Ещё

Почему Цымбаларь ушёл из «Спартака» и «Локомотива»: фото, воспоминания 

Почему Цымбаларь ушёл из «Спартака» и «Локомотива»: фото, воспоминания
Фото: Чемпионат.com
Последняя попытка вернуться на топ-уровень. Забил победный гол в финале Кубка, но, говорят, отказывался выходить против .
= «Спартак». Так было, есть и будет всегда. Несмотря на то что последнее соло в карьере (памятное, титульное) один из самых ярких игроков в истории российского футбола исполнил в форме другого московского клуба — , ровно 20 лет назад забив победный гол в финале Кубка в ворота . Цымбаларь в «Локо» — вы помните, как это было? Не без скандала расставшись с любимым «Спартаком», за который отыграл семь лет и в составе которого был признан лучшим футболистом страны-1995, Илья нашёл, казалось, оптимальный вариант замены — живо прогрессирующий (столичный) клуб с претензиями на самые высокие места в России, участник Лиги чемпионов. И в «Локомотиве» от Цымбаларя ждали многого. Да, не режимщик с определённым шлейфом в резюме. Но состоявшая звезда (в технике и креативе ему и тогда было мало равных) в самом расцвете сил и опыта — всего 30 лет. Не получилось. Не срослось. Большущий мастер и умница, неоспоримый талант которого на пике формы позволял выступать в любой команде Европы — не то что России, не смог блеснуть в команде , отыграв за неё лишь 8 месяцев. Этот лонгрид шире, чем поиск ответа на вопрос «почему», который напрашивается. Он в целом про российский футбол рубежа веков, противостояние «Спартака» и «Локомотива», нравы тех лет — и, конечно, Явление Цымбаларя. Про его историю, в которой навсегда сплелись не только победы и поражения, потери и открытия, веселье и грусть, но и, увы, жизнь и смерть.
Уход из «Спартака». «Не было никакого нарушения. Но был повод, чтобы поступить со мной таким образом»
Об этом уже сказано-пересказано. Вот версия , высказанная в автобиографии «Правда обо мне и „Спартаке“: „Я знал, кто в команде выпивает: кто может позволить себе чуть-чуть, а кто прилично. Не буду скрывать, главным нарушителем режима был Цымбаларь. Я всё мог простить игроку, если он способен был принести серьёзную пользу на поле. Но если вкупе к гулянкам футболист начинал терять свои качества, я с ним расставался. Иногда ждал до последнего, давал шансы. Тот же Цымбаларь стал сильно терять в объёме работы, что для игрока бровки недопустимо. Я пробовал переводить его в центр поля, но там тогда тоже играли очень сильные ребята — в порядке были Титов и Кечинов, неплохо себя проявлять стал Булатов. А всех при желании на поле не разместишь. Я хотел оставить в команде и даже вызвал его на сбор в Турции. Но там окончательно стало ясно: он уже не тянет. Поэтому решили расстаться. Хотя обычно до последнего верил в ребят и надеялся, что они помогут нам. Но если окончательно понимал, что время игрока ушло, принимал решение о расставании. Цымбаларь нам был уже не помощником“. Из воспоминаний тренера „Спартака“ Виктора Самохина: „С Цымбаларём решено было расстаться после того, как в 1999 году он нарушил режим в сборной. Явился в отель после отбоя. Это и стало поворотным моментом“. Информация о том, что 30-летний Цымбаларь, контракт которого со „Спартаком“ истекал через полгода, выставлен на трансфер, появилась перед октябрьским матчем Лиги чемпионов с „Бордо“. С того дня, как в статусе капитана красно-белых он забивал со штрафного в «Лужниках», прошло чуть более года. С исторического матча сборной на «Сен-Дени», где Цымбаларь выкатил мяч Карпину на победный гол чемпионам мира французам — и того меньше.
Уже перейдя в «Локомотив», Илья признается, что сильно переживал в те дни: «Это чувство сложно описать словами. Отдать „Спартаку“ столько лет и внезапно быть выставленным на трансфер… Это тяжело. Нет, я не обижался, но легче от этого не становилось». Ещё позже он представит свою версию событий: «Не было никакого нарушения. Но был повод, чтобы поступить со мной таким образом. Я и сам чувствовал, что отношения уже изменились. В „Спартаке“ назревали какие-то течения, формировались группировки, а мне как раз поступило предложение от „Локомотива“. Вот и решил, что нужно уходить. Что же касается алкоголя, то я точно знал: есть время, когда употреблять можно, а есть — когда нельзя. И всегда чувствовал, в какой момент нужно остановиться». 7 сезонов, 204 матча, 54 гола, 10 трофеев — шесть побед в чемпионате России, четыре — в Кубке страны. Вряд ли кто-то ассоциирует Цымбаларя-спартаковца с этими цифрами. Главное — Игра. Футбол с улыбкой. Волшебная левая. Оставленные в дураках соперники. Если бы в те моменты, когда Цымбаларь своими неповторимыми финтами обманывал защитников, над стадионами звучала музыка, это наверняка был легендарный рефрен Бубы из «Неуловимых мстителей»: «Я одессит, я из Одессы, здрасьте!». Но осенью 1999-го этот саундтрек отыграл своё.
Александр Хаджи, администратор «Спартака» (1980-2008): «Мог ли Цымбаларь вернуться в „Спартак“ как игрок? Нет. Даже разговоров таких не было. Да он и сам бы не вернулся. Понимал, что команда идет вперед, а он по уровню игры уже не подходит. Возраст, травмы — всё вкупе. Романцев об этом в своей книге хорошо написал. Понятно, что расставаться было тяжело и жалко. Всем. Такой парень, такой футболист. Мой любимец! Для команды это было как один глаз потерять. Но пришлось».
Переход в «Локомотив». «Команда строилась, деньги появились. А ему надо было семью кормить»
В межсезонье-2000 Цымбаларя куда только не отправляли. Романцев говорил о загранице: «Клуб подыскивает какой-нибудь зарубежный вариант». Писали, что полузащитник может уехать в Японию. «Если условия, предложенные японцами, устроят Цымбаларя, наш клуб, естественно, пойдет навстречу и отпустит его за рубеж», — утверждал вице-президент «Спартака» Григорий Есауленко. Обсуждались варианты в Испании («Сарагоса» и «Реал Сосьедад»), Турции («Бешикташ» и «Трабзонспор»), Израиле («Маккаби» Хайфа), Швейцарии («Грассхопер») и Греции (АЕК). Да, это был не «Лацио», куда Илья мог уехать после Евро-96, но в итоге римляне остановились на кандидатуре . И не «Арсенал», в который он ездил на просмотр весной 97-го («Пробыл там три дня, но Венгера не устроил. Сказал — головой слабо играю. По-другому не умею, отвечаю. На том и расстались»).
В начале 2000-го Цымбаларь говорил: «Если не удастся найти клуб в Европе, буду рассматривать остальные варианты, не исключая предложений из нефутбольных стран и от российских клубов». Серьёзный интерес к спартаковцу проявляли «». Илья на несколько часов вместе с семьёй прилетал в Самару. И пока жена с двумя сыновьями гуляли по городу, встречался с президентом клуба .
Свои козыри в борьбе за звезду были у «Торпедо-ЗИЛ». Чуть больше месяца, пока не закончился чемпионат-1999, Цымбаларь в компании , также выставленного «Спартаком» на трансфер, тренировался с «автозаводцами». «Вышли на  и встретили с его стороны полное понимание, — говорил Юран. — Он даже на торпедовскую базу нас приглашал. Хотя поначалу хотели заниматься со „Спартаком-2“. Но не тут-то было — даже к дублю близко не подпустили». В итоге Цымбаларь действительно выберет Москву. Только не Восточную улицу, а Черкизово. «Локомотив». Хаджи: «Его выбор был понятен и оправдан. Всё удобно, рядом. Оставался в Москве, квартира недалеко от стадиона, семье никуда не нужно переезжать. Да и команда повыше классом, чем те же „Крылья“. Конечно, переживал, что уходит. Но обиды не было. Он вообще никогда не обижался, всё воспринимал как должное. И мы в „Спартаке“ были за него рады — уходил в хорошую команду. „Локомотив“ строился, деньги появились. А ему надо было семью кормить. Хотя Илюха такой человек — никогда за деньгами не гнался. Главное, чтобы родных всё устраивало. Очень порядочный парень». , защитник «Локомотива» (1995-1999): «Переходя к нам, Циля, по сути, ничего не менял — только клуб. Деньги? Наверное, повлияли. Я не знаю, сколько он в „Локомотиве“ получал, но, думаю, точно больше, чем я. Играл за три копейки (смеётся)».
Хаджи: «Понятно, в „Локомотиве“ он получал больше, чем в „Спартаке“. У нас тогда не так много платили. По сравнению с другими большими командами — меньше всех. Когда ребята в середине 1990-х рассказывали Старостину, какие зарплаты у футболистов в других клубах — по 3 тысячи долларов, по 5, Николай Петрович не верил: „Да ладно? Вы обманываете! Откуда такие деньги?“. Зарабатывать нормально спартаковцы начали только с приходом Червиченко.
Обсуждалось ли в „Спартаке“, что Илья ушёл к конкуренту? Да какой нам тогда „Локомотив“ был конкурент? Они конкурировать начали, только когда Романцев ушёл. Вот тогда все сразу конкурентами стали — „Локомотив“, „Рубин“. , защитник „Локомотива“ (1990, 1994-2001): „Почему не конкуренты? Я бы так не сказал. Как раз в 2000 году наш матч против „Спартака“ в „Лужниках“ собрал 65 тысяч. Тихонов в самой концовке пенальти не забил — 0:0 сыграли. Да, „Спартак“ ещё продолжал выигрывать чемпионства, но уже не так просто. Начали их покусывать“. , нападающий „Локомотива“ (1999-2004, 2005): „Считаю, что именно приход футболистов „Спартака“ — , Евсеева, Цымбаларя — придал „Локомотиву“ той уверенности, которая позволила бороться за золото. У этих игроков уже был чемпионский дух, они привыкли побеждать. И это недостающим элементом легло в нашу копилочку. К тому же они были обозлены на „Спартак“, что тоже играло свою роль. Мастера-то были потрясающие! Максим Бузникин — сумасшедший форвард! На одном метре мог трёх человек обвести. Сейчас во всей стране таких нет.  — огонь! Ну и Цымбаларь, конечно“.
Первый день в Баковке. „Приехал на базу: „Здрасьте!“. Все опешили: шутка, нет? Оказалось, что нет“
Новость от 1 марта 2000 года — „Локомотив“ подписал однолетний контракт с Цымбаларём» — для всех стала полной неожиданностью. По неофициальным данным, приобретение бывшего капитана «Спартака» обошлось «Локо» в $ 300 тыс. Если верить Transfermarkt, подписать другого экс-спартаковца — 24-летнего защитника Вадима Евсеева — в том же году стоило «железнодорожникам» 825 тыс. «Цымбаларь изъявил желание перейти в нашу команду, и мы с удовольствием ему такую возможность предоставили, — раскрыл тайну сенсационного трансфера главный тренер „Локомотива“ Юрий Сёмин. — Всё остальное — с учётом высокой конкуренции в нашей средней линии — будет зависеть от самого игрока. Мы рады приобретению: футболист с таким именем и такой техникой не должен пропасть для российского футбола. Кроме того, Цымбаларь очень популярен в стране, и, надеюсь, с его помощью мы увеличим нашу болельщицкую аудиторию. И, наконец, опыт его выступлений на международной арене весьма пригодится нам во время предстоящего дебюта в Лиге чемпионов».
Президент «Локомотива» также высказался на тему главного перехода-2000 в российском футболе: «Мы были уверены, что вопрос с его отъездом за границу решен. И вдруг узнали, что и с Японией что-то не получилось и в „Спартак“ он возвращаться не намерен. Вышли на Илью и получили согласие. Всё решилось за неделю. Соглашение подписано на год, но мы не будем возражать, если он уже в середине сезона найдет выгодный зарубежный вариант. Всё зависит от него — если условия личного контракта будут устраивать Цымбаларя, мы его отпустим вне зависимости от суммы трансфера. Но всё же надеемся, что он сыграет за нас в Лиге чемпионов и своим опытом очень там поможет». Капитан команды Игорь Чугайнов признался, что узнал о сенсационном приобретении лишь в тот момент, когда увидел Илью перед тренировкой. Чугайнов: «Так и было, всё решилось очень быстро. Поначалу даже не верилось. Всё время играли друг против друга, а тут Цымбаларь — в „Локомотиве“! Много шутили на эту тему. „Мы тебя и дальше „кусать“ собирались, а ты теперь здесь. Зачем пришёл?“. И всё в таком духе. Но Илья был человеком с юмором — отвечал, смеялся. Настоящий одессит». , полузащитник «Локомотива» (1994-2001): «Никто в команде не знал о том, что Цымбаларь может прийти в „Локомотив“. И, конечно, этот переход стал для всех большой неожиданностью. Приехал на базу в Баковку: „Здрасьте!“. Его представили: „Теперь это футболист „Локомотива“. Все опешили: шутка, нет? Оказалось, что нет. „Хорошо, молодец, присоединяйся“.
Пименов: „Тогда все новички сразу приезжали в Баковку. Человек переодевается, его представляют команде — и поехали. Так было и с Цымбаларём. Конечно, это было очень круто — прямо „вау“ — забрать Цымбаларя в „Локомотив“. Суперзвезда, топовая фигура! Мне было 18 лет — я смотрел на него как на легенду. „А его можно потрогать?“ — типа того (смеется)“. Александр Ярдошвили, врач „Локомотива“ (1992-2012): „У Ильи была харизма приятного человека, от него шла теплота. Участие в тренировках, шутки в паузах, общение с Семиным — за этим было очень приятно наблюдать. Нестандартный футбольный сленг. Чисто одесский юмор, который намного отличается от любого другого. Уж поверьте мне — я долго работал в Одессе, знаю, о чем говорю. С приходом Ильи в команде, на базе появилась определенная аура, которую привнесли его обаяние и опыт“.
Пропуск матчей со „Спартаком“. „Этому эпизоду лишнего внимания не уделяли. Ну не вышел играть и не вышел“
В команду Цымбаларь влился моментально. Уже через месяц он признавался в интервью: „Я привык к новому коллективу. Мои сыновья уже разгуливают в красно-зеленых шарфах“. Соломатин: „Мы все друг друга по большому счету знали. Лично я с Цилей был знаком задолго до его прихода в „Локомотив“ — кажется, пересекались в сборной. В общих компаниях — точно. Да, он сразу влился в коллектив. Хотя „Локомотив“ был сформировавшейся командой. Позитивное отношение к жизни, уверенность в своих силах… Состоявшийся, опытный футболист. С кем больше всего общался? С Генкой Нижегородовым. Они были родственниками — женаты на сестрах“. Чугайнов: „Я Цымбаларя с Никифоровым знал еще по юношеской сборной СССР. Мы же почти одногодки. Это конец 80-х — начало 90-х. Я тогда играл за , они — за одесский „Черноморец“. Илья всегда был с юмором — ха-ха, хи-хи». Пименов: «Ха-ха, хи-хи, но в „квадрате“ никогда в центр не заходил. Одной левой творил вещи! Правой вообще ничего не умел. Но ему это и не нужно было. И все — с улыбкой». Соломатин: «Цымбаларь — это улыбка. Что бы ни происходило, всегда улыбался. Настолько позитивный и жизнерадостный был человек». Харлачев: «Илюшу любили и уважали абсолютно все. Душа компании, весельчак. Сразу внес в жизнь „Локомотива“ свою живинку». На тренировках и в быту, да. Но в игровом плане все было не так радужно — начало в «Локомотиве» получилось скомканным. Выход на 10 минут в стартовом матче чемпиона с ЦСКА, потом травма, из-за которой он не сыграл в третьем туре со… «Спартаком» (тот самый матч с незабитым пенальти Тихонова). Вокруг этой травмы и неучастия Цымбаларя в игре против бывшей команды было сломано много копий. Говорили, что Илья просто не нашел в себе сил выйти на поле против любимого «Спартака» (в пользу этой версии говорит и тот факт, что уже в следующем туре он отыграет тайм против «Факела»). Сам Цымбаларь на этот счет высказался категорично: «Тем, кто не верит, что травма у меня настоящая, могу сказать лишь одно — поезжайте в ЦИТО и посмотрите рентгеновские снимки». Ярдошвили: «Про ЦИТО впервые слышу. Хотя у меня с этим институтом прекрасные отношения. Но чтобы мы обращались туда по поводу Цымбаларя — я не помню. Возможно, он действительно не сыграл из-за травмы. Могло быть небольшое мышечное повреждение. Но, скорее, я поверю в то, что он действительно не хотел играть против „Спартака“. Забегая вперед, Илья не примет участия и во втором матче с красно-белыми — в июле. И тоже по причине травмы. Хаджи: „Думаю, могло быть такое, что Илюха не стал против нас играть. Во-первых, он был настоящим спартаковцем. Во-вторых, упрямым человеком — если не захочет, то не заставишь. И, в-третьих — кто тогда хотел против „Спартака“ играть? Никто. А тут еще выходить против любимой команды, против ребят, с которыми столько лет одну кашу ел…“. Чугайнов: „Может быть, между клубами какая-то договоренность была. Может, сам Илья изначально этот момент при переходе в „Локомотив“ оговаривал. Не знаю. Предполагать можно что угодно, но правду знал только Илья. Я врать не хочу. Помню, что в команде этому эпизоду лишнего внимания не уделяли. Ну не вышел играть и не вышел“. Пименов: „Может, в контракте было записано, что против „Спартака“ нельзя играть? Такие моменты раньше фиксировались. Не знаю. Честно“. Соломатин: „А мне кажется, что все это придумано. Против бывших команд, наоборот, всегда хочется сыграть. Не думаю, что он специально пропускал эти матчи. Просто стечение обстоятельств и травмы“.
7 мая в Нижнем Новгороде, когда Цымбаларь вернется на поле после очередного повреждения, случится забавная история. Илья вспоминал: „Выпускают вместо меня Харлачева, и диктор объявляет: „В команде „Спартак“ замена…“ Слышали бы вы тот хохот на трибунах! А у меня немножко екнуло внутри“. Харлачев: „Я такого не помню. Но если Илья рассказывал — значит, могло быть. И то, что диктор оговорился — нормально. С какой командой Цымбаларь у всех ассоциируется? Со „Спартаком“, конечно“. Пименов: „Я этот матч хорошо помню, мы 1:0 выиграли, но, чтобы диктор такое говорил — в памяти не отложилось. Хотя вполне могу в это поверить. Он был любимцем публики. Но вел себя при этом абсолютно корректно. Никаких воспоминаний о „Спартаке“, сравнений „а вот там, а вот здесь“ не было. И это тоже характеризует Цымбаларя как профессионала — какой бы звездой он не считался, но, перейдя в другую команду, ни словом не обмолвился о прошлом. Только „Локомотив“!“. Чугайнов: „Если переживания по поводу ухода из „Спартака“ и оставались, в душе сидела заноза — он ничего не показывал. Какая-то грустинка в нем иногда чувствовалась, но он старался тут же ее скрыть за шутками“. Харлачев: „Илья был настолько позитивный человек, что, кажется, зла вообще не помнил. Умел прощать и помогать“. Пименов: „На людях он точно не показывал ни обиду, ни злость, ни грусть. Даже подсказывал спокойно. В одном из матчей я немножко поспешил с решением, и Цымбаларь тут же мне объяснил, что нужно было сыграть по-другому. Наглядно и спокойно — без пихача. Когда другие накидали бы с три короба (смеется). Такое отношение подкупало — старший товарищ, да еще в таком статусе, и так себе ведет. Но, главное, что его подсказ отложился в голове — через несколько матчей в похожей ситуации я сделал, как он говорил, взял паузу, и все получилось!“. Харлачев: „Что-что, а общаться с людьми он умел. Всех смешил, хохмил постоянно. КВН отдыхает! И над собой мог посмеяться. В команде часто шутили на тему того, что он одноногий футболист. Я ему говорил: „Желаю тебе хоть раз в жизни забить правой“. И он забил! В полуфинале Кубка в Элисте“ (на самом деле, Евгений путает — в том матче Цымбаларь тоже забил с левой — прим. „Чемпионата“). В Кубке Цымбаларь сыграет и свой лучший матч за „Локомотив“.
Финал Кубка и победный гол в овертайме. „После матча подкалывали: „Как ты вообще добежал-то?“
В финале турнира 21 мая 2000 года „железнодорожники“ встречались с ЦСКА. Решение о выходе Цымбаларя с первых минут Семину диктовал, в том числе, кадровый дефицит — дерби по разным причинам вынуждены были пропустить Джанашия, Саркисян, Смертин и Пименов. Именно об этом матче экс-президент ЦСКА Шахруди Дадаханов недавно рассказал удивительное — главный судья перед игрой получил от обеих команд по 5 тысяч долларов за… честное судейство.
Равные суммы — равный счет? После 90 минут жаркой борьбы на  паритет был и на табло — 1:1 (Евсеев — Семак), и в графе «красные карточки» (Лоськов — Боков). «Локо» дожмет соперника в овертайме. Сначала удивительный мяч забьет  — форвард убежит от соперников со своей половины поля и выстрелит под перекладину. А потом похожим фокусом удивит Цымбаларь. Бросившись отыгрываться, красно-синие забудут об обороне, и футбольный хитрец поймает их на этом. На 113-й минуте Илья окажется единственным, кто не придет в свою штрафную при подаче углового. В итоге мяч отскочит к нему, и Цымбаларь, пробежав в гордом одиночестве две трети поля (более 50-ти метров в овертайме!), издевательски обведет вратаря Окрошидзе и отправит мяч в сетку. Все, на что хватит ЦСКА — гол Корнаухова в самой концовке. 3:2 — рывок Цымбаларя принесет «Локо» победу и третий Кубок России за пять лет. Соломатин: «После матча мы его подкалывали: „Как ты вообще добежал-то?“. Он смеялся». Чугайнов: «Он мог мне пас отдать — мы вдвоем убежали. Но Цымбаларь начал свои „улитки“ крутить, вратаря обыграл… Я пошутил потом: „Не забил бы — я бы тебя убил!“.
Семин после игры отдельно похвалит Цымбаларя: „Илья провел замечательный мяч. Как он вратаря обыграл на метровом пятачке! То, что мы выиграли Кубок, уже оправдало его приобретение“. Соломатин: „Победу отмечали прямо на стадионе „Динамо“ — в местном ресторане. Поужинали, отпраздновали. Но какого-то мегакрутого продолжения не последовало. Не как после первых кубков — в 1996 и 1997 годах. Цымбаларя, кстати, на праздновании я не помню. Премиальные за победу? Обыкновенные — ничего сверхъестественного“. Харлачев: „Не до празднований было — через пару дней предстоял матч чемпионата с Новороссийском. Поужинали на „Динамо“ — как-то грустно посидели и разъехались. А потом дома проиграли „Черноморцу“ — 0:3. Лучше бы отметили…“. Сам Цымбаларь после победы — редкий случай — откажется от общения с журналистами. Отшутится: „Как только начинаешь говорить — заканчиваешь играть“. Вряд ли он что-то предчувствовал, но факт остается фактом — первый же трофей, выигранный с новой командой, станет для него и последним.
Уход из „Локомотива“. „Наверное, просто собрал шкафчик, бутсишки, и до свидания“
После кубкового финала он сыграет „Локомотив“ еще 5 матчей (лишь один полностью) — без забитых мячей и результативных передач. И уже в июле Семин скажет: „Отъезд Цымбаларя за рубеж весьма вероятен — мы обещали Илье, что не будем чинить препятствий“. Газеты писали о варианте с „Аль-Насром“ из Саудовской Аравии. Цымбаларь даже летал туда на медосмотр, но контракт так и не был подписан. А потом и в „Локо“ решили не заключать новое соглашение с уже 31-летний футболистом. В октябре Цымбаларь не попадет даже в заявку на игру чемпионата с . «Он плохо сыграл в товарищеском матче с ЦСКА», — объяснит свое решение Семин. Этот товарняк 10 октября станет последним выходом Ильи за «Локо». Так и не сыграв за «железнодорожников» в их дебютных матчах Лиги чемпионов с «Бешикташем» (помните взаимное желание Семина и Филатова?) — он уйдет. В ноябре появится информация: Цымбаларь давно не тренируется вместе с «Локомотивом». «Цымбаларь в отпуске и подыскивает себе новый клуб», — сообщит Семин перед матчами 1/16 финала Кубка с «Райо Вальекано». , технический директор «Локомотива» (2000-2006): «Я вернулся в „Локомотив“ в сентябре 2000-го (до этого был вратарем команды в 1989-1992 и 1993-1998 годах. — Прим. „Чемпионата“) — из  на должность технического директора. Так что переходом Цымбаларя не занимался. И застал его в „Локомотиве“ совсем чуть-чуть. Запомнилось — он с детьми и семьей часто на базу приезжал. Но почему-то не играл — то ли травма была, то ли еще что-то. Как уходил? Контракт закончился — и все. Деталей, честно говоря, я не помню».
Пименов: «Наверное, просто собрал шкафчик, бутсишки, и до свидания. Без каких-либо проводов. К сожалению, для нашего футбола это обычное явление. К игрокам у нас зачастую относятся как к материалу. И это печально». Чугайнов: «Тихо ушел. После 30 люди, как правило, уходят негромко. И потом — уйти из „Спартака“ или из „Локомотива“ — по тем временам это были разные ситуации. Он и сам понимал — выйти с „Локомотивом“ на спартаковский уровень игры у него не получилось. Ничего страшного — бывает». Соломатин: «Просто ушел и все. Мы даже не знали, что у него контракт только на год. Поляну накрывал? Нет, ничего такого не было. Поляну я бы запомнил (смеется)».
Причины расставания с «Локо». На выбор — травмы, конкуренция, игровой стиль команды Семина, «не хотел напрягаться», «всегда был спартаковцем»
Подводя итоги сезона, Семин скажет: «Особых претензий к Цымбаларю у меня нет. Он внес немалый вклад в победу команды в Кубке России. К сожалению, потом на Илью обрушились травмы, после которых он так и не смог набрать форму». Соломатин: «Да, весовуха у него лишняя была — может, коленки и не выдерживали». Хаджи: «Колено не давало ему действовать в полную силу. Он и сам это чувствовал, и все об этом знали. Поэтому, кстати, в Европу не уехал. Медосмотр там не прошел бы». Ярдошвили: «Эта информация не соответствует действительности. Видимо, кому-то нужно так говорить. Я не знаю, что там было в „Спартаке“, но, приходя к нам, Цымбаларь был здоров. Не абсолютно — такого у опытных футболистов просто не бывает. Имелись какие-то хронические изменения — артроз, артрит. Но ничего критического. Нельзя говорить о том, что Илья пропускал матчи, не мог играть или тренироваться, из-за проблем с коленным суставом. И по ходу сезона я не могу вспомнить, чтобы он выпадал надолго, или количество травм зашкаливало. Категорически это отрицаю. Микроповреждения, какая-то мышечная проблема на пару недель — все. Он точно не был завсегдатаем медицинского кабинета, как некоторые другие наши футболисты. Не было такого, чтобы Семин на него рассчитывал, а он приходил и говорил: „У меня что-то болит“. Это не про Цымбаларя. Поймите, не всегда, когда футболисты не играют, они болеют. В данном случае нужно говорить, скорее, о конкуренции — тогда у „Локомотива“ был очень сильный состав. Просто Цымбаларь не являлся стопроцентным игроком основы». Филатов в конце 2000-го выскажется гораздо жестче Семина: «Да, на определенном этапе Цымбаларь нам помог, в частности, в Кубке России. Но почему он весь сезон не играл так, как умеет? По-моему, он просто не хотел особо напрягаться. Во всяком случае, я не видел у него огромного желания выкладываться на сто процентов». Соломатин: «Все мы люди, все человеки. В „Локомотиве“ загульных историй с ним я не помню, но, похоже, что-то все равно случалось. Мы не настолько профессионально относились к своему здоровью, как сегодняшние футболисты. И контроля не хватало. Давление померили — и вперед! А сейчас занятие прошло — уже вечером у тренера распечатка твоих функциональных данных. Пульс, сердцебиение, и прочее. Если бы Илюха, как и многие из нас, моментами профессиональнее к себе относился — мог бы еще поиграть на самом высоком уровне».
Сам Цымбаларь в 2003 году в интервью «Спорт-Экспрессу» даст своему выступлению в «Локомотиве» такую оценку: «В „Локомотиве“ не принят „индивидуальный подход“ — либо ты устраиваешь, либо нет. Силовая борьба, длинные передачи. Я не вписался. Был постоянный дискомфорт — по игровой тактике. Хочу дать короткий пас, а наш игрок ждет длинный, в „Локомотиве“ так заведено. Было тяжко — я никогда в жизни столько не бегал. Мы с Семиным оба ошиблись, каждый по-своему. Кроме „Локомотива“ меня еще Газзаев приглашал в „Динамо“ — туда я не пошел как раз по этой причине. Все знают, какие у Валерия Георгиевича предсезонки. Сплошной атлетизм. Я просто физически не выдержал бы. В „Локомотиве“ столкнулся с тем же. Но мы до сих пор в нормальных отношениях, я даже на базу иногда приезжаю. Гена Нижегородов женат на сестре моей жены — беру у него пропуска на стадион. Никаких проблем. „Локомотив“ — тоже моя команда. Не только полгода жизни». Хаджи: «Илюха всегда оставался спартаковцем. Скажу больше — элитой „Спартака“. Дасаев, Романцев, Хидиятуллин, Черенков, Родионов, Тихонов, Цымбаларь… Этих людей сразу было видно — спартаковские футболисты. А во что тогда играл „Локомотив“? По сравнению со „Спартаком“ — небо и земля, „бей-беги“. Конечно, при таких делах интерес к футболу мог потеряться. У нас-то все было отработано. Любой игрок, который приходил в „Спартак“, пусть даже у себя в команде он был звездой, становясь в „квадрат“, не вылезал оттуда! И никто понять не мог — как же эти ребята так здорово играют?». Соломатин: «Почему у него не получилось в „Локомотиве“? Разные стили команд. Здоровье. Конкуренция. Пришел Цыля-спаситель — такого не было. За место в стартовом составе ему пришлось пободаться. А он уже не был таким, как в лучшие годы в „Спартаке“, когда играл в полузащите с Титовым, Аленичевым и Тихоновым. Этот их средний пас, забегания… Хотя и в „Локомотиве“ иногда мог левой исполнить! Обыграть, отдать… Левая-то волшебная была!».
Харлачев: «Во-первых, в составе „Локомотива“ была большая конкуренция. Во-вторых, на первый план выходили физическая подготовка и бойцовские качества. Играли в силовой манере, брали напором. А Илья был очень тонкий футболист. Техничный, хитрый. В России таких мастеров единицы. Играл умно — стенки, забегания, короткий пас. У нас, может быть, не всем это было знакомо и понятно. Результат в том „Локомотиве“ приносила другая игра». Чугайнов: «Похоже, „Локомотив“ был просто не командой Ильи. Это абсолютно нормальный момент — такое случается. Цымбаларь по стилю — чисто спартаковский игрок. Техничный, умненький, любящий сыграть нестандартно, все время с мячом. А у „Локомотива“ бывали матчи, когда мы больше без мяча играли. И всегда старались танцевать от печки, от обороны. В такой футбол Илья не особо вписывался. Опять же возраст нужно учитывать, травмы — с годами все не так быстро заживает. Но сказать, что Цымбаларь в „Локомотиве“ был уже не тот, я не могу. Все равно — хитренький, с юморком. Свою изюминку в нашу игру он внес. Тот же Димка Лоськов рядом с ним наверняка что-нибудь почерпнул».
Пименов: «Лично мое мнение — несмотря ни на что Цымбаларь внес большую лепту в становление чемпионского „Локомотива“. Подстегнул ребят, игравших на его позиции — весь центр поля. Тренироваться, прогрессировать. Многим вещам у него можно было поучиться — видение поля, игровые решения, нестандартные действия. Почему не заиграл? Может, физически был готов не так хорошо, как хотелось Семину. Помню, кричал ему на тренировках: „Цымбаларь, катись!“. А он в жизни в подкатах не стелился, к другому футболу привык. Так, кажется, и проблемы с мениском заработал. Но стиль того „Локомотив“ предполагал борьбу, отбор. А Цымбаларь единственное, чего не умел делать в футболе — это отбирать мячи. Надо отдать должное Илье — как настоящий профессионал он никогда не показывал, что может быть чем-то недоволен. И это тоже было очень круто». P. S. Летом 2001 года, пропустив полсезона (сорвались варианты в Израиле и Китае), Цымбаларь подпишет контракт с «Анжи», который станет последним клубом в его карьере. И за «Анжи» он все-таки сыграет против «Спартака» — 20 октября 2001-го в Москве (все 90 минут, 1:2) и 31 марта 2002-го в Махачкале (59 минут, 3:3). После московского матча, когда с момента расставания со «Спартаком» пройдет уже 2 года, Илья поделится впечатлениями: «Конечно, ностальгия присутствует — все-таки столько лет были вместе. Но что поделаешь? Это жизнь».
За махачкалинских «орлов» ветеран-полузащитник сыграет в общей сложности 16 матчей (1 гол) и завершит карьеру в 2002-м. Потом будут годы тренерских исканий. Дубль «Спартака», «Химки», Рязань, Нижний Новгород, «Шинник»… С 2011 года Цымбаларь оставался без работы. Уехал на родину — в Одессу. 28 декабря 2013-го сердце легендарного футболиста остановилось. Ему было всего 44 года. Сердце остановилось, но улыбка осталась. Последний фокус футбольного волшебника.
Видео дня. «Ливерпуль» обыграл «Арсенал» в матче 3-го тура АПЛ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео