Ещё

Русского тренера называют лучшим в мире. Интервью человека, который ставил катание Малкину и Кросби 

Русского тренера называют лучшим в мире. Интервью человека, который ставил катание Малкину и Кросби
Фото: SPORT24.ru
 — один из самых, если не самый известный, тренер по катанию в мировом хоккее. Закончив не слишком успешную карьеру игрока, Максим начал тренировать. В 2007-м году Иванов создал свою школу Ice Hockey Pro, филиалы которой расположены в Финляндии, Швеции, Австрии, России и начал заниматься с детьми. Параллельно он начал заниматься с топовыми хоккеистами катанием. Максим работал тренером по силовому катанию в «Питтсбурге», в составе которого выиграл два Кубка Стэнли.
Сегодня Иванов — топовый специалист, успевший позаниматься чуть ли не со всеми звездными игроками, в числе которых Сидни Кросби, , , , . В интервью Sport24 Максим рассказал о своей страсти к работе, лучших русских катальщиков и отличиях канадских от русских детей.
Работа в «Питтсбурге» и «Флориде»
— Изучив ваши соцсети, я поняла, что у вас нет ни одного свободного дня. Два дня назад вы были в Хельсинки, вчера в Питтсбурге, а сегодня Торонто. Вы в таком графике давно живете?— Как ни странно, все время. Я просто занимаюсь любимым делом, поэтому всегда на него нахожу силы. Стараюсь что-то новое находить, тем самым интерес к работе никогда не пропадает. Если честно, уже просто не остановиться, достаточно давно в таком режиме.
— Лето — самое напряженное время в вашей работе или старт сезона на вас не отражается?— Не могу сказать, что что-то меняется со старта сезона. Во время него тоже все очень плотно, занятость такая же. Посвободнее становится в конце апреля, мае, начале июня. В эти месяцы могу себе мини-отпуск устроить. Но когда мы с «Питтсбургом» дважды подряд выигрывали Кубок Стэнли, то отпуска практически не было. Команда играла до начала июня, а потом сразу начиналась подготовка к новому сезону.
— Вы продолжаете сотрудничать с «Питтсбургом»?— В прошлом году у меня закончился контракт, клуб предложил новый, но я не согласился. Мы с семьей переезжали в Майами, сейчас работаю с игроками «Флориды».
— Вы сейчас больше даете частные уроки или проводите сборы?— Летом больше проводятся сборы, а в сезоне работаю персонально с игроками один на один.
— Как строится ваша работа во «Флориде»?— Я работаю со всеми хоккеистами, но все в зависимости от графика игр. Если есть какие-то свободные окна, мы созваниваемся с игроками, и я прихожу на тренировку. Мы работаем в определенном направлении: над катанием, над игрой с шайбой.
— Вы же недавно занимались в Финляндии с Александром Барковым, у него же как раз катание не идеальное?— Да, тут не поспоришь. Но Саша очень и очень много над этим работает, он трудоспособный парень. Понятно, что большим хоккеистам тяжелее кататься, чем маленьким, которые легко маневрируют. За последние два года Барков сделал большой прогресс. Мы этим летом поработали и было видно, что он добавил в быстроте работы ног.
Кросби и дети
— Существует стереотип, что у взрослого хоккеиста уже не исправить катание. Есть ли в этом доля правды?— Это сложно, но, конечно, реально. За счет работы возможно все. Есть много примеров того, как хоккеисты улучшали свое катание. Тот же Саша Барков сейчас. Понятно, что взрослому хоккеисту все дается сложнее. Но профессиональный хоккеист никогда не перестает работать, тот же Сидни Кросби никогда не останавливается в развитии, всегда спрашивает, что да как сделать, на чем сделать акцент. Хоккей становится все быстрее и быстрее и старшему поколению игроков нужно идти в ногу со временем. В лигу приходят молодые ребята, уже отлично подготовленные, с хорошим катанием, и взрослым надо подтягиваться к ним.
— Сколько нужно проводить времени на льду, чтобы улучшить катание?— В «Питтсбурге» мы работали каждое утро перед основной тренировкой. Мы делали это на регулярной основе на протяжении всего сезона, это постоянный процесс, а не так что пошел и недельку покатался.
— На что вы больше делаете упор — скольжение или шаги?— Я делаю акцент на маневренность. Сейчас хоккей стал намного быстрее, за счет этого нужно проделывать много работы в углах. Сегодня хоккеисту нужно уметь быстро уходить от соперника.
— Полезно ли хоккеистам заниматься с фигуристами?— Фигурист может дать информацию о работе голеностопа, работе на ребрах. Но это полезно ребенку, который недавно встал на коньки, а взрослому уже это не надо. Идет другая техника, так что мое личное мнение, профессиональный хоккеист в работе с фигуристом не нуждается.
— Тяжелее ли объяснять какие-то вещи Кросби или ребенку?— Конечно же, маленькому ребенку! Нужно не только объяснить, но и быть психологом, рассказать так, чтобы ребенок понял и проявил интерес. К каждому надо подход найти. С детьми однозначно работать сложнее.
— Ваши тренинг кэмпы для детей длятся от одного до трех-четырех дней. Неужели за то время ребенок может чему-то научиться? — Все короткие сборы проходят в сезоне. Наша задача в этот период поддержать интенсивность работы. Плюс на эти короткие сборы приезжают ребята, которые у нас много раз были. То есть на базу накладывают новые элементы. Все двух-трех дневные сборы системные, они проходят пять-шесть раз в год в нематчевые дни. Мини-кэмпы придают энергии в течение сезона. Мы делаем акцент на скорость, отработку индивидуальных качеств, ну и немножко фана, чтобы дети развеялись.
— Ребенку уже с шести-семи лет надо работать над катанием?— Сейчас да, катанию нужно уделять внимание с раннего детства. Спорт движется вперед: в фигурном катании девочки уже четверные прыгают, хоккей тоже не стоит на месте.
Дружба с Малкиным
— Вы больше 12 лет в профессии. Расскажите о своих первых шагах. Как вы учились? Откуда черпали знания?— После того как закончил карьеру, очень много времени проводил в Европе: Германии, Финляндии. Я приезжал в команды и имел большое количество часов на льду — работал по пять-шесть часов в день. За счет этого вырабатывал свою систему, которую в дальнейшем дорабатывал и адаптировал. Ну, а потом перебрался в Америку.
— Сейчас тренер по катанию есть в каждом клубе в Северной Америке и Европе, а что было в 2007-м, когда вы только начинали?— Все было не так развито, как сейчас. Не знаю, как в России, то сегодня в НХЛ в каждом клубе есть тренер по катанию и по развитию.
— Вы фактически первопроходцем были в своем деле?— Это, наверное, слишком громко сказано, но что-то вроде того.
— Как вы познакомились с Малкиным?— Не помню точно, в каком году. Наверное, это был 2006-й год. Мы вместе тренировались.
— Когда ваше сотрудничество переросло в дружбу?— Практически сразу же переросло в дружбу, мы начали тесно общаться с первого дня. Потом я начал прилетать к нему в гости в Питтсбург. Через какое-то время меня знала вся команда, мне была интересна НХЛ, я получал огромное количество знаний. В итоге получил работу в «Пингвинз».
— Катание Малкина изменилось за годы? Стало ли лучше или с возрастом он потерял в скорости?— Не потерял, Женя просто работает над этим. Он профессионал и прекрасно понимает, что нельзя останавливаться. Однозначно каждый топовый игрок в возрасте прибавил в своем направлении. Если бы Малкин не прибавил, то не играл бы уже в НХЛ. Хочешь играть и быть на вершине — работай постоянно.
— Вы продолжаете сейчас с Малкиным и Кросби кататься?— С Женей катались в Майами после сезона, потом он улетел в Россию, а я уехал на кэмпы. С Сидом мы работали, когда постоянно жил в «Питтсбурге».
— Несколько лет назад вы говорили, что лучше всех в НХЛ катается . Появился ли в последние годы кто-то, кто может с ним сравниться?— Естественно, появились! Выросло целое молодое поколение, которое катается блестяще. Тот же Макдэвид. Сейчас появился финн Каппо Какко, очень прилично держится на льду.
— Можно ли научиться кататься, как Макдэвид, или это врожденный талант?— Нет, это не талант, а работа. Он посвятил хоккею всю жизнь, с раннего детства он работал над катанием. Макдэвид и Мэттьюс стали первыми молодыми ребятами, которые стали продуктом новой системы подготовки, они так выстрелили за счет дополнительных тренировок с раненого возраста. Раньше ведь не было понимания, зачем нужны дополнительные тренировки, и все работали только в командах. Сейчас это в порядке вещей, поэтому с каждым годом будет приходить все больше больших талантов.
— Вы работали с братьями Хьюз. Джек — это космос?— Ну вот он еще один представитель нового поколения, о котором я говорил.
— Есть бегунки, которые как ненормальные перебирают ногами, а есть такие, которые как будто бы ничего не делаю на льду, но катят блестяще. Что вы цените больше?— Все индивидуально, нельзя однозначно сказать, что ценится выше всего. Кому-то, как Кузнецову, не нужна быстрая работа ног, от тогда свою фишку потеряет. Он берет своим плавным катанием, паузами, как и Паша Дацюк. Но это не для всех. И это тоже нормально.
Кто из русских катается лучше всех
— Считается, что лучшее катание у шведов. Согласны?— Да. Но я работал с ребятами разных национальностей, и в каждой стране есть хорошие катальщики и не очень. Финны тоже здорово катаются. Да и русские не отстают. Просто некоторые федерации хоккея уделяют катанию больше внимания, чем другие.
— В чем разница между канадскими и российскими детьми в спорте?— В Северной Америке хоккей более силовой с самого детства, там уделяется много внимания скорости, силовой борьбе, игре в углах. Но это детали. В принципе дети везде одинаковые, что в России, что в Канаде, что в Швеции. Все подстраиваются под общемировые стандарты.
— Если бы вас попросили назвать тройку россиян по катанию, кого бы вы выделили?— Точно Женя Кузнецов. Неплохо катается . чем-то похож по катанию на Кузнецова. Они одного плана игроки в этом плане.
— В Майами вы катались со Свитовым, Кошечкиным, Ковальчуком. С возрастом сильные игроки теряют навыки катания?— Не то что бы катались. Это был май — начало июня. Все уже отдыхали после сезона. Ребята не катались, а привели своих сыновей ко мне на сбор, и они просто забирали детей. Мы потом катались, приходили на тренировку к Васе Кошечкину и бросали ему.
— Вы уже детей своих учеников тренируете?— Да, ребята, с кем раньше работал, приводят ко мне своих сыновей.
— Вячеслав Войнов рассказывал мне, что прошлой весной тренировался с вами. Он пропустил почти год, отразилось ли это на его катании?— Мы с ним достаточно долго занимались. Конечно, ему было тяжело, особенно на первых порах. Он долго не катался, восстанавливался после травмы, но Слава быстро все схватывал и втянулся. Я уверен, что он уже в этом сезоне адаптируется и вкатится. Он парень талантливый, не просто так выиграл два Кубка Стэнли и Олимпиаду.
— Получается, что в 29 лет, пропустив полтора года, реально вернуться на прежний уровень?— Конечно! В 29 лет у тебя еще полно времени, чтобы быть на топ-уровне.
— Дацюк в 41 год продолжает выступать на высоком уровне. Сейчас век хоккейного долголетия?— Нет, наоборот, сейчас хоккей омолаживается, средний возраст игроков снизился. В 35 лет ты уже ветеранчик. Паша просто уникальный игрок, таких очень мало, именно поэтому продолжает играть.
— Насколько я знаю, вы не только тренируете, то и обучаете других тренеров по катанию в России и других странах. — Я бы хотел больше уделять этому время, но его не хватает. На данный момент нет возможности заняться этим плотно, но очень хочу. Я стараюсь по-максимуму приглашать к себе на сборы талантливых ребят, чтобы обучать их.
— Часто ли вас приглашают работать в Россию?— В России бывают три раза в год, провожу там сборы с русскими ребятами. Все-таки я сам из России и считаю своим долгом уделить внимание соотечественникам. Два года подряд я работал с юниорской сборной России. Предложения поступают, но у меня не хватает времени, плюс основная работа во Флориде сейчас.
Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс. Дзене
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео