Ещё

«Перед Играми в Москве он хотел уйти из команды. Мама удержала». Интервью сына чемпиона ОИ Владимира Акимова 

«Перед Играми в Москве он хотел уйти из команды. Мама удержала». Интервью сына чемпиона ОИ Владимира Акимова
Фото: Sport24
В последний раз наши ватерполисты выигрывали Олимпийские игры ровно 40 лет назад. 29 июля 1980 года состоялся матч с Югославией, который можно назвать финальным. Тогда в сборной СССР были действительно топовые игроки. Один из них — . В Москву он приехал уже суперзвездой. А его знаменитые голы в ворота непобедимых венгров и югославов до сих пор считаются эталонными.
К сожалению, в 34 года Акимов ушел из жизни. Обстоятельства его смерти до сих пор остаются загадкой. Sport24 поговорил с сыном олимпийского чемпиона Романом. Он знает все не только о жизни отца и Олимпиаде-80, но и том, как сложно сейчас сохранить память о великих чемпионах.
Детские воспоминания, необычная открытка на день рождения
— Расскажите о своем детстве?
— Мое детство сложно назвать уникальным. Я видел папу несколько раз в году. Через это все дети чемпионов прошли. Он постоянно был на сборах, потому что играл за самый сильный клуб страны ЦСК ВМФ, а также выступал за сборную СССР.
— Как он старался компенсировать свое отсутствие?
— Он много времени проводил со мной, когда был дома. Мы гуляли, играли. Папа привозил игрушки из-за границы, одежду, которой у нас нельзя было найти. Я рос модным ребенком, весь в фирме (смеется). Он очень меня любил.
Самое поразительное — его открытка, присланная с какого-то сбора. Я тогда еще не понимал ничего, потому что мне только исполнился годик. Он меня поздравил, пожелал крепкого здоровья, счастья. Я нашел ее уже после смерти папы. Она очень мне помогла.
— Каким образом?
— Я нашел ее в нужный период. В жизни я человек мирный, несмотря на то, что прошел улицу, но в школе старшие ребята пытались обижать. На каком-то этапе я начал заниматься спортом, возлюбил и . И вот нашел открытку. Пожелание отца замотивировало меня тренироваться упорнее. В школе меня перестали обижать, боялись больше. Так я начал защищать слабых и творить добро (смеется).
— Как познакомились ваши родители?
— Они познакомились очень рано. Мама еще в школе училась. На Октябрьской в кафе «Шоколадница», которое и сейчас существует. Он ей сразу сказал: «Ты будешь моей женой!» Мама посмеялась, а в 1976 году вышла за него замуж. Бывают же такие удивительные вещи в жизни.
— Что она рассказывала о нем?
— Она всегда рассказывала о нем как о великом игроке. Я общаюсь со всеми ныне здравствующими игроками той золотой сборной и его одноклубниками. Они отзываются о папе как об уникальном спортсмене. Мама все это хорошо помнит.
— Почему вы не стали спортсменом? Все же гены у вас располагали к этому. Многие, наверное, удивляются, что вас вообще занесло в творчество.
— Родители не горели желанием отдавать меня в профессиональный спорт. У меня же не только папа был спортсменом, но и мама. Она мастер спорта по плаванию. Вся династия Акимовых многого добилась в спорте.
Я, конечно, занимался спортом, но это было не водное поло. Даже мячик в руках никогда не держал. Как-то меня позвали поиграть, а я говорю: «С такой фамилией я не имею права к мячику прикасаться».
У меня очень хорошая генетика. Причем настолько, что я никогда для себя не считал спорт чем-то серьезным. Я знал, если буду плавать, стану чемпионом. И мне казалось, что это какие-то легкие деньги (смеется). Вот такой парадокс. Если через две недели скажут о съемках для обложки журнала, я уверен, что возьму штангу и буду выглядеть здорово на снимках. В этом плане природа постаралась.
Правда, со спортом все равно вышел парадокс. Я не скажу, что он прошел мимо меня, но занимался им только для укрепления здоровья. Было время, когда я играл в баскетбол, пробовал себя в кикбоксинге, но ни на какие соревнования не ездил. Так и вышло, что я оказался творческим человеком. С детского сада уже выступал, не мог жить без сцены. Считаю большим достижением, что моя профессия ведущего мероприятий пересеклась с заслугами папы.
— Расскажите.
— Это произошло в 2016 году. Мама неожиданно прислала ссылку на статью в СМИ, что «завтра в бассейне ЦСК ВМФ состоится открытие Аллеи славы олимпийских чемпионов клуба». Я начинаю выяснять, кто это делает, почему об этом нет никакой информации. Вышел на организаторов, меня пригласили на встречу.
Тренер Айрат Закиров занимался этим мероприятием и предложил сказать пару слов как родственнику, уточнил, не испугаюсь ли. Я говорю: «Не переживайте. Я актер, ведущий. Вообще не боюсь микрофона». И тут все вспомнили, что забыли про ведущего. Они и предложили провести открытие. Большая честь для меня была произнести фамилии отца и дяди, когда проходила церемония. Вот такая связь времен получилась.
— В какой момент вы поняли, что ваш отец по-настоящему крут, что у него особенная профессия?
— В детстве я воспринимал это как должное. С возрастом я стал собирать материалы о нем. В начале 2000-х, когда появился интернет, сделал первую страницу о папе на своем сайте. Ее продублировали многие, потому что она была единственной в своем роде. Потом люди стали находить меня, делиться своими материалами. Вот эта деятельность, пожалуй, и помогла мне оценить все его заслуги.
Олимпиада-80 и покупка записи финального матча
— Кажется, жизнь Владимира Ивановича делится на две половины: до 1983-го и после. Давайте поговорим о том, что было до этого года. Какой вы видите спортивную династию Акимовых после всего, что удалось узнать?
— У папы была большая семья — пять человек. Сестра Татьяна сейчас живет в Германии. Мы с ней стараемся поддерживать отношения. Старший Николай выступал в команде Черноморского флота. Практически не помню его. Он редко выезжал из Севастополя. Мой дядя Анатолий — олимпийский чемпион 1972 года. Это было первое золото в водном поло для страны. Виктор — многократный чемпион СССР и Европы. Он тоже жив. А папа был самым младшим. Ему уже удалось собрать все титулы, которые тогда существовали.
Был, кстати, период, когда все братья играли за ЦВСК ВМФ [раннее название команды]. Я даже нашел статью, с которой вышла анекдотическая ситуация. Журналист взял интервью у Акимова и пошел к следующему игроку. На вопрос «как вас зовут?» опять услышал «Акимов». Он подумал, что над ним издеваются. Потом уже узнал, что это три брата. А недавно увидел какую-то допотопную фотографию, на которой стоит Акимов с какими-то другими инициалами, что даже отчество не совпадает. Начал спрашивать у мамы и узнал, что в команде выступал их однофамилец.
— Была ли у кого-то из братьев зависть к успехам Владимира? Многие сравнивают его с Анатолием.
— Сложно сказать. Я этого всего не видел, да и от мамы ничего не слышал. Они, конечно, были эмоциональными и вспыльчивыми людьми. Без конфликтов не обходилось, но не могу сказать, конкуренция ли была виной. Они же абсолютно разные по стилю игры.
Анатолий, как человек-гора. Его боялись. Физическая сила — главный конек дяди. Даже анекдот про него до сих пор рассказывают ватерполисты. Какой-то итальянец перед игрой подошел к судье, за ручку подвел к Анатолию и попросил перевести: «Водное поло не бокс. Напомните ему, пожалуйста. Мы хотим просто играть. Не надо нас бить». У него был такой подход.
Папа же был очень мягким, гибким и думающим защитником. Он даже без какой-то внушительной физической силы сдерживал соперников. Думаю, дядя сыграл огромную роль в его жизни. У меня есть дневник, который папа вел в 19 лет, и там он пишет о своих спортивных целях, переживаниях от проигрышей.
— Мне кажется, что жены военных и спортсменов чем-то похожи. Героические женщины. Расскажите, как маме удалось удержать вашего отца от того, чтобы все бросить перед Олимпиадой? Этого золота могло и не быть.
— Очень хороший пример про жен военных. Применительно к моему папе — два в одном. Он же еще и офицер ВМФ.
Исторически сложилось, что сперва у дяди Анатолия, а потом и у папы случился конфликт с главным тренером ЦСК ВМФ Александром Шидловским. Никто до сих пор не знает, с чем это связано. Многие пишут, что Шидловский переложил на Владимира свое отношение с Анатолием. Я общался с Майтом Рийсманом, который тоже был в олимпийской команде, и он сказал: «Попов и Шидловский — два разных тренера, но один смог найти подход к игроку, а у другого не получилось».
Мама прямо говорила, что тренер гнобил отца, сажал на скамейку запасных, когда он уже был олимпийским чемпионом. Для игрока это было унижением. Перед Играми в Москве он реально хотел уйти из команды, переехать в Питер. Мама удержала его, сказав: «Держись и терпи!»
Попов его потом заметил и пригласил в сборную. Я ему потом тоже задавал вопрос: «Он сидел у Шидловского на скамейке, а вы его взяли. Почему?» Попов ответил: «Я же видел, что он сильный игрок. Не было других вариантов».
Для отца Олимпиада стала переломным моментом. , который был капитаном той сборной, мне в интервью сказал: «У Володьки на Олимпиаде будто открылось второе дыхание. Он начал играть, как никогда не играл». Думаю, что это связано с его детскими мечтами. Тогда его звезда загорелась.
Возвращаясь к роли мамы в этой истории, после церемонии награждения он надел ей на шею медаль со словами: «Это твоя награда!»
— Вам было три года, когда началась Олимпиада. Не все дети помнят, что было в этом возрасте, но для этого есть родители. Что рассказывали?
— Даже я немного, но помню. Когда спортсмены выходили на стадион, я увидел папу с трибуны и начал кричать: «Папа! Папа!» Он увидел меня и помахал. Люди, сидящие в нашем секторе, была в восторге. Правда, насколько я помню, по протоколу они должны были вести себя позитивно и сдержанно реагировать на трибуны.
— В интернете можно найти только кусочки матчей сборной. Финального же с Югославией нигде нет. Вы рассказывали, что пришлось выкупить запись. Как вообще это происходит?
— Не знаю, изменилось ли что-то с 2013 года, но думаю, скорее нет, чем да. Я долго искал игру за олимпийское золото, постоянно заходил на сайт «Гостелерадио». И вот однажды запись там появилась. Я обратился с просьбой получить ее. Мне сказали, что МОК запрещает давать эти материалы, на них наложено какое-то авторское право. Вообще не ясно, почему это. В интернете есть все трансляции с Олимпийских игр, но без водного поло. Я долго объяснял, что родственник и не собираюсь никому продавать запись. Заполнил какие-то анкеты, приложил паспортные данные и отправил. Меня проверили и разрешили выкупить игру. Уже даже не помню за сколько. Потом я подписал договор, где указаны штрафные санкции. Игру записали на диск и поставили специальный маркер, по которому они могут понять, что появление видео в сети исходило от меня.
Когда запись была у меня, я собрал игроков той сборной, которая была лучшей на Олимпиаде-80, чтобы они могли посмотреть матч. Это была нужная встреча. Они впервые ее тогда видели. Вообще не понимаю, почему игра пылится в архивах.
— Вы недавно принимали участие в конференции, где олимпийские чемпионы и Сергей Котенко комментировали тот матч. Как это было? Что необычного было в игре вашего папы?
— Эта история случилась в разгар пандемии. Ко мне обратились детские ватерпольные клубы, которые остались без тренировок, но у них была возможность пообщаться с Ивановым и Котенко. Все было на некоммерческой основе. Ребята просто хотели увидеть ту игру. Мы рискнули и посмотрели запись. Получилось очень здорово. Я понял, что мы все сделали не зря.
Несмотря на бойкот, в Москве были все сильные ватерпольные сборные мира. Как ни странно, но самым важным считался матч с венграми. Игра закончилась со счетом 5:4 и решающий мяч забил папа. Все игроки единодушно говорят, что после той победы стало ясно, кто будет чемпионом в Москве. В финале с югославами наших устраивала ничья, но за несколько секунд до сирены Котенко забросил восьмой мяч, и сборная СССР выиграла Олимпиаду.
Парадокс, но амплуа папы — не про голы в ворота. Вот только он умел забивать мячи, которые часто меняли ход игры. И главное — как это было красиво. Кабанов мне однажды сказал такую вещь: «Сейчас водное поло стало не то вольная борьба, не то кэтч (профессиональная борьба, в которой разрешены любые приемы с целью положить противника на лопатки и удержать его или заставить сдаться. — Sport24). Володя был сильным игроком, но играл в настоящее водное поло, был думающим игроком. Этого сейчас не хватает современному водному поло. Люди почему-то уходят в трюкачество, борьбу».
Проблемы в команде, развод и загадочная смерть
— Говорят, после поездки в Грузию все пошло наперекосяк. Странно выглядело, что Михаила Иванова лишили денег, а вашего отца исключили из сборной. Несправедливо вышло. Удалось понять, что там все же случилось?
— К 1983 году история с Шидловским дошла до какой-то критической точки. Папа начинал понимать, что не особо нужен в ЦСК ВМФ. У него на этом фоне началась депрессия, проблемы с алкоголем, да и конфликты в семье. Даже у мамы ничего не получилось сделать. Ей уже звонили из сборной и объясняли: «Несмотря на заслуги, держать в команде больше не можем». В 83-м они развелись.
Он действительно слетел с катушек. Я задавал Попову вопрос про Тбилиси, правда, его там не было. В Грузию команда полетела со вторым тренером Вячеславом Скоком. Попов сказал мне, что проблем с алкоголем в сборной у папы он никогда не видел.
После победы спортсмены летели домой с огромными бутылками вина. Не понимаю, как они на борт их пронесли. Тогда гулял весь самолет. И были не только ватерполисты, но и пловцы с прыгунами. Все выпивали. Кто-то сообщил об этом. Меры решили принять. Возможно, наказания для Иванова и Акимова были разными, потому что спорт тогда был молодым. Возраст мог сыграть свою роль. Редко кто после 30 продолжал выступать, а папе как раз исполнилось.
Когда его убрали из сборной, все были в шоке. Ватерполисты же все дружили вне бассейна. Во время Олимпиады у нас дома были и венгры, и югославы. Встречались, правда, тайно, потому что в СССР за этим КГБ следил. Даже телефоны прослушивались. В общем, тот год стал переломным. Он ушел из ЦСК ВМФ в , но громких побед уже не было.
— Не всем детям удается смириться с расставанием родителей. У вас очень теплое отношение к отцу. Это значит, что вы адекватно восприняли его уход?
— Конечно. Несмотря на развод, мы с ним часто встречались. Мне никто никогда не запрещал этого. Он меня возил в бассейн, мы с ним плавали. Был очень трогательный момент, когда папа катал на себе кролем. Я только успевал воздух ртом хватать. Это было незадолго до его смерти. Потом ощущал такое же, когда с дельфинами плавал.
Я очень благодарен семье, что в 10-летнем возрасте меня взяли на похороны отца. Было тяжело, но я смог с ним попрощаться.
— Когда вы разбирались в истинных причинах смерти отца, что узнали?
— Я не склонен идеализировать отца. Понимаю, у него были плюсы и минусы. Никто не знает, что там произошло. Кто знает, может, в этом есть и степень его вины. Теперь это загадка истории. У него в жизни было много конфликтных ситуаций.
Когда я занялся своим расследованием, узнал больше позитивного об этом дне. Моя бабушка рассказала, что он изменился ближе к смерти. Папа носил вместо крестика медаль чемпионата мира в Эквадоре. Она ему давала какие-то внутренние силы. Понял, что нужно начать жизнь с нуля, найти работу.
Была драка в сквере на Автозаводской. Он получил серьезную черепно-мозговую травму. Его явно ударили чем-то тяжелым. И было там несколько человек, скорее всего. Друг, который его нашел, оказался в нетрезвом состоянии, подумал, что Володя выпил и спит на лавке. Он не вызвал скорую помощь, а привел домой. Папа умер во сне.
— К какой версии все же склоняетесь вы?
— Я встречался с разными людьми, слышал много версий и слухов. Кто-то говорит, что была милицейская история. Хотели забрать у него машину, потому что тогда это было роскошью. Даже нашли какого-то однофамильца, чтобы подделать документы. Сложно все это. История загадочная.
В 18 лет у меня была последняя встреча с Анатолием. В прессе часто пишут, что на похоронах он пообещал найти убийц брата, но я такого не помню. Когда я прочитал об этом в газетах, задал вопрос: «Чем это дело вообще закончилось? Были ли найдены виновные?» Он мне сказал: «Убийц Володьки уже нет в живых».
Память об отце: борьба за чемпионские доски на фасаде «Лужников» и празднование 40-летия победы ватерполистов
— Идея заняться сбором материалов об отце возникла, когда вы поняли, что в интернете о нем практически ничего нет. Какой из находок вы больше всего гордитесь?
— Братьев Акимовых часто путали. Самая большая ошибка случилась в Большой советской энциклопедии. На фотографиях поменяли местами фамилии и имена. Когда появились «Яндекс. Энциклопедия», там тоже была ошибка. Мне потом пришлось писать, присылать фотографии, чтобы они исправили.
Больше всего меня радуют видео, где папа в игре. Помню, нашел на торренте запись с Олимпиады-80. Это был 2013-й год. Когда я скачал его, боялся нажать на плей. Я сидел и понимал, что сейчас увижу папу. Это очень сильное ощущение.
— На сайте, посвященном отцу, вы рассказывали, что слышали о его дружбе с Владимиром Высоцким, , Николаем Караченцевым и другими советскими звездами. Бывал ли кто-то в гостях из знаменитостей?
— Конечно. Я даже немного помню Валерия Харламова. Мы часто бывали у них в гостях, я играл с его сыном. Они много общались.
Высоцкого, кстати, не помню, но они с папой дружили. А познакомились в аэропорту, когда он летел к  в Париж. Во время открытия Олимпиады в Москве Высоцкий умер, и от спортсменов это скрывали, чтобы их боевой дух не сломить. Недавно узнал, что он должен был выступать в Олимпийской деревне. Когда Высоцкий не приехал, скрывать перестали.
Еще он плотно общался с Караченцевым. Он с ним, кстати, тоже в аэропорту познакомился. За год до этого вышел фильм «Следствие ведут знатоки», где он играл бандита по кличке Ким. И папа к нему подошел с вопросом: «Ты Ким? А я Аким». Так и начали дружить. Он часто приезжал с гитарой к нам домой и пел песни.
— Вам удалось со многими пообщаться из знакомых отца. Вспомните какую-нибудь интересную историю?
— Игроки рассказывали, что он был очень веселым человеком. Рийсман считал, что у него был русский размах из серии «Если мы сегодня выиграем, то поднимем бокалы, а если проиграем, напьемся» (смеется). Была в нем какая-то безбашенность.
Рийсман вспомнил, как отца задержали . А тогда олимпийские чемпионы были круче политиков. Они могли отпустить тебя в любом состоянии, еще и домой доставить. Его остановили, а он был без прав. Начали задавать стандартные вопросы, а папа и говорит: «Вот он я! Берите и делайте со мной, что хотите». Душа у него была нараспашку. Где надо было промолчать, он всегда рубил правду-матку, говорил в лоб. Многие считают, что это его и сгубило.
— Какая обратная связь была у вас от иностранцев?
— Самый интересный случай был с мужчиной из Америки. Он фанат олимпийского движения, водного поло и моего папы. Даже просил у меня его фотографии, чтобы нарисовать портреты. Много раз организовывал выставки с рисунками. И вот он мне рассказывает: «У нас в городке живет бронзовый призер Олимпийских игр. С соседями мы создали график, кто и когда ему приносит живые цветы к мемориальной доске. Обычно это происходит утром, чтобы он проснулся и увидел цветы в знак уважения. У вас папа олимпийский чемпион, почему вы не выкладываете фото? Там же вообще все должно быть в цветах у дома, где он жил». Мне стало за спортсменов даже обидно, потому что у нас такого нет. Печально, что чемпионы никому не нужны.
Журналистка Елена Вайцеховская сделала статью о Кабанове, когда он скончался. И в конце рассказала о случае с одной из учениц двукратного олимпийского чемпиона. Она спросила у него: «Александр Сергеевич, а вы сами в водное поло играли когда-нибудь?» И сам Кабанов мне рассказывал о том, что молодые игроки считают победы прошлого чем-то простым и неважным. Люди странно воспринимают историю.
— В 2019 году у вас получилось вернуть на фасад «Лужников» доски с именами чемпионов Олимпиады в Москве. С какими проблемами системы столкнулись?
— Когда «Лужники» начали реконструировать к чемпионату мира по футболу, доски сняли, а потом так и не вернули. Я занялся этим за полтора года до начала чемпионата. Мне все обещали их вернуть, а потом соскочили со словами: «Ой, а уже поздно. и  уже все проверили, и вешать ничего нельзя. А вдруг в этих досках бомбы окажутся». Предложили дождаться окончания чемпионата мира. Все осталось без изменений и через год.
Я так и продолжал заваливать Департамент строительства города Москвы письмами. Ответ пришел уже от нового руководства. Оказалось, деньги были выделены еще несколько лет назад. На основании этого документа я пригрозил обращением в . Доски появились через неделю. К сожалению, приходится все возвращать с боем.
Папу номинируют уже пять или шесть раз на введение в Международный зал славы водных видов спорта, который находится в Америке. К сожалению, последнее время так складывается, что антироссийские настроения в спорте не способствуют тому, чтобы туда вводили наших великих игроков. Папе было 34 года, когда он умер, но уже к этому возрасту у него были все титулы, которые только существовали. Его кандидатуру все эти годы снимают, а всего номинировать могут десять раз. В этом году тоже не получилось. Правда, насколько я знаю, того же Попова не с первой попытки включили в Зал славы.
И это еще есть один момент, чтобы задуматься. Я обратился с письмом к нашему президенту. Меня очень волнует, что в мире существуют залы славы многих видов спорта, а у нас в России их по пальцам пересчитать. Я предложил сделать в стране зал славы водных видов спорта. У подрастающего поколения же должны быть свои ориентиры. спустила это письмо в . Мне ответили, что функции зала славы выполняет «Государственный музей спорта» на Курской. Получается, это никому не нужно. Вместо того чтобы быть ориентиром для Запада и проявлять уважение к их спортсменам тоже, мы зависим от него.
— Совсем недавно вы были на встрече в Федерации водного поло. Я так понимаю, что это связано с 40-летием победы ватерпольной сборной на Олимпиаде в Москве. Какие идеи и предложения озвучили?
— Мне хотелось акцентировать внимание не только на 40-летии Олимпиады, но и на последней для страны победе ватерполистов. Я понимал, про Игры в Москве и так все расскажут. Правда, и тут столкнулся с грустными моментами. Москомспорт по всему городу выпустил билборды с олимпийцами. Там две фотографии: тогда и сейчас. Они, увы, отметили не всех. Пришлось писать письмо. Отправил вот фотографии. Приходится лоббировать интересы на таком уровне.
Я также предложил отдельно акцентировать внимание на победе ватерполистов. Возникла идея организовать с ветеранами встречу, где они бы поделились своими воспоминаниями и могли пообщаться со всеми желающими, подписать открытки для всех желающих. Думаю, это важно для подрастающего поколения и всех любителей спорта. Меня поддержали люди из Федерации водного поло и все игроки. Пока все упирается в деньги. Идет поиск спонсоров. Пандемия еще не позволяет провести мероприятие, но предварительно наметили встречу на середину сентября. Надеюсь, все получится.
— Каким вы запомнили Владимира Акимова?
— Я его заполнил солнечным и добрым. Он был человеком с широкой улыбкой, надежным и сильным. У меня всегда было ощущение, что я за каменной стеной. Казалось, что впереди вся жизнь.
Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс. Дзене
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео