Ещё

Константинова: «Когда начала заниматься фигурным катанием, про меня говорили, что я толстая» 

Бронзовый призер Зимней Универсиады (2019). Серебряный призер этапа Гран-при в Финляндии (2018). Серебряный (2017) и бронзовый (2018) призер Первенства России по фигурному катанию среди юниоров. Мастер спорта международного класса в интервью Sport24 рассказала, что, когда начинала заниматься фигурным катанием, многие называли ее толстой.
— Твоя мама — КМС по легкой атлетике и художественной гимнастике. У папы черный пояс по карате. Каким образом фигурное катание появилось в твоей жизни? Причем, достаточно поздно — в шесть лет. — В детстве я была толстеньким ребенком и постоянно болела. Была далека от спорта, зато хорошо рисовала, ходила в художественную школу. А фигурным катанием начала заниматься в последний год обучения в детском саду. Меня родители отдали в группу здоровья рядом с домом. В школу .
Там я считала себя очень классной, хоть и не знала, что есть двойной аксель и тройные прыжки. Знала, что есть одинарные и мне надо их выучить. Тогда я занимала какие-нибудь 32-е или пятые из пяти места. В общем — была в конце и очень расстраивалась. Не понимала, почему это происходит.
Потом постепенно захотелось показывать, что я что-то умею. Выучила одинарный аксель. Тогда я считала себя лидером. У меня дома стояло два кубка — за второе и третье места. Оставалось взять первое и можно заканчивать карьеру (смеется).
Но потом я все-таки перешла. В Питере есть фигурист Женя Устенко, который выступает в танцах. Мы с ним жили рядом, и его мама посоветовала нам попробовать прийти к Валентине Михайловне (Чеботаревой. — Sport24). Он в то время у нее тренировался.
Моя мама была не настолько восхищена моим катанием, насколько была я. Она говорила: «Куда нам идти? Что позориться? Мы же и так лидеры „Спартака“?» Но решили попробовать. Говорили, что я артистичная, прыжок высокий.
Тогда мама согласилась со скрипом. Просто до этого была ситуация, что мы пробовали попасть в группу к . Но он, понятно, нас не взял. Потому что тот просмотр был позор.
А Валентина Михайловна взяла. Мама была в шоке. Чеботарева дала испытательный срок, который, наверное, был скорее условным. Она во мне что-то увидела.
— Желание, талант?— Возможно, желание. Помню себя на маленьком катке академии. Он очень теплый, но я там каталась в шерстяной бабушкиной безрукавке, которую она мне связала. Была вся красная, пыхтела. Ребята уже на тот момент знали все двойные, учили двойной аксель. А я считала, что моя коронка — двойной сальхов и показывала его.
— Но такая уверенность в себе, это очень важное качество для спортсмена. И тренеры это очень любят. — Наверное, некая уверенность помогла мне освоиться в новом коллективе. Я пришла в более профессиональную среду и превратилась из ребеночка в спортсменку. В группе была большая конкуренция. И в начале было тяжело. Особенно, когда про меня говорили: «Господи! Да она толстая! Она ничего не умеет. Еще и в этой безрукавке пришла. О-о-о. Она с нами идет на хореографию? Ты не знаешь, что такое „плие“ (присед в хореографии. — Sport24)?». Но спустя год я со всеми дружила, со всеми общалась. И все хотели со мной дружить.
Подписывайтесь на Русская фигуристка без ума от Ракицкого и Дзюбы, играет в хоккей и гоняет на заливочной машине
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео