Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

13 мая - мистическая дата в судьбе Юрия Морозова и Валерия Лобановского

История футбола. Далекое и близкое с Алексеем Павлюченко

Возможно, уважаемый читатель упрекнет меня в том, что кручусь на одном историческом поле, с одними и теми же персонажами. Обязуюсь в будущем несколько разнообразить «репертуар». Но сегодня, простите, железный повод снова вспомнить . Большому тренеру и о-о-о-о-чень непростому человеку 13 мая исполнилось бы 86 лет.

Видео дня

Он знал ответ на вторую часть извечного русского вопроса

События последних месяцев затмили все былое. Тем не менее поймал себя на мысли, что такой «зимы» (кавычки здесь авторские) на моем веку, по крайней мере, еще не было. Можно и чемпионат не заканчивать, и тренироваться на базе, экономя денежные средства… Перенесемся на 18 лет назад. Очень холодная выдалась зима 2002 го, календарных месяцев не хватило, еще и на март перенеслась. тогда только закладывал первые кирпичики в фундамент КБУ (клуба европейского уровня). Над аббревиатурой не смеялся разве что ленивый, а сейчас большинство из тех, кто смеялся, завидуют. Но дело не в этом… «Зенит» не мог тренироваться в Удельной! Поля на базе с подогревом - это было не про клуб начала нулевых. Что делать?! Виталий Леонтьевич много и пространно говорил, пресса била в набат, но главный тренер Юрий Андреевич Морозов, который в марте едва не попрощался с «Зенитом», помните (как забил «Ротору» и побежал к скамейке обнимать Деда(?), знал ответ на вторую часть извечного русского вопроса, воспетого классиками литературы. Что делать?! Он просто набрал номер телефона и услышал на том конце провода голос своего лучшего друга . Так «Зенит» отправился на краткосрочный сбор на ультрасовременную базу в Конча-Заспе. 20 километров от украинской столицы - и ты оказываешься в раю. Поверьте на слово автору, который раньше бывал на базе киевлян по несколько раз в году. Автобус из аэропорта Борисполь уже набрал ход, футболисты обсуждали какие-то текущие новости, а Юрий Андреевич (можем же мы пофантазировать!), прокручивал в памяти эпизоды из жизни, связанные с Киевом и Лобановским.

Слезы по киевскому и

…Летом 1982-го после двенадцатилетнего отсутствия сборная СССР играла в финальной стадии чемпионата мира на полях Испании. Вошла в восьмерку сильнейших команд планеты! Но больше запомнилась не искрометной игрой, а тренерским триумвиратом - , Валерий Лобановский, Нодар Ахалкаци. Спартаковец, киевлянин и тбилисец с абсолютно полярными взглядами и пониманием футбола априори не могли двигаться в одном направлении. Позже их начнут сравнивать с героями басни Крылова - лебедь, рак и щука… В конце августа Спорткомитет СССР на своем заседании выставил «неуд» за выступление сборной и сказал решительное «нет» продолжению эксперимента. 62-летнему Бескову предложили сосредоточиться на работе со , назначив главным 43-летнего Лобановского. Но!!! Не все было так просто. Лобановскому поставили условие: покинуть киевское «Динамо». Нет больше места тренерам-совместителям! За последние три десятилетия футбольные начальники еще не раз поменяют точку зрения, но тогда, в конце августа 1982 го, Лобановский переезжал на служебную квартиру в Белокаменной в статусе «освобожденного». Преемником Лобановского, к сорока с небольшим выигравшим всевозможные европейские и союзные трофеи, становился тренер «Зенита» Юрий Морозов. Киевлянин и ленинградец еще с середины 1970-х назывались единомышленниками. Лобановский не стеснялся говорить о коллеге в восторженных тонах. Правда, известный петербургский тележурналист Эрнест Серебренников рассказывал, что инициатором приглашения Морозова был патрон «Динамо», первый секретарь компартии Украины Владимир Щербицкий, лично уговоривший своего ленинградского партийного товарища отпустить тренера. В принципе, каждая версия друг друга дополняет. Футбол в СССР считался «партийным видом спорта», но в то же время звонить в Смольный без рекомендации Лобановского Щербицкий точно бы не стал. Это было мудрое решение. Недаром Лобановского называли хорошим менеджером. Морозов вошел и в тренерский штаб сборной, связь Валерия Васильевича с клубом не прерывалась. Подспудно Лобановский мог готовить пути к отступлению. Ведь на место главного уже метил директор школы киевского «Динамо»… амбициозный . В общем-то, так оно и произошло. Не получилось у Морозова в «Динамо». 7-е место в чемпионате - это провал. И очень много не очень хороших слухов, в один момент разлетевшихся по всему Союзу, «словно мухи тут и там». Дескать, Морозов расслабился в Киеве сам и расслабилась команда. Об этом рассказывали в различных интервью киевские звезды, прежде всего . Зато позже невзначай специалисты вспоминали, что именно Морозов дал шанс Заварову, , Яковенко, Михайличенко. Допускаю, что уроженец Синявино остался бы в «Динамо» еще на один сезон. Но сборная Лобановского не попала в финальную часть Евро-84, и советские начальники очень быстро устроили показательную порку великому тренеру. Не вижу смысла пересказывать эту историю в очередной раз. Лобановский вернулся в Киев, разумеется, предлагал Андреичу войти в его штаб, но Морозов отказался. Один из футболистов дубля «Динамо», поигравший много лет позже в «Зените», рассказывал мне, как всю команду собрали в актовом зале на стадионе «Динамо» (сейчас он носит имя Лобановского) сказать «до свидания» старшему тренеру. И Морозов заплакал. Искренне, без лицедейства! При всей жёсткости и порой деспотичности он был очень сентиментальным человеком. Что и говорить, если за год до описываемых событий (в ноябре 1982-го) Юрий Андреевич разрыдался, узнав о смерти дорогого Леонида Ильича Брежнева. Кто-то воспримет эти слезы с долей иронии, но таким был Морозов. Эмоции он не держал в себе. «Васильич, как мы тренироваться будем?! Поле все снегом засыпало. Улетаем, на фиг, в Петербург!»

И вот Лобановский и Морозов встретились вновь. Последний раз…

«Честно говоря, на просторах бывшего СССР аналогов нашего совместного сбора не было, - вспоминал события , в ту пору - правая рука Морозова. - Действительно, и в киевском «Динамо», и в «Зените» придерживались одних и тех же направлений в тренировочной работе, выдвигали схожие требования к игрокам. Уверен, проводи мы тренировки со «Спартаком», ничего бы из этой затеи не получилось. Приятно было наблюдать, с каким азартом наши выполняли все упражнения, стараясь ни в чем не уступать киевлянам. Мы посмотрели, в каких условиях тренируются футболисты «Динамо». Тренерам не нужно корректировать планы подготовки команды в зависимости от погоды. По-хорошему киевлянам можно было только позавидовать. И ведь руководство «Динамо» не взяло с нас ни единого цента за проведенный сбор…» Вечерами же Валерий Васильевич и Юрий Андреевич уезжали домой к Лобановскому. Последние годы жизни он провел в своем загородном доме под Киевом. Папа (так называли Лобановского в «Динамо») и Дед (в интерпретации зенитовцев) долго беседовали в теплой, уютной обстановке. А вспомнить было что. Это и бронзовые медали Олимпиады в Монреале, и два чемпионата мира, серебро европейского первенства в 1988-м, наконец. Киевский маэстро не раз говорил, что Морозов - идеальный для него помощник. Да и питерский мэтр мог работать не в роли главного лишь с Лобановским. Уже глубоко за полночь личный шофер Лобановского привозил Андреича в Кончу-Заспе. Зенитовцев поселили в старом корпусе, куда прежние поколения киевлян завозили трофеи. Несколько лет назад мы стояли напротив этого серого, невзрачного здания, особенно на контрасте с новым корпусом, вместе с тренером вратарей киевского «Динамо» - игроком легендарной команды 80-х и вспоминали тот совместный сбор. «У нас на ночь поле закрывали специальной пленкой белого цвета. И вот однажды утром Юрия Андреевич просыпается, смотрит в окно, хватается за телефон и звонит Лобановскому: «Васильич, как мы тренироваться будет?! Поле все снегом засыпало. Улетаем нафиг в Петербург! А Лобановский у себя дома, ничего не понимает. Звонит нам, мы бежим к старому корпусу и начинаем соображать в чем дело. Лобан потом напихал Андреичу, что посеял панику в их стройные ряды», - прекрасную историю, иллюстрирующую взаимоотношения двух великих тренеров, поведал Михайлов.

Единомышленники встретятся на небесах

Пути Господни неисповедимы. Никто не догадывался, что видятся друзья в последний раз. Вскоре после возвращения из Киева Морозов серьезно заболел. Через пару недель медицинские светилы поставили диагноз: инфаркт. В больничной палате Андреича застала печальная весть из Запорожья. Его лучший друг был отправлен на скорой в реанимацию прямо с тренерской скамейки. Шесть дней лучшие врачи Украины боролись за жизнь Лобановского, но кровоизлияние в мозг - приговор. Васильича не стало 13 мая, а ведь на эту дату… приходится день рождения Морозова. Мистика! - Я помню, сам в тот день возвращался из командировки. Подъезжал к Московскому вокзалу, когда отец мне позвонил… Не знаю, что ему говорили врачи, но у него и мыслей не было оставаться. Уже были авиабилеты из Пулково. От Московского вокзала до его дома 10 минут. Я заехал за отцом, не заезжая к себе домой. Ночью мы были в Киеве. Вопрос о врачах даже не обсуждался. Даже если бы ему десять раз запретили, он полетел бы все равно. У Юрия Андреевича, правда, было с собой огромное количество лекарств, - эта цитата из очень душевного интервью (он сейчас работает в Академии «Зенита») - сына Юрия Андреевича - моим коллегам Максиму Михалко и Руслану Семенееву. Немногие знают, что почетный президент киевского «Динамо» в 2002-м приглашал Морозова на роль консультанта «Динамо» с неограниченными возможностями поработать в творческой лаборатории Лобановского. Юрий Андреевич отказался второй раз войти в ту же реку, сославшись на возраст и проблемы со здоровьем. На 70-летний юбилей Морозова из Киева прислали две корзины цветов от Суркиса и от вдовы Лобановского - Ады Панкратьевны… Рассказывали, когда все расходились после похорон Лобановского на Байковом кладбище, Морозов остался один и долго еще стоял у могилы. Допускаю, что это миф, но духовная связь между ними не прервалась. Морозов всего на три года пережил друга. Наверное, там, на небесах, единомышленники встретились вновь…