Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Цирк или показательная порка? Кокорину и Мамаеву дали по полтора года

В деле и наконец-то поставлена точка. Спустя семь месяцев после утреннего инцидента в Москве футболистам дали реальные сроки: 18 месяцев заключения первому и 17 — второму. — о затянувшемся расследовании, реакции общественности и футбольном хамстве.

Цирк или показательная порка? Кокорину и Мамаеву дали по полтора года
Фото: РИА НовостиРИА Новости

Сострадание со стороны общественности

Видео дня

Несколько месяцев назад я писал: чем дольше Кокорина и Мамаева будут держать за решеткой, тем яростнее общественность воспримет приговор. Двум десяткам следователей потребовалось более полугода, чтобы изучить записи с камер видеонаблюдения с очень небольшим общим хронометражем.

Реакция общественности, которая пристально следила за происходящим, менялась в геометрической прогрессии в неожиданную сторону. В том, что футболисты виновны и должны понести наказание, особо никто не сомневался. Но то, что расследование затянулось, возможен факт показательного процесса и полного бездействия властей, напрягало народ еще сильнее. Уголовное дело стало токсичным, а расследование превратилось в цирк.

После Нового года к заключенным Кокорину и Мамаеву появилось сострадание: вы либо сажайте, либо отпускайте, нечего их мариновать. проиграли ментальную борьбу логике и здравому смыслу. А болельщики писали в Бутырку все больше писем. И все глубже проникались состраданием к заключенным.

Что теперь будет с Кокориным и Мамаевым?

Первый пробудет в заключении максимум до середины декабря 2019 года, то есть проведет в местах заключения больше года. Второй в худшем случае выйдет на свободу в ноябре. Кокорину сидеть еще максимум 220 дней, Мамаеву — 189. Почему максимум? В течение десяти дней представители футболистов могут подать апелляцию, и тогда те останутся в на весь срок ее рассмотрения.

По выходе на свободу и возвращении в футбол ребят ждет сложный период. "Краснодар" почти наверняка разорвет контракт с Мамаевым, и ему придется набирать форму где-то в другом месте. свою позицию обозначил достаточно жестко.

отнесся к Кокорину лояльнее и выгонять его не будет. Главный тренер петербуржцев также высказался о своей заинтересованности в нападающем. Но у Александра травма колена, ему нужно вылечить проблемное место и тоже набрать форму.

Год без футбола — много ли это? И да и нет. Кто-то после длительной паузы никогда не возвращается на прежний уровень. Но бывали случаи, когда травмы и длительные дисквалификации серьезным образом на карьере не сказывались: футболисты возвращались, становились лучше и брали титулы. Хотя Кокорин уже стал чемпионом России, просто мотаясь из изолятора в суд.

Рассадник футбольного хамства

Пока Кокорин и Мамаев сидели, вне поля зажигали другие. из "Крыльев Советов" поймали пьяным за рулем автомобиля из каршеринга. так расстроился арендой в те же "Крылья", что тоже попался сотрудникам в погонах в состоянии то ли алкогольного, то ли наркотического опьянения. Но тут хотя бы никого не били.

А вот полузащитник не успел обосноваться в Москве (перешел зимой из "Ростова" в ), но уже распустил руки. Футболист избил американского туриста, который абсолютно законно переходил дорогу по "зебре". Гулиева лишили водительских прав, а сам он заплатил американцу и принес публичные извинения. Добрый иностранец обидчика простил, а клуб отстранил буяна от тренировок. Правда, ненадолго: футболист пропустил игру против "Ростова" и уже в следующем матче вышел в основе.

Казалось, вот громкий пример, как не надо. И дело Кокорина и Мамаева должно было наших спортсменов приструнить. Но воспитательный эффект не сработал. Скорее наоборот: как будто разворошили улей и футболисты премьер-лиги сорвались с цепей. Алкоголь, запрещенные препараты, рукоприкладство — все это не вяжется с режимом, улыбками на фотосессиях и ролью кумиров у тысяч детей.

Только вот интересно, что все эти дела быстро замяли. А Кокорину с Мамаевым досталось по полной. Видимо, и за себя, и за того парня.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.