Ещё

История хоккеиста, которого меняли чаще всех в НХЛ 

История хоккеиста, которого меняли чаще всех в НХЛ
Фото: Чемпионат.com
«Бывало так, что все хотели меня в марте. А в июне я уже сидел без команды», — удивительная карьера Майка Силлинджера.
Майк Силлинджер — персонаж интересный. Будучи звездой молодёжной Западной лиги, этот форвард имел все шансы стать одним из ведущих хоккеистов в НХЛ, но прославился совсем другим. Этого центра-универсала меняли чаще всех остальных хоккеистов в истории лиги. Его так лихо отправляли из команды в команду, что он уже и сам запутался, сколько обменов было в его карьере.
«Раздевалка — это твой офис»
«Думаю, что я остановился на цифре девять. Правильно? Или восемь, или девять. Думаю, что всё же девять», — вспоминает Силлинджер. 9 — цифра одновременно и точная, и не вполне. В 2003-м году его дважды обменяли в один день с очень небольшим временным интервалом, и если эти две сделки считать за один обмен, то тогда их было 9. Если же за два (а формально это выглядит именно так), то Майк стал героем 10 трейдов, значительная часть которых (5) случилась либо в дедлайн, либо близко к нему. Обмен в межсезонье был лишь один — это была та самая двойная сделка, в результате которой Силлинджер сменил «Коламбус» на «Финикс».
Порой, промежутки между обменами были очень непродолжительными, что доставляло серьёзные хлопоты его жене Карле. Всё стало ещё сложнее, когда в семье стало трое детей — все три мальчика занимались хоккеем и тренировались в разных командах. «Лично для меня больших сложностей не было. Раздевалка — это твой офис. Куда бы я не пришёл, меня приветствовали от 20 до 25 новых хоккеистов, так что это не трудно. Кроме того, к обменам привыкаешь. А вот семье приходилось несладко», — говорит Силлинджер, завершивший карьеру в составе «Айлендерс» в 38-летнем возрасте. Если бы не травма бедра, он мог бы продолжить играть и наверняка бы открыл второй десяток своих обменов.
Уйти из легендарного «Детройта»
Первый обмен Силлинджера состоялся из «Детройта» в «Анахайм» в апреле 1995 года, причём об этой сделке Майк попросил сам. «Было много обсуждений между моим агентом Доном Мином и генменеджером „Детройта“ Холландом. У „Ред Уингз“ был очень глубокий состав, там играли Фёдоров, Айзерман, Примо, Сисарелли, Рэй Шеппард. Я провёл в „Детройте“ 4 года, целый сезон провёл в фарм-клубе. Я сказал, что если они не собираются меня использовать, то, наверное, мне нужно искать другую команду. Шансов проявить себя в „Детройте“ у меня было немного. Я не жалею, что попросил обмена, ведь в „красных крыльях“ я не смог бы заиграть», — вспоминает Майк.
В Калифорнии Силлинджер пробыл недолго. Спустя неполный год, в марте 1996-го «Майти Дакс» обменял его в «Ванкувер». «На тот момент „Анахайм“ был для меня отличным вариантом. Клуб существовал всего 2-3 года, развивался, а мне нужно было постоянно играть. Аренда недвижимости в Анахайме была очень дорогой, поэтому мы с женой решили купить дом, считая, что пробудем там много лет. В целом, это было удивительное время. Я был молодым игроком и выходил в самых разных звеньях — от второго до четвёртого. А потом меня обменяли на Романа Оксюту. „Утки“ хотели стать более габаритной командой, а я был невысоким. „Ванкуверу“ же требовался парень для спецбригады меньшинства, умеющий хорошо играть на вбрасываниях, и я выполнил ту роль, которая им была нужна», — отмечает нападающий.
Лицом к лицу с Железным Майком
В «Кэнакс» Силлинджеру довелось поработать с , который за несколько сезонов до этого привёл «Нью-Йорк Рейнджерс» к победе в розыгрыше Кубка Стэнли.
«В «Ванкувер» приехал Кинэн, в команду пришёл и Марк Мессье. Кинэн делал большие изменения в составе. В «Кэнакс» я провёл пару неплохих лет, но со временем стал получать всё меньше и меньше игрового времени. Помню встречу с Майком, я сам пошёл в офис. Сказал: «Я знаю, что вы делаете изменения, но я считаю, что могу помочь команде. Да, мы не побеждаем. Если вы думаете, что я бесполезен, тогда я хотел бы, чтобы меня обменяли». Кинэн ответил, что требуется немалое мужество, чтобы игрок сам пришёл просить об этом в кабинет тренера и генерального менеджера (Железный Майк совмещал эти посты). Кинэн пообещал обмен в течение недели и сдержал слово — Силлинджер отправился в «Филадельфию», где ему довелось пробыть менее 8 месяцев. Набрав 22 очка в 27 матчах он вместе с  был отправлен в «Тампу» на экс-форварда знаменитого «Рокового легиона» Микаэля Ренберга и Дэймонда Лэнгкоу. Но и в «Тампе» он долго не удержался.
К соседям по штату
«Мы играли с «Тампой» в Монреале, это было в день дедлайна. «Молнии» разгружали состав, продавали всех, потому что выход в плей-офф нам не светил. Но у меня был хороший сезон, и я чувствовал, что кто-нибудь захочет меня взять. Я надеялся, что это будет команда из кубковой зоны. Поговорил с женой: она смотрит телевизор с хоккейными новостями в Тампе, я сижу в гостинице в Монреале и тоже смотрю трекер обменов. Наконец, она говорит: «Наверное, ты остаёшься». Отвечаю: «Нет, я вижу своё имя», — вспоминает Силлинджер.
Его затребовала к себе «Флорида», сосед «Тампы» по штату, где генеральным менеджером работал , знакомый с Силлинджером по «Детройту». «Слава богу, ехать пришлось недалеко», — смеётся нападающий. Год он отыграл за «пантер», а потом его контракт истёкал и Силлинджер впервые за свою карьеру мог стать свободным агентом. «Флорида» предложила Майку контракт, но сделала это на флажке — в самый последний день перед закрытием рынка. «Или подпишешь этот контракт, или мы тебя сразу же меняем», — пообещал Брайан Мюррей, который до этого вёл с форвардом переговоры на протяжении трёх месяцев.
Со стороны игрока логичным был выбор в пользу обмена, поскольку менять его с большой долей вероятности стали бы в клуб, попадающий в розыгрыш Кубка Стэнли. А учитывая универсальность форварда, был шанс хорошо себя проявить и заработать более выгодный договор. «Агент был прав. Меня обменяли в „Оттаву“, за которую я сыграл только 13 матчей, а потом смог подписать трёхлетний договор с „Коламбусом“. Всё сработало», — отмечает Силлинджер.
Из Нэшвилла — в Сент-Луис на выходные
В «Блю Джекетс» он провёл 2 сезона, а летом 2003 года был обменян в «Финикс», а к следующему марту оказался уже в «Сент-луисе». Локаут отменил сезон-2004/05, а когда матчи возобновились, то в лиге начал действовать потолок зарплат. «Блюзмены» были вынуждены избавиться от таких дорогостоящих игроков, как , Скотт Мелланби и Павол Демитра. Силлинджер же ждал очередного «свободного агентства».
«У меня был карьерный год — 22 года в 48 матчах. Я играл вместе с Кейтом Ткачуком и , это было отличное место для игры. Знал, что если не дадут новый контракт, то последует обмен. В то же время, для семьи этот переезд был бы уже очень трудным, наши мальчишки пошли в школу. Но за месяц до дедлайна меня отправили в «Нэшвилл». Хорошей новостью был то, что ехать туда нужно было всего 4-5 часов и мне разрешали на выходные возвращаться в Сент-Луис», — вспоминает Майк.
«Нэшвилл» в том году был очень неплох и мог «пошуметь» в плей-офф, но неожиданно случилось несчастье с основным вратарём команды . У чеха обнаружили тромбофлебит и свёртываемость крови в районе таза, что означало длительное лечение, а без Вокоуна «хищникам» рассчитывать на что-то серьёзное было трудно. Став неограниченно свободным агентом, летом 2006 года Силлинджер присоединился к своей 12-й и последней команде в НХЛ — «Нью-Йорк Айлендерс». «Контракт предлагал и „Сент-Луис“, они хотели подписать меня обратно. Но „музыканты“ давали двухлетний договор, а „Айлендерс“ — трёхлетний», — отметил Силлинджер, но надежды на долгожданную тихую пристань снова не оправдались. В свой второй сезон в стане «островитян» форвард повредил бедро и травма потребовала хирургического вмешательства. Из-за осложнений Силлинджер был вынужден объявить о завершении карьеры.
Сейчас Силлнджер работает скаутом в клубе, где начинал карьеру — команде WHL «Реджайна Пэтс». «Бывало так, что все хотели меня в марте. А в июне я уже сидел без команды. Меня всегда воспринимали как человека, который может что-то изменить, я ведь мог играть и во второй тройке, и в четвёртой. Мог „убивать“ меньшинство, мог выходить в большинстве и выигрывать вбрасывания. Я играл с лучшими парнями в команде и с тафгаями. Я всегда гордился тем, что выполнял свою работу. Трейды — это часть нашего бизнеса. Я научился рассматривать их как новое начало, потому что как только ты начнёшь жалеть себя, то на твоё место найдётся другой желающий», — резюмировал Силлинджер.
«Золотая Маска» online: «Преступление и наказание»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео