Ещё

Первая женщина-пилот санавиации рассказала, как воплотила мечту о полетах 

МОСКВА, 18 апр — РИА Новости. Екатерина Орешникова — первая и пока единственная женщина в России, которая пилотирует санитарный вертолет. В беседе с РИА Новости она рассказала, почему решила стать пилотом, как сумела реализовать мечту и какие сложности стояли на пути к ее воплощению.
Через тернии к вертолетам
Решение стать пилотом Орешникова приняла в старших классах школы, причем тогда она еще не знала, на чем именно будет летать — на самолетах или вертолетах.
"Когда я поступила в , параллельно пошла заниматься в аэроклуб. В тот год набора на самолетное отделение не было, набирали только на вертолеты. Тогда я, конечно, расстроилась, считала вертолеты чем-то непонятным и несерьезным, но сейчас я считаю, что это было знаком судьбы", — рассказала Орешникова.
Перед первым полетом на вертолете, вспоминает пилот, целый год они изучали теорию, сдавали экзамен и зачеты, потом делали два обязательных прыжка с парашютом и только после этого начинали практиковаться.
Учеба в аэроклубе была только первым шагом в освоении профессии пилота, в дальнейшем приходилось учиться летать ночью и осваивать новые типы вертолетов. Сама Орешникова, например, за свою карьеру освоила четыре модели машин — Ми-2, Ми-8 в различных модификациях, Bо 105, Robinson R22.
"Я бы с удовольствием посмотрела и изучила новые вертолеты, например, VRT500, Ка-62, «Ансат». Все новое всегда интересно, тем более, если это отечественные вертолеты. А вот работать на них… Сейчас я освоила новый тип вертолета ВК-117С2 и других планов у меня пока нет. Но посмотреть, почерпнуть для себя что-то новое — с удовольствием", — поделилась она.
Успела она получить и второе высшее образование — юридическое, которое, как уверена Орешникова, тоже помогает управлять вертолетом.
"Диплом юриста приучает быть ответственным и думать о юридических последствиях своих решений. Можно сказать, что он приучает к юридической дисциплине — начиная от правильности заполнения документации и заканчивая аргументацией принятых решений", — рассказала она.
Женщинам-летчикам стоит получать и второе, и третье высшее образование, подчеркнула она: диплом в любом случае пригодится для саморазвития.
После учебы Орешникова попала на работу в , в санитарную авиацию.
"Это работа, которая близка мне по своей сути. Я очень долго решала эти задачи в МЧС. Тогда их выполняло МЧС, сейчас ими занимается Московский авиационный центр. Можно даже сказать, что это было не совсем мое решение о переходе. По факту я перешла в Московский авиационный центр (МАЦ) в результате организационных преобразований", — вспоминает она.
За время работы в министерстве, по словам Орешниковой, ей удалось полетать не только в небе СССР и России, но и Финляндии, Германии, Греции и Индонезии.
"В Финляндии были учения, в Берлине была выставка. В ходе нее мы показывали нашу методику работы со спасателями на Bo 105 вместе с самолетами Ил-76 и Бе-200. В Греции — тушение пожаров, а в Индонезии — поисковые работы на месте катастрофы самолета Sukhoi Superjet 100", — рассказала она.
Семейное дело
Долгое время в МЧС Орешникова проработала бок о бок с мужем, он тоже пилот вертолета.
"Мы длительное время проработали в МЧС, летали по одним задачам, но в разных экипажах. По требованиям безопасности в инструкциях было тогда прописано, что члены одной семьи при наличии несовершеннолетних детей не могут летать в одном экипаже. Поэтому у нас общий круг друзей, проблем, профессиональных нюансов", — поделилась она.
Даже сейчас, когда ни Орешникова, ни ее муж уже не работают в МЧС и летают на разных типах вертолетов, они понимают проблемы друг друга и делятся опытом.
"Он прекрасно понимает все проблемы, с которыми я сталкиваюсь, я понимаю все проблемы, с каким сталкивается он. Какие-то нюансы обсуждаем, конечно, и сейчас", — рассказала она.
Спасает команда
На вопрос, сколько людей спасла она сама за время работы, Орешникова отвечает, что сам по себе людей пилот не спасает — этим занимается вся команда.
"Меня очень смущает, когда меня спрашивают, сколько я спасла людей. Не я спасаю, спасает команда. Множество людей работает, чтобы вертолет вылетел и спас жизнь. Это и инженерно-технический состав, который готовит машины к вылету, и врачи, которые оказывают помощь пострадавшим, и пилоты, которые стараются быстрее и точнее летать, и еще множество служб, которые координируют работу спасательных вертолетов и пилотов. Поэтому нельзя говорить, что спасает один человек, спасает команда", — рассказывает Орешникова.
Самыми тяжелыми в работе, по словам пилота, становятся моменты, когда сообщают, что эвакуация пострадавшим уже не нужна.
"Прилетаешь и понимаешь, что пострадавший настолько тяжелый, что ни врачи, ни ты сделать уже ничего не можем. И, конечно, тяжело, когда есть пострадавшие дети. Тяжело видеть, когда у людей все в жизни меняется в одночасье, особенно когда не они виноваты: ехала машина, водитель соблюдал все правила, а в нее влетел пьяный за рулем", — рассказывает она. В такие моменты, как отметила Орешникова, начинаешь по-другому оценивать свою жизнь и понимаешь, что собственные проблемы, даже самые серьезные, не настолько уж тяжелы.
Рабочие будни
Перед 12-тичасовой сменой все пилоты обязательно проходят медосмотр и предполетную подготовку, после этого они получают штурманскую консультацию, метеосводку и только после этого принимают вертолеты у техников, рассказала пилот.
"Сначала выслушиваем доклады, потом совместно с техниками осматриваем машины и после этого вылетаем на дежурство в больницы. Так что получается, что летаем мы каждый день, если позволяют погодные условия", — заявила Орешникова.
Летают вертолеты московского авиацентра на высоте в 150 метров, рассказала она, а небоскребы облетают сбоку, не забираясь на высоту.
Дежурят вертолеты на двух площадках в городе — круглосуточно у 79-й горбольницы и днем — у 15-й.
Ночные вылеты вертолеты МАЦ впервые начали проводить во время Чемпионата мира по футболу в России, эта практика оказалась настолько востребованной, что их ввели на постоянной основе, рассказывает Орешкина.
Ночью летать сложнее, по словам пилота, одни и те же ориентиры днем и ночью выглядят по-разному, не так хорошо видны препятствия, например, провода. «Поэтому мы облетываем места посадки, на которые садимся ночью, и знаем их особенности» — отметила она.
Проблемой становятся и лазеры: иногда пилоты сталкиваются с тем, что с земли их слепят мощными портативными приборами.
"Ночью доступно и меньше площадок для посадки. Сейчас вертолеты могут садиться только на шести площадках в ТиНАО, в то время как днем они могут посадить вертолет почти в любом месте столицы. Кроме этого, ночью посадить вертолет можно только на МКАД, а не на любую подходящую дорогу", — рассказала она.
При этом перерывов в ночных полетах допускать нельзя, это требование безопасности, поэтому пилоты МАЦ постоянно тренируются летать в темное время суток.
Учеба всю жизнь
Сейчас, как рассказывает Орешкина, у молодых людей, которые хотят стать летчиками, есть множество возможностей попробовать себя в авиации и понять, хотят они летать или нет.
"Шансы сейчас есть, можно попробовать свои силы в аэроклубе. Конечно, раньше можно было прийти, заниматься бесплатно, но был жесткий отбор. Сейчас же на платной основе можно попробовать полетать и понять, твое это или нет", — пояснила она.
"Я, например, закончила МАИ, кафедру с летной практикой на первом факультете. Диплом дает базу знаний, на которой дальше уже строится профессиональная компетенция. Также диплом расширяет эрудицию, вводит человека в тему, «настраивает мозги». К тому же как пилот, я должна грамотно эксплуатировать вертолет и в случае нештатной ситуации объяснить все инженерам и принять правильное решение, если это произошло в полете. Но у меня, к счастью, таких проблем не возникало", — рассказывает Орешникова.
Она полагает, что будущие пилоты должны понимать: легко не будет, учиться придется всю жизнь.
"Мечта просто так не дается, но нет ничего невозможного, если есть цель и желание. Легко не будет. Во время учебы надо думать не только об оценках и портфолио, но в первую очередь о тех знаниях, которые нужны. Нужно приготовиться и к тому, что учеба будет идти всю жизнь, ни один пилот не скажет, что он все знает и ко всему готов", — делится она.
Сейчас, как считает Орешникова, молодым девушкам, которые хотят стать пилотами, очень повезло — они могут поступить и отучиться даже в военном летном училище.
"Это счастливое поколение, у которого есть возможность поступить и закончить военное летное училище. Во время моего поступления такого не было, но мое училище, в котором я училась в системе , давало нам шанс получить пилотское удостоверение и на его основании уже продолжать летать профессионально", — рассказала она.
Переживать из-за снисходительного отношения или предрассудков, с которыми может столкнуться женщина-пилот во время работы, по ее мнению, не стоит — во время работы о таких вещах просто не думаешь.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео