Ещё
"Мамаеву и Кокорину тюрьма пойдёт на пользу"
"Мамаеву и Кокорину тюрьма пойдёт на пользу"
MMA
Россия нашла способ обмануть WADA
Россия нашла способ обмануть WADA
Зимние виды спорта
Фанаты ЦСКА ушли со стадиона
Фанаты ЦСКА ушли со стадиона
Футбол
Сёмин прокомментировал слухи об отставке
Сёмин прокомментировал слухи об отставке
Футбол

Интервью с тренером вратарей и бывшим голкипером «Зенита» Юрием Жевновым 

Интервью с тренером вратарей и бывшим голкипером «Зенита» Юрием Жевновым
Фото: Чемпионат.com
рассказал о вратарях и дружбе с , а ещё вспомнил ошибки и яркие истории из своей карьеры.
«Зенит» брал на австрийский сбор четырёх голкиперов — , , и молодого . С ними работали два тренера вратарей — и Юрий Жевнов. Если Бирюков настоящая легенда петербургского клуба, то 38-летний Жевнов вернулся в «Зенит» только по ходу чемпионского сезона. Юрий завершил карьеру в 2016 году, и после этого о нём в России не было слышно. В интервью для «Чемпионата» Жевнов рассказал, как стал тренером, объяснил, почему не раскрылся в «Зените», и прокомментировал слухи об интересе сине-бело-голубых к голкиперу БАТЭ.
«Надеялся ещё поиграть, но умные люди посоветовали заканчивать»
— Чем занимались до сентября прошлого года, когда вернулись в «Зенит»? — Работал в Минске. На базе федерации футбола собрали ребят с разных регионов и сделали академию для четырёх возрастов. Сперва я занимался с вратарями 2004 и 2003 годов рождения, а потом мне дали ребят 2001 года. Перед тем как завершить карьеру, пытался восстановиться после травмы колена, полученной на сборе с . Надеялся ещё поиграть, сделал операцию, но умные люди посоветовали заканчивать, а не мучиться.
— Спину пришлось как-то лечить после ухода из профессионального футбола? — Старая проблема до сих пор даёт о себе знать. Я должен всегда следить за спиной, выполнять специальные процедуры и упражнения в период обострений боли.
— Как получали лицензию тренера? — Я учился в Минске, у меня есть лицензия категории В, кроме того, сейчас получу вратарскую категорию. Обучение проходит год и разбито по модулям. Раз в три месяца нас собирали на три дня — при таком подходе комфортно усваивать информацию. Думаю, людям, которые не были связаны с футболом, тяжелее вникнуть в какие-то темы, а профессионалам полегче. Но всё равно предлагают много интересных знаний, так что мне нравилось учиться.
— Что самое главное для современного вратаря? — Психология. Вратарь может подойти к игре в любом состоянии, быть разобранным или иметь ещё какие-нибудь проблемы, но, если голова в порядке, он отыграет матч. И, наоборот, голкипер может великолепно чувствовать себя физически, летать в воротах, а, выйдя на матч повышенной сложности при большом количестве болельщиков, почувствовать, что ноги ватные. Из-за его ошибок команда проиграет.
— У вас были матчи в карьере, когда играли с ватными ногами? — Да полно таких матчей! Правда, чем опытнее становился, тем реже это случалось.
— А были матчи, которые не хочется вспоминать? — Были. Несмотря на победу, тяжелее всего переживал ошибки в играх за «Зенит» с «Бенфикой» (3:2) в 1/8 финала Лиги чемпионов, когда был виноват в обоих голах, и с ЦСКА (1:3) в чемпионате России. Во встрече с «армейцами» могли стать чемпионами. Я вводил мяч от ворот, перехватил и отдал пас на Зорана Тошича, который забил второй гол. Хотя судья не имел права засчитывать его, потому что Вагнер Лав находился внутри штрафной площади. Перехватил мяч уже за её пределами, но по правилам должен был выйти. Эти два матча по-прежнему сидят у меня в голове. Честно говоря, до сих пор не пересматривал их. Будет больно ещё раз увидеть те эпизоды.
«Лунёв позвонил и сказал, что хочет выйти из отпуска»
— Теперь вы тренер вратарей «Зенита». Как распределены обязанности у вас с Михаилом Бирюковым? — Счастлив, что работаю в связке с Михаилом Юрьевичем. Я ещё молодой специалист, только учусь, а он, опытный человек, помогает своими советами. Как такового распределения обязанностей нет, мы вместе всё обсуждаем. Разве что на мне лежит разбор матчей с нарезкой игры наших вратарей. Потом мы принимаем решение, нужно ли показывать то или иное видео. Понятно, что и чисто физическую работу на поле больше выполняю. Михаил Юрьевич смотрит со стороны на нюансы, которые я могу не подметить, оценивает технику вратарей. Это удобно.
— Говорят, вы чуть ли не каждый день находите новые упражнения. Какие из них особенно понравились вратарям «Зенита»? — Да что-то молчат наши вратари (смеётся). На сборах тяжело, поэтому, наверное, им ничего не нравится. По крайней мере, никто не говорил пока «спасибо» за упражнение.
— Где черпаете идеи? — Когда всё время думаешь о своей работе, приходит вдохновение: смотришь видео, общаешься с коллегами, что-то применяешь из своего опыта. Наверное, как у композиторов, которые пишут музыку. «Бах», и идея следующего упражнения готова!
— Почему чемпионский сезон получился у Андрея Лунёва хуже, чем первые полтора года в РПЛ? — Игрок может здорово провести первый сезон, а потом бывает непросто держать взятый уровень. Пожалуй, с Андреем это и произошло. Тут нет ничего сверхестественного. На него стали смотреть другими глазами после перехода в «Зенит». Если бы он допускал ошибки в «Уфе», не чувствовал бы такого давления и критики. Когда ошибается голкипер «Зенита» и сборной России, СМИ обсуждают его целую неделю. Он должен привыкнуть к тому, что изменилось восприятие людей.
— Что говорите Лунёву, чтобы он не сломался психологически? — Мы проводим индивидуальные беседы. Он взрослый парень и сам всё понимает. Самое важное — выбросить из головы сыгранный накануне матч, сделав нужные выводы. Ошибки не должны повторяться. Если держать всё в себе, тренироваться с такой головой тяжело. Нормально к следующему матчу не подготовишься.
— Лунёву это удаётся — забывать об ошибке на следующей день после игры? — Смотря какой матч. Если он ошибся, а команда выиграла, это одно. Если же промах повлиял на результат, ситуация совсем другая. Не так всё просто, люди — не машины. Но надо пытаться выбрасывать негатив из головы.
— На психологическом состоянии Лунёва отразилось то, что в последних матчах сборной России играл не он, а Маринато Гилерме? — Думаю, Андрей переживал. Любой вратарь хочет быть основным. Хотя по его работе на сборах не скажешь, что это как-то его сломало. Может быть, у Лунёва даже больше мотивации появилось. И для нас, и для него самого это хорошо. Вот вам пример: «сборники» «Зенита» должны были появиться 21-го числа, а мы улетали 18-го. Но он позвонил главному тренеру и сказал, что готов выйти раньше из отпуска, лететь с командой. Андрей хочет тренироваться, доказывать.
— Зимой «Зенит» покинул . Правда, что он был недоволен своим положением? — Мне с ним комфортно работалось, хотя мы не так много времени провели вместе в «Зените». Всё, что Юрию предлагалось, он выполнял беспрекословно. По тренировочному процессу к нему вообще никаких претензий не было.
Что касается других моментов, то были свои нюансы. Лодыгин и сам говорил в интервью: он не тот человек, который согласится сидеть в запасе и просто ждать. Он всегда хочет играть, видит себя только «первым номером». Для спортсмена такая амбициозность — очень хорошо. Тем не менее в карьере вратаря бывают периоды, когда он не основной. Это тоже необходимо уметь принять, продолжать работать и ждать своего шанса. В любом случае в «Зените» будут только рады, если Юрий покажет себя в новом клубе и вернётся в сборную России.
— Из аренды возвращён Егор Бабурин. Как тренерский штаб будет определять, кто первый сменщик Лунёва — Бабурин или Михаил Кержаков? — Мне нравится мнение по этой теме: неосновные голкиперы не должны чувствовать, кто из них второй, а кто — третий. Распределение ролей плохо отражается на их психологии. Если есть «первый номер», то есть два его равноценных конкурента.
— Однако наступают моменты, когда кто-то должен будет заменить первого номера. И что тогда? — Тот, кто подменит основного вратаря, не должен считать, что выиграл конкуренцию. Тренерский штаб должен исходить из самочувствия вратарей и их работы на тренировках перед матчем. Всё решит состояние на данный конкретный момент.
«Не стал основным вратарём «Зенита» из-за головы»
— Кто был инициатором вашего возвращения в «Зенит»? — Прежде всего Михаил Юрьевич. Когда «Зенит» играл в Минске с , я приехал к ним в гостиницу, чтобы просто пообщаться. Там в первый раз была затронута эта тема. Михаил Юрьевич сказал: «Мне нужен помощник, ты, если что, готов?». Я ответил, что с удовольствием вернусь в «Зенит». Конечно, он ничего не обещал, ведь сперва требовалось обсудить вопрос с главным тренером и руководством. Через месяц мне позвонили из клуба и предложили приехать.
— Какие отношения у вас были с , когда вы играли вместе за «Москву» и «Зенит»? — Хорошие. Не скажу, что мы ежедневно встречались после тренировок и крепко дружили. Всё-таки Сергей Богданович постарше, поэтому у каждого был свой круг общения. Я больше времени проводил с молодыми — Рома Адамов, . Но запомнилась одна история, когда мы выступали за «Зенит». У меня в очередной раз возникла проблема со спиной, я лежал в больнице. И Сергей Богданович два раза приехал ко мне, привёз большие пакеты с фруктами. Вроде бы ничего особенного, но это было очень приятно. По-человечески. У него большая семья, дети, а он находил время навестить меня в больнице, поддержать.
— Насколько Семак-игрок и Семак-тренер разные люди? — В человеческом плане он не изменился, а в профессиональном некоторая разница, конечно, есть. Как обычно и отличаются игрок от тренера. Возглавляя команду, в каких-то ситуациях требуется быть жёстче и брать на себя ответственность и уметь принимать важные решения. Причём, будучи игроком, ты можешь не понять этого решения, а как тренер — понимаешь.
— На ваш взгляд, почему у вас и не получилось стать основным вратарём «Зенита»? — Думаю, я сам не взял того, что шло в руки. Упустил шансы, которые получал, а их было достаточно. Кроме того, и Слава Малафеев тогда проводил хорошие сезоны. У меня же были и хорошие игры, и не очень хорошие. Главная причина — в голове. Психологически чувствовал себя в «Зените» совсем по-другому, нежели в «Москве» или БАТЭ, не справился с давлением.
С моей точки зрения, находиться в роли второго вратаря в большой команде уровня «Зенита» невероятно сложно, по крайней мере так было для меня. Надо быть готовым сыграть в любой момент, если что-то случится с первым номером, и сыграть, наверное, даже лучше «первого номера». Права на ошибку просто нет. Если ты ошибся, сразу начинают говорить: «Да что это за вратарь?». А для вратаря мало играть — это очень плохо. Ты можешь тренироваться день и ночь, что я и делал, но отсутствие практики, ритма и тонуса влияет. Не чувствуешь какие-то нюансы в игре. В результате совершаешь ошибки.
Ещё я раз пять-семь получал травмы по ходу матчей. Причём не после столкновений, а мышечные повреждения. Это что-то невероятное! Значит, напряжение в голове передавалось мышцам, организм давал сбой на ровном месте. Я был психологически зажат. Поэтому не смог заиграть в «Зените» хотя бы в свою силу.
«Спаллетти демонстративно не смотрел в тарелку»
— Самый интересный случай из вашей жизни игрока «Зенита»? — Были хорошие истории. Например, как мы ездили на сборах при  смотреть флорентийский футбол. Шикарное зрелище! Впечатление — на всю жизнь.
Ещё вспоминается, как я единственный из игроков команды поехал с тренерским штабом в дом  на виноградники. Спаллети меня тогда представил хозяину, как капитана «Зенита». Было очень смешно — владелец виноградников от меня не отходил. Подарил большую бутылку шампанского. То ли на три литра, то ли вообще на пять.
— Долго потом растягивали эту огромную бутылку? — Да нет, хлопнули в компании за один вечер (смеётся). Ещё запомнились детали поведения Спаллетти. Я привык за годы своей карьеры: многие тренеры заглядывают к игроку в тарелку на обеде или ужине. Проверяют, что ты ешь. У Спаллетти другой менталитет. Он демонстративно проходил мимо или смотрел в глаза и желал приятного аппетита. Никаких косых взглядов с его стороны не замечал. Футболист мог выпить на сборе бокал пива или бокал вина — это нормально. У нас же лет 20 назад за такое могли выгнать из команды с позором. Мне такой современный подход нравился, но первое время было непривычно.
— А из периода выступлений за «Москву» что было самым необычным? — Однажды в матче за «Москву» я серьёзно повредил бицепс левой руки, так, что просто не мог её поднять. В той игре вышел на замену во втором тайме, обратная замена была невозможна. Мы вели 1:0, и в итоге я до конца встречи играл фактически с одной рукой. В основное время матч закончился со счётом 1:1, но мы всё-таки выиграли по пенальти 10:9. Хорошо, что соперник решающий удар нанёс в штангу. Видимо меня пожалели (смеётся).
Ещё однажды я сыграл опорного полузащитника у Миодрага Божовича. Это было в последнем матче «Москвы». Клуб уже «умирал», не хватало народа. Я вышел на 15 минут до конца при счёте 2:1 в нашу пользу. Мы выиграли — 3:2.
— После ухода из «Зенита» вы вернулись на «Петровский» в составе «Торпедо» и приняли участие в удивительном матче. Ваша команда проиграла — 1:8. В тот день вы наверняка хотели что-то доказать «Зениту». Почему всё так сложилось? — У меня не было желания что-то доказывать «Зениту». Просто не хотелось обделаться. Но как раз это и случилось. Я видел, как «Торпедо» готовилось к чемпионату, и у меня уже тогда появилось нехорошее предчувствие. Понял, что нам будет очень непросто остаться в премьер-лиге.
Особенно ужасно было играть при пустых трибунах. У одной команды получалось всё, у другой — ничего. В такой ситуации мотивировали бы заполненные трибуны, пусть даже они болеют против тебя. Наша команда просто встала на жаре. Когда «Зенит» забил третий или четвёртый гол, я смотрел на табло и мечтал только об одном: поскорее бы этот ужас закончился.
« сказал: «С вас только помыть посуду»»
— Ходили слухи об интересе «Зенита» к 23-летнему вратарю БАТЭ . Это действительно такой талантливый игрок? — На мой взгляд, в Беларуси он сейчас вратарь номер один. Щербицкий — молодой голкипер, но уже два года выступает на хорошем уровне, поиграл в еврокубках. По отзывам тренеров и болельщиков, он продолжает прогрессировать. Думаю, Щербицкий мог бы спокойно играть в ведущих командах РПЛ. Мы следим за многими вратарями на будущее.
— Есть ли в Беларуси полевые игроки, которые потянули бы в основе «Зенита»? Вопрос актуальный, так как белорусские футболисты перестали считаться легионерами в РПЛ. — Не думаю, что в данный момент кто-то реально усилил бы нашу команду. Должен быть игрок уровня Глеба. «Зенит» имеет возможность приглашать сильных футболистов. Думаю, у людей даже реакция будет разной, если «Зенит» возьмёт белорусского или аргентинского новичка. Чтобы футболисту из Беларуси попасть в российский чемпионат, нужно как минимум провести яркий сезон на хорошем уровне и держать его.
— Недавно Виктор Гончаренко в интервью для «Чемпионата» рассказал, как вы жили с ним и Олегом Кононовым в одной квартире, когда играли за БАТЭ. «Нам с Юрой по 20 лет было, хотелось всё успеть — девочки, дискотеки. А Олег намного старше, уже взрослый, степенный мужчина. Супчик варил». Что вам вспоминается? — Олег Георгиевич прожил с нами одну неделю. Он приехал на просмотр, ему на тот момент уже 35 лет было. В БАТЭ на всём экономили, поэтому возникли проблемы с жильём. Главный тренер попросил меня и Витю, чтобы он остановился у нас. Мы не возражали. Да у нас и не могло быть другого мнения.
Олег Георгиевич первым делом заглянул в холодильник, увидел, что он пустой, и сказал: «Я вам буду готовить ужин. Надо пойти в магазин и купить то, то и то. С вас только — помыть посуду». Кстати, он очень хорошо готовил. Каждый вечер, пока не уехал. Но потом у него воспалился ахилл, он подошёл к главному тренеру и объяснил, что не хочет мучить ни себя, ни команду. Решил закончить.
— Поддерживаете отношения с Гончаренко и Кононовым? — С Олегом Георгиевичем видимся только на играх, но на турнире в Катаре удалось немного пообщаться. А с Витей мы большие друзья. У нас очень близкие отношения, мы дружим семьями.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео