Ещё

Букмекерский рынок России очищается от нелегалов и становится более прозрачным 

Фото: Профиль
Артем Геодакян/ТАСС
Букмекерский рынок России очищается от нелегалов и становится более прозрачнымВ последнее время на букмекерском рынке происходят довольно интересные процессы. Там растет оборот, идет борьба с нелегалами, внедряются новые технологии. Обо всем этом, а также о том, как можно кратно увеличить целевые отчисления на национальный спорт, «Профилю» рассказал президент Первой саморегулируемой организации букмекеров России Юрий Красовский
За прошлый год суммарная выручка всех букмекеров, работающих в России, перевалила за 1 трлн рублей. Едва ли не половина этих средств ушла за границу и осела в карманах нелегальных операторов. Из-за этого госбюджет потерял десятки миллиардов рублей в виде недополученных налогов. А различные спортивные федерации страны лишились сотен миллионов рублей целевых отчислений. Некоторые организаторы пари вовсе перестали принимать ставки на российские матчи, а значит, и финансировать спортивные федерации в России они теперь не обязаны. Наконец, есть у нас и такие букмекеры, которые хоть и не нарушают букву закона, но различными способами все-таки пытаются превратить пари в некое подобие игрового автомата.
— Юрий Васильевич, букмекерский рынок России в прошлом году пережил взрывной рост. Его оборот вплотную приблизился к отметке 18 млрд долларов. Спасибо чемпионату мира по футболу?
— Это был невероятный скачок. Букмекерский рынок нашей страны вырос примерно на 40% за прошлый год. И ЧМ сыграл здесь главную роль. Помимо этого, в прошлом году вступили в силу сразу несколько законодательных актов, направленных на избавление рынка от нелегальных букмекеров. Всем российским банкам запретили осуществлять платежи в адрес нелегальных операторов по коду 7995, что означает транзакции по азартным играм. Это очень важно, так как нелегальный сектор — наш главный конкурент.
— Нелегальные сайты должен блокировать Роскомнадзор. Разве он с этим не справляется?
— Специалисты этого ведомства ежедневно блокируют тысячи сайтов, на которых нелегально принимаются ставки. Мы тоже участвуем в этом процессе — регулярно проводим мониторинг, выявляем мошенников, информируем надзорные органы. В прошлом году удалось закрыть более 76 тысяч. Но проблема в том, что нелегальные операторы научились быстро создавать так называемые «зеркала». Несколько лет назад нелегалы контролировали 60–70% рынка, сейчас — порядка 40%. Есть определенный прорыв.
— Какие результаты ожидаете в этом году?
— Если рынок и вырастет, то максимум процентов на двадцать. Сейчас рост возможен только за счет вытеснения нелегалов. Ну и, конечно, просветительской деятельности, популяризации ставок на спорт, повышения культуры букмекерства в целом. Это долгосрочная задача, в которую помимо букмекеров вовлечены также представители индустрии спорта. Ведь спорт и ставки — это единый организм.
— Все говорят, что самая высокая игровая культура в Англии. Чем отличается британский букмекерский бизнес от российского?
— В Британии букмекерству несколько сотен лет, в то время как у нас — всего несколько десятков. Тем не менее все технологии, которые сегодня используют российские букмекеры, ничем не отличаются от тех, что есть на Западе. Что же касается рентабельности, то на Западе и в России она примерно одинаковая — порядка 10–15%.
— Какова структура расходов крупной букмекерской компании в России?
— Самая большая часть затрат — это маркетинг и спонсорские контракты. Далее — зарплаты сотрудникам, инвестиции в IT и сеть клубов. Ну и прочие стандартные расходы, которые есть у любой компании.
— Уже три года российским букмекерам законодательно разрешено принимать ставки в интернете. Как это повлияло на ситуацию в отрасли?
— Доля онлайн-пари за это время резко увеличилась, примерно до 70%. Такие же пропорции онлайн— и офлайн-ставок мы видим у всех крупнейших букмекеров за рубежом. Но аудитория в интернете и в клубах сильно различается. Есть категория болельщиков, делающих ставки ради развлечения, чтобы испытать яркие эмоции. И есть профессиональные болельщики, которые фактически живут спортом, отслеживают всю статистику, понимают, что происходит в жизни конкретных спортсменов. Такие игроки, как правило, смотрят матчи вместе, им важна атмосфера, а более комфортного места, чем букмекерский клуб, не найти. Именно поэтому клубы будут существовать всегда.
Если брать Англию, то там при населении 55 млн сейчас работает около 15 тысяч букмекерских клубов. И это после целой серии слияний крупнейших букмекерских компаний Великобритании, Ирландии и континентальной Европы, в ходе которых сокращались издержки и закрывались офисы. А у нас население почти 147 млн, а букмекерских клубов — менее 6 тысяч. Так что потенциал, как видите, есть.
— А можно как-то оценить игровую аудиторию?
— Считается, что примерно 7% населения Земли — это игроки. Но ставить букмекерство в один ряд с классическими азартными играми — ошибка. Ставки — это интеллектуальный спор для думающих людей, увлеченных спортом. Логика, анализ, знание спорта — вот что стоит во главе угла.
А еще россиянам присущ патриотизм. Чем выше достижения национальных спортивных команд, тем больше мы видим интерес к ставкам. Вспомните чемпионат мира по футболу, когда наша команда играла с испанцами. Едва ли не 95% россиян ставили именно на нашу сборную исключительно из патриотизма, а не каких-то там математических вероятностей.
— Матч-то мы выиграли, а вот наши букмекеры проиграли. Можете назвать общую сумму потерь?
— По разным оценкам СМИ, около 100 млн долларов. Судя по нашим показателям, могу сказать, что эта цифра не так уж и далека от истины.
— А если взять весь турнир целиком?
— Это был уникальный чемпионат, это признал даже глава FIFA Джанни Инфантино. Еще на групповом турнире была серия, когда 11 матчей подряд выиграли фавориты. И всем букмекерам в мире пришлось тяжело, подавляющее большинство игроков всегда ставит на фаворитов.
Чемпионат для букмекеров складывался хорошо. Но финал отнял все, что мы заработали. Более того, думаю, что матч Франция–Хорватия установил рекорд мира по потерям букмекерской отрасли. Многие ставили не только на победу французов, но и на то, что обе команды забьют, а сумма голов в матче будет больше 2,5. И все три ставки оказались выигрышными для игроков.
— А как устанавливается коэффициент на победу той или иной команды?
— Коэффициент вычисляется на основе четкой математической матрицы, где главный фактор — статистика последних 5–10 матчей. Критериев с десяток, и все они в совокупности дают нам тот коэффициент, который мы выставляем для пари.
— Букмекеры — всего лишь организаторы пари. На чем же вы зарабатываете?
— Наша прибыль складывается не от проигрыша или выигрыша — она зависит от комиссии, которая заложена в коэффициент пари. Как правило, она составляет несколько процентов. Это и есть наш заработок. У всех букмекеров мира коэффициенты на крупные соревнования примерно одинаковые.
— То есть не бывает такого, чтобы букмекер разорился…
— Бывает. Но это связано в основном с ошибками в стратегии, с неверной организацией бизнес-процессов.
— Давайте возьмем портрет какого-то типичного игрока в России и, скажем, в Англии. Это совсем разные люди?
— Для англичан ставки — это часть национальной культуры. Можно сказать, атрибут полноценного спортивного досуга, дополнительный стимул к просмотру матча. Прогнозы букмекеров цитируют национальные СМИ. В России все еще есть некоторое предубеждение к игре, в основном из-за путаницы в терминах, негативных ассоциаций с игровыми автоматами и казино.
И это при том, что между ставками на спорт и рулеткой есть принципиальная разница — в нашем случае игрок должен разбираться в спорте. Никакого слепого случая или фарта. Конечно, есть и те, кто уверен, что способен сорвать большой куш и потом всю жизнь ничего не делать. И это главная ошибка. Ставки — это не способ заработка и уж тем более обогащения, а всего лишь досуг, развлечение, эмоциональное удовольствие.
— И что делать, если человек потерял контроль?
— У нас есть система самоограничений для таких игроков. Например, в Первой СРО она действует с момента появления организации. Ведутся реестры азартных игроков, это прописано на уровне стандартов и правил. Любой игрок может написать заявление в адрес конкретной компании и ограничить свой проигрыш, скажем, десятью тысячами рублей в месяц. Или попросить, чтобы его вообще заблокировали на год, а то и навсегда. Так мы даем возможность людям остановиться и признать: да, у меня есть проблема, я перестаю контролировать ситуацию, не допускайте меня до игры.
— Но пока это делается в инициативном порядке и далеко не всеми букмекерами. Я слышал, что даже Минфин уже выступил с инициативой создания так называемого единого реестра игроков. Это будет эффективная мера?
— Это нормальная практика, она существует во всех развитых странах. Мы всесторонне поддерживаем инициативу Минфина и очень ждем того момента, когда она будет оформлена законодательно. На Западе существует понятие Gambling Awareness. В его основе заложена идея самоограничения игроков и профилактика развития психологической зависимости.
— Некоторые букмекеры стремятся расширить количество событий, на которые принимают ставки. Это и викторины, и какие-то экзотические виды соревнований. А еще есть выборы, национальные кинопремии и прочее. Это стандартная диверсификация или попытка во что бы то ни стало увеличить оборот?
— Мы считаем, что букмекерство — это исключительно ставки на спорт. Доля неспортивных ставок (например, «Евровидение» или «Оскар») — 0,3% от общего объема пари. Она незначительна и не является источником получения прибыли. Но есть и довольно опасные, на мой взгляд, вещи. Например, виртуальные игры, искусственно созданные матчи, какие-то викторины. Все это в итоге начинает напоминать игровой автомат. И это очень негативно сказывается на репутации нашей отрасли.
— А что это за игры?
— Например, так называемые бинарные опционы. Человек, игравший в бинарные опционы, видит у себя на экране вишенки, бабочек и колокольчики. То есть то же, что и на игровом автомате. Такая же ситуация и с викторинами, которые считаются культурно-зрелищными мероприятиями, но фактически это та же рулетка.
— Но это же незаконно…
— В том-то и дело, что законно. У этой компании есть даже решение Высшего арбитражного суда, что она ничего не нарушает. Мы предлагаем запретить визуализацию вообще всех ставок, в том числе спортивных.
— А на какие виды спорта чаще всего игроки делают ставки?
— На первом месте всегда стоит футбол, дальше идут хоккей, баскетбол и большой теннис — примерно по 10–15%. Причем количество ставок на хоккей выросло в разы, после того как наша сборная выиграла Олимпиаду.
— Почему на российском рынке почти не представлены ведущие международные букмекеры?
— Интерес к России у западных букмекеров есть. Уже более двух лет в нашей стране работает крупнейшая букмекерская компания из Австрии Bwin. Пресса писала, что в этом году на наш рынок должны выйти еще два каких-то западных игрока. Но не думаю, что они составят сильную конкуренцию российским компаниям.
— Согласно закону о целевых отчислениях, организаторы пари каждый квартал обязаны направлять на развитие спорта в нашей стране 5% своих доходов, но не менее 15 млн рублей. Сколько средств уже удалось собрать таким образом?
— По итогам прошлого года — 811 миллионов рублей, это в 2 раза больше, чем за предыдущий год, и это только с офлайн-ставок на российский спорт. С 1 января этого года отчисления необходимо платить и со ставок в интернете. Думаю, что по результатам текущего года общая сумма таких отчислений вырастет как минимум в 2,5 раза.
— Каким образом?
— У нас в стране сейчас 31 действующая букмекерская лицензия. Из них три у тотализаторов. Мы их не рассматриваем, они не платят отчислений как букмекеры. Из оставшихся 28 обладателей лицензий в прошлом году целевые отчисления платили только 10 компаний. В этом году таких букмекеров, с учетом тех, кто оперирует в интернете, уже 16. Есть две компании, которые после вступления нового закона в силу почему-то перестали принимать ставки на российский спорт. И никаких отчислений они платить сейчас не обязаны. Кроме того, есть еще с десяток так называемых «спящих» лицензий. Они были куплены с целью перепродажи, операционной деятельности не ведут и ставок не принимают. Ясно, что так быть не должно.
— Госдума уже приняла в первом чтении законопроект, который обязывает всех обладателей букмекерских лицензий платить целевые отчисления, независимо от того, ведут они операционную деятельность или нет.
— Мы поддерживаем эту инициативу, потому что наш спорт недофинансирован. Если закон будет принят в весеннюю сессию, то уже с третьего квартала этого года база для расчета целевых отчислений значительно расширится.
Есть и еще одна законодательная инициатива — ввести штраф 30 млн рублей за неуплату целевых отчислений. А если и это не поможет, то через полгода аннулировать лицензию. Считаю такие меры правильными. Мы крайне заинтересованы в поддержке национального спорта, в самое ближайшее время намерены выйти с предложением повысить минимальный порог выплат с нынешних 15 млн до 20–25 млн рублей в квартал.
— А на что конкретно тратятся эти деньги?
— Букмекер, принимающий ставки на какой-то вид спорта, обязан заключить соглашение с соответствующей федерацией. Соответственно и платежи она будет получать в зависимости от объема ставок. Как она тратит эти средства, мы не знаем. Но по закону 80% целевых отчислений должны быть инвестированы в развитие спорта высших достижений, а еще 20% — на поддержку детско-юношеского и массового спорта.
Помимо целевых отчислений букмекеры инвестируют в российский спорт и в индивидуальном порядке. Например, через спонсорские контракты с различными федерациями. Например, «Лига ставок» стала генеральным партнером российской футбольной Премьер-лиги — на сегодняшний день это самый крупный контракт в букмекерской отрасли. Также мы поддерживаем Федерацию хоккея России и являемся официальным партнером нашей хоккейной сборной.
Мы подсчитали, что только члены Первой СРО инвестировали в прошлом году в российский спорт более 2 млрд рублей. И далеко не всегда финансирование имеет коммерческую выгоду, зачастую это наш моральный долг. Пример — организация «Дома спорта» на Олимпиаде в Южной Корее. Вспомните обстановку в стране — это был очень сложный период для всех наших спортсменов. Именно тогда мы приняли для себя то решение — стать генеральным партнером «Дома спорта» совместно с Фондом поддержки олимпийцев. Мы просто поняли — это то, что мы можем сделать для страны, и сделали. У нас тогда не было никаких других целей, только желание отстоять интересы российского спорта, выразить поддержку всем спортсменам, которых лишили национального флага.
— На какой уровень целевых отчислений наша букмекерская отрасль выйдет через 5–10 лет (если, конечно, все законодательные инициативы будут приняты)?
— Как только мы уничтожим нелегальный рынок, то получим сумму целевых отчислений где-то около 5 млрд рублей. Если при этом рынок продолжит расти на 15–20%, то уже через пять лет все российские букмекеры будут платить не менее 10–11 млрд рублей. А дальше все будет зависеть от самого спорта, от того, какие достижения мы увидим.
Беседовал Федор Дроздов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео