Балашиху на сезон-другой? — Я отчаянная, я бы смогла, без особых проблем.
— На плей-офф останетесь с «Авангардом»? — Пока не знаю. Может быть, это тайна.
— «Авангард» вернётся в родной город? — Уверена, что вернётся. По-другому и быть не может. Для нашего города «Авангард» очень много значит, это не только спорт высших достижений, но и молодёжь, и детская школа. Обязательно вернётся!
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео