Ещё
Косторная допустила ошибку на тройном акселе в Турине
Косторная допустила ошибку на тройном акселе в Турине
Фигурное катание
МОК указал роль WADA в вопросе о судьбе России
МОК указал роль WADA в вопросе о судьбе России
Зимние виды спорта
Смертин прокомментировал ДТП со своим участием
Смертин прокомментировал ДТП со своим участием
Футбол
Фетисов прошелся по «убивающим хоккей» блатным родителям
Фетисов прошелся по «убивающим хоккей» блатным родителям
Хоккей

Страшные воспоминания участников убийства семьи Николая II 

Воспоминания бывшего дипломата Г. З. Беседовского, работавшего с Войковым в варшавском постпредстве.
В них содержится рассказ самого П. Л. Войкова о его участии в цареубийстве.
Так Войков сообщает: «…вопрос о расстреле Романовых был поставлен по настойчивому требованию Уральского областного Совета, в котором я работал в качестве областного комиссара по продовольствию…
Центральные не хотели сначала расстреливать царя, имея в виду использовать его и семью для торга с Германией…
Но Уральский областной Совет и областной комитет коммунистической партии продолжали решительно требовать расстрела… я был одним из самых ярых сторонников этой меры. Революция должна быть жестокой к низверженным монархам…
Уральский областной комитет коммунистической партии поставил на обсуждение вопрос о расстреле и решил его окончательно в положительном духе еще с [начала] июля 1918 года. При этом ни один из членов областного комитета партии не голосовал против…»
Выполнение постановления поручалось Юровскому как коменданту Ипатьевского дома.
При выполнении должен был присутствовать, в качестве делегата областного комитета партии, Войков. Ему же, как естественнику и химику, поручалось разработать план полного уничтожения трупов.
Войкову поручили также прочитать царскому семейству постановление о расстреле, с мотивировкой, состоявшей из нескольких строк, и он действительно разучивал это постановление наизусть, чтобы прочитать его возможно более торжественно, считая, что тем самым он войдет в историю, как одно из главных действующих лиц этой трагедии.
Юровский, однако желавший также «войти в историю», опередил Войкова и, сказав несколько слов, начал стрелять…
Когда все стихло, Юровский, Войков и двое латышей осмотрели расстрелянных, выпустив в некоторых из них еще по несколько пуль или протыкая штыками…
«Войков рассказал мне, что это была ужасная картина. Трупы лежали на полу в кошмарных позах, с обезображенными от ужаса и крови лицами. Пол сделался совершенно скользким как на бойне…»
Уничтожение трупов началось на следующий же день и велось Юровским под руководством Войкова и наблюдением Голощекина и Белобородова…
Войков вспоминал эту картину с невольной дрожью. Он говорил, что, когда эта работа была закончена, возле шахты лежала громадная кровавая масса человеческих обрубков, рук, ног, туловищ и голов.
Эту кровавую массу поливали бензином и серной кислотой и тут же жгли двое суток подряд… Это была ужасная картина, — закончил Войков. — Мы все, участники сжигания трупов, были прямо-таки подавлены этим кошмаром. Даже Юровский и тот под конец не вытерпел и сказал, что еще таких несколько дней — и он сошел бы с ума… — Беседовский Г. З. На путях к термидору. М., 1997. С.111−116.
Стоит напомнить, что в этом году — 100-летие мученической кончины святых Царственных страстотерпцев.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео