Ещё

Футбол — не место для альтруизма. Чему «Краснодар» научила история с контрактами своих воспитанников 

Фото: 360tv.ru
Колумнист «360» Илья Казаков — о нашумевшем отказе воспитанников «Краснодара» подписывать новые контракты на условиях, ниже рыночных.
Единственная в 2019-м году победа «Краснодара» пришлась на матч, который смотрелся идиллически — вновь мощная игра «быков», вновь красивые комбинации и, наконец, забитые мячи, да еще и в таком количестве. «Анжи» для такого дня выглядел идеальным соперником: говорят, что главному тренеру Магомеду Адиеву для того, чтобы установить обратную связь с владельцем клуба, пришлось после игры объявлять о своей отставке. Мол, иного варианта уже не оставалось. В ситуации, когда махачкалинцы не могут найти источники финансирования (все настолько плохо, что даже автобус для поездки в Краснодар им оплатил Сергей Галицкий), Адиев умудряется творить чудеса. Но сопротивляться такому сопернику, как «быки», было нереально. В первом тайме хозяева сделали хороший задел, а после перерыва разорвали чужую оборону в клочья. Солировали Иван Игнатьев и Магомед-Шапи Сулейманов. Самые обсуждаемые молодые игроки страны.
История о том, как они оба отказались подписывать контракт с «Краснодаром» на прежних, «юношеских» условиях, получилась громкой. Досталось даже главному тренеру сборной Станиславу Черчесову, которого обвинили во вмешательстве в агентские дела путем «рекомендаций» игрокам перейти от прежних посредников к новому — юристу Алану Агузарову, помогавшему Черчесову в юридических вопросах при подписании контракта с РФС. Таким растерянным как на пресс-конференции перед игрой в Бельгии, Черчесова не видели давно — в тот момент, когда его спросили, замешан ли он в этой истории. Тренер тогда ответил обтекаемо, прибегнув к помощи сидевшего рядом Артема Дзюбы, и лишь спустя неделю дал более полный комментарий. Объяснил, что агента в его судьбе никогда не было, что позже подтвердил и сам Агузаров.
История перевода Игнатьева в дубль получилось громкой. В Краснодаре даже сначала отказывались говорить об иных кроме чисто футбольных причин случившегося. А вот возвращение форварда в первую команду получилось более тихим. И этот диссонанс позволил возникнуть вопросам, которые подвисли без ответа. Действительно ли Агузаров стал агентом Игнатьева, уведя того от Германа Ткаченко? Чему научило «Краснодар» произошедшее? И насколько агенты в сегодняшнем дне могут быть отрезаны от прямого вмешательства в судьбы клубов?
Кстати, переходы игроков от агента к агенту — дело постоянное. И просто смена посредника вредя ли бы получилась настолько резонансной сама по себе. Помните, Андрей Аршавин, чтобы уехать в Англию, расстался с почти всесильным Павлом Андреевым, променяв того на малоизвестного в тот момент Денниса Лахтера — но уход от агента все равно обсуждали меньше, чем желание экс-капитана сборной сменить клуб. В случае с Игнатьевым все шло от обратного — форвард не хотел покинуть «Краснодар», весь конфликт был вызван его желанием получить по новому соглашению деньги, отвечавшие бы реальному положению дел в нашем футболе.
И сейчас есть впечатление, что Игнатьев добился своего. «Прогнув» клуб, который в этой истории не мог выиграть, останься он при прежней позиции. А раз так, то и другие воспитанники могут повторить это — требуя не ухода, а лишь иных финансовых гарантий. Следующий за Игнатьевым и Сулеймановым — Даниил Уткин, уже выходящий в составе на постоянной основе. Эти трое плюс вратарь Сафонов — костяк будущего «Краснодара» и, вероятно, сборной России. Но если Сергей Галицкий ждал от воспитанников безупречной и чистой любви — на любых условиях контракта — это было бы слишком наивно. Хотя ведь один из руководителей клуба некоторое время назад публично отчитал молодого игрока за мечту играть в «Реале». Утверждая, что мечта у этой молодежи, взращенной в идеальных футбольных условиях, должна быть одна — играть за «Краснодар».
Но верность клубу и голый альтруизм — вещи разные. Слух о том, что Алану Дзагоеву предлагают новый контракт на уровне футболиста дубля, потому что он излишне подвержен травмам, вписывается в концепцию нового мира как нельзя лучше. Есть преданность, а есть желание максимально защитить себя от возможных рисков. И лучше, чем деньгами, это не сделать.
Только непонятно, зачем приплели к этой истории Черчесова?
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео