Ещё

«Возможно, летом Калачев завершит карьеру». Президент «Ростова» — о лимите, долгах и Карпине 

Фото: SPORT24.ru
В 23-м туре «Ростов» обыграл дома «Спартак» и максимально приблизился к команде Кононова. До пятого места, которое открывает путь в еврокубки, Карпина и его игроков отделяет всего очко. Плюс ростовчане продолжают борьбу за Кубок России, победа в котором тоже выделяет путевку в Лигу Европы.
После победы над «Спартаком» корреспондент Sport24 Максим Алланазаров поговорил с президентом «Ростова» Арташесом Арутюнянцем об амбициях и долгах клуба, успешных трансферах, стадионе и Глушакове с Новосельцевым.
— Вы владеете 49% акций «Ростова». Были сомнения, когда брались за клуб?— Никаких сомнений не было. В то время «Ростов» был в тяжелой ситуации — большие долги, мало собственных игроков и реальные перспективы вылета в ФНЛ. Действительно не было альтернативных вариантов, поэтому мы, не задумываясь, заручившись поддержкой губернатора, взялись за то, чтобы сохранить «Ростов» и начать развитие клуба.
— С каким бюджетом команда РПЛ может бороться за еврокубки?— Конечно, деньги — один из ключевых факторов успеха в российском футболе. Но в любом случае помимо денег должны быть профессиональные тренеры, хорошие игроки, эффективная структура. Должны сойтись все звезды — это случилось с «Ростовом» в сезоне-2015/2016, когда команда взяла серебро.
— Правда, что у «Ростова» остались внушительные долги? — Да. Мы сокращаем долги, но кредиторская задолженность еще есть. Просто в гораздо меньших размерах.
— Не возникнут ли проблемы с финансовым фэйр-плей?— Мы эффективно используем средства клуба.
— Футбольный клуб в России может быть самоокупаемым? — Сейчас точно нет. В будущем — да, если изменится рыночная ситуация. Стабилизируются заработные платы футболистов, вырастет стоимость телеправ, а стадионы чемпионата мира перейдут во владение клубов.
— Сейчас «Ростов» — это топ-клуб? — К сожалению, сегодня — нет. У топ-клуба должна быть современная инфраструктура, стабильное финансирование, сильный состав игроков и тренеров. В моем понимании топ-клуб должен регулярно выступать в Лиге чемпионов.
— Какие у «Ростова» задачи на остаток сезона? — Задача — выиграть следующий матч. Неважно, будет ли это матч со «Спартаком» или с «Анжи». Главное — взять 3 очка.
— Вам нравится футбол, в который играет «Ростов»?— У нас есть определенные задачи, в первую очередь — нужен результат. Да, я люблю атакующий футбол, но чтобы показывать такую игру, нужно сначала навести порядок в обороне. Мне нравится футбол с тотальным владением мячом, но сегодня мы не можем себе позволить играть таким образом.
— С Валерием Карпиным сразу сложились доверительные отношения?— C момента нашего знакомства я понял, что Карпин — наш тренер. Но мы чётко разделяем личные и рабочие отношения.
— Почему зимой вы продали Дмитрия Скопинцева в «Ростов»?— Футболистом интересовались многие клубы. Мы быстро договорились с «Краснодаром» — это очень хорошая сделка, если сравнивать «точку входа» и «точку выхода». С другой стороны, мы, конечно, потеряли высококлассного игрока.
Иван Новосельцев сейчас в центре скандала с женой. Вас волнует эта ситуация?— Конечно. Ваня переживает, нервничает, а это влияет на тренировки. Но в частную жизнь футболисты мы вмешиваться не будем. Это личное.
— Расскажите об уходе Сверрира Ингасона в ПАОК. Кажется, что исландцы — главные любимцы в «Ростове». — Действительно, Инги всегда мне очень нравился. Но позиция клуба такова, что мы не станем никого удерживать. Игрок изъявил желание уйти, а клуб не стал ему препятствовать.
— Покупки Ивелина Попова, Романа Еременко и Матиаса Норманна — серьезное усиление для Ростова?— Это игроки топ-уровня. Вместе с ними и общий уровень команды должен вырасти. Решения по трансферам мы принимаем совместно — я, Алексей Рыскин и Валерий Карпин. Плюс у нас есть селекционный отдел, который высказывает свою позицию по каждому футболисту.
— Для Еременко матч против «Спартака» был особенным? Сыграл ли он лучше, чем обычно?— Роман играет в каждом следующем матче лучше, чем в предыдущем. Для него каждая игра — особенная, он по духу победитель и всегда хочет выигрывать. Даже на тренировках.
— У Калачева и Гацкана летом заканчиваются контракты с «Ростовом». Готов ли клуб предоставить им работу в клубе, как поступил с Адамовым, Рогочием и Акопянцом?— Еще с Осиновым. Доживём до мая, а дальше посмотрим. Кто вообще сказал, что Гацкан планирует завершать карьеру? 300 матчей за «Ростов», капитан команды, в прекрасной форме, с отличными показателями на тренировках. Даже разговора такого не было. Калачев, возможно, карьеру и завершит, но это будет исключительно решение самого футболиста, и оно ещё не принято.
— Контракт заканчивается, кстати, и у Дениса Глушакова в «Спартаке». Он может переехать в Ростов летом?— Думаю, Денис счастлив в «Спартаке».
— Как удалось договориться о возвращении в «Ростов» Виталия Кафанова?— У меня очень хорошие отношения с Виталием Витальевичем. Это большая удача для клуба, и я искренне рад, что этот тренер усилил «Ростов».
— Как вы видите развитие футбола в городе Ростов?— В начале сезона я говорил, что средняя посещаемость наших домашних матчей будет на уровне 30 тысяч болельщиков, но видел в ответ только ехидные ухмылки. Мы провели большую работу: запустили удобную онлайн-продажу билетов, открыли бесплатные автобусы-шаттлы для болельщиков. В Ростове любят футбол, традицию ходить на стадион нужно развивать. Здесь прекрасные болельщики, которые всегда с нами. Поэтому я смотрю в будущее с большой перспективой.
— От чего зависит посещаемость «Ростов Арены»? — Загрузка стадиона зависит в первую очередь от результатов команды и эффективности работы с болельщиками. Но есть и другие факторы — дата и время проведения матча, погода. В следующем сезоне планируем увеличить среднюю посещаемость матчей еще на 3 тысячи человек.
— Какие у клуба отношения с управляющей компанией стадиона «Спорт-Инжиниринг?»— Очень сложные. Мы не можем найти общий язык. Убежден, что стадионы чемпионата мира должны перейти в управление футбольным клубам.
— Какие еще источники доходов футбольных клубов недостаточно развиты в России? — Продажи телевизионных прав внутреннего чемпионата в другие страны. Представьте: если продать телеконтент на 250 миллионов человек в Индию и Китай по символической цене в один доллар. Получится 250 млн долларов на 16 российских клубов — больше, чем по 10 каждому. Хорошие деньги. Для региональных клубов РПЛ эта сумма стала значительная часть бюджета.
— Топ-клуб покупает неизвестного бразильца за условные 60 млн евро. Это нормальное явление?— Абсолютно. Если клуб может себе это позволить — здорово. Ведь так привлекается внимание ко всей лиге, а значит и растёт общий заработок, то есть увеличивается стоимость телеправ, растет спрос на рекламу и так далее.
— Как вы относитесь к лимиту в его нынешнем виде? — Негативно. Лимит должен быть в заявке. Здоровая конкуренция стабилизирует зарплаты футболистов. Ведь проблема заработных план игроков с российским паспортом заключается именно в лимите. 10 иностранцев и 15 россиян в заявке — это идеальная модель, в которой россияне смогут прогрессировать и адекватно конкурировать за место в составе.
— Вы профессиональный участник фондового рынка, квалифицированный инвестор, одновременно — руководитель в футбольном клубе. Эти два рынка схожи?— Нет. На фондовом рынке любую позицию можно поменять. А в футболе назад «не отмотаешь» — 90 минут, свиток и уже ничего изменить нельзя.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео