Ещё
Тренерский штаб Тутберидзе жестко ответил Плющенко
Тренерский штаб Тутберидзе жестко ответил Плющенко
Фигурное катание
Россиянин Шлеменко задушил бывшего бойца UFC
Россиянин Шлеменко задушил бывшего бойца UFC
MMA
"Молодая гвардия" провела акцию против решения WADA
"Молодая гвардия" провела акцию против решения WADA
Зимние виды спорта
Российский Мясник жестко отправил в нокаут соперника
Российский Мясник жестко отправил в нокаут соперника
MMA

«Теперь я один из них». Даниил Медведев уже догнал «Большую тройку» 

«Теперь я один из них». Медведев догнал «Большую тройку»
Фото: Minas Panagiotakis/Getty Images
Россиянин поймал волну. Он всем всё доказал, оставаясь осьминогом на корте, а лет через 10 планирует заменить Сафина на месте комментатора.
вписал своё имя в историю российского тенниса, став всего лишь четвёртым россиянином — победителем турнира в Санкт-Петербурге. Причём, вернул трофей на родину Даниил спустя 15 лет. Предыдущим россиянином — чемпионом города на Неве был  в далёком 2004 году. Теперь у Медведева 6 титулов в карьере, он укрепился на 4-м месте рейтинг-листа ATP, а впереди лишь «Большая тройка», атаку на позиции которой он продолжит в концовке этого сезона и начале следующего. При всём том внимании, которое свалилось на Даниила в последние недели, он продолжает откровенно и развёрнуто отвечать на вопросы журналистов. Вот что рассказал Даниил Медведев после победы в финале Санкт-Петербурга над Борной Чоричем.
— Чем вы объясните, что во втором сете в последних геймах соперник просто не знал, что с вами делать? Помогло то, что вы выиграли первый сет, поэтому во втором вы его задавили психологически, технически?
— Тяжело каждый раз найти причину. У меня каждый раз бывают такие матчи, поэтому я думаю, это связано с моим стилем игры. Слышал, что  сказал про меня, что я, как осьминог, вцепляюсь и не отпускаю. Это действительно так, я стараюсь как можно больше проблем доставить сопернику, и очень часто во втором сете они могут из-за этого «сломаться». Первые три круга соперники не ломались, было очень тяжело, а сегодня как раз-таки произошло то, что я чаще всего делаю. Я сумел своей тактикой, своей игрой поломать игру Чорича. Потом мы уже видели ошибки, которые он не должен был допускать, из-за этого получился такой счёт.
— Какие великие игроки в разное время вашей теннисной карьеры влияли на вас? Какие конкретные качества для вас были важны?
— В первую очередь это . Когда в туре выступал , я был очень молодой и не застал все его победы и игры. Когда мне было 8-10 лет, когда я хоть как-то начинал понимать теннис, у Марата Сафина были лучшие годы его карьеры. Очень хорошо помню, как он в Австралии обыграл Роджера [Федерера] в полуфинале, а в финале [Ллейтона] Хьюитта, когда весь стадион болел против него, а мы с ребятами на тренировке старались как можно сильнее его поддерживать, чтобы перекричать австралийцев. Сейчас понимаю, что это какая-то глупость (смеётся). Естественно, это Марат Сафин, и Михаил Южный. Все равно стараешься брать пример со своих соотечественников больше всего, и они действительно были крутыми теннисистами, может быть не легендарными, но действительно очень крутыми. Всё равно я также смотрю на Роджера, Новака [Джоковича], [Энди] Маррея и [Рафаэля] Надаля. Я даже мечтать не мог, что буду оказываться с ними не то что на одном корте против них, а хотя бы в одной раздевалке или хотя бы сделать с ними фото. А теперь я, можно сказать, один из них в каком-то плане, хотя бы потому, что я — профессиональный теннисист.
— Складывается впечатление, что чем сложнее соперник для вас, тем интереснее получается ваша игра, как будто у вас интерес к такой сложной игре больше. Это действительно так?
— Нет. Я всегда говорю, что я каждый матч, неважно с кем я играю, стараюсь играть от первого мяча до последнего. Другое дело бывает, как вчера с Егором [Герасимовым], я не перестаю повторять, что для меня это игрок топ-50 по уровню игры, но всё равно ты выходишь, ты вроде бы знаешь, что у него рейтинг 120, а он начинает тебе эйсы под линию подавать, когда я вроде обычно хорошо принимаю такие подачи. Ты про себя говоришь: «Ну как же так, почему вот именно сегодня он опять играет так сильно?!». Только если что-то подсознательное работает в этом плане, а так, если говорить то, как я готовлюсь к матчу, то я готовлюсь к каждому сопернику одинаково — будь то Рафа Надаль или Егор Герасимов.
— В прошлом году вы говорили, что в теннисе главное поймать волну. Сейчас вы поймали самую высокую волну. Как планируете её удержать, так, чтобы её хватило не на месяц, а на годы? Как вы планируете справляться с той навалившейся на вас в связи с успехами медийной активности, контрактной и рекламной? Как планируете работать с этим и совмещать, чтобы продолжать побеждать?
— Да, во-первых, действительно, я, наверное, сейчас поймал самую высокую волну в своей карьере. Это даже сравнивать не с чем. На самом деле — это правда. Чем выше волна, тем больнее падать. Я, правда, понимаю, насколько важно продолжать усердно тренироваться, усердно работать. В моём понимании, в теннисе невозможно оставаться на одном месте. Ты или растёшь, как игрок, идёшь вверх каждый день, или падаешь. Даже если в рейтинге ты остаёшься на одном месте, это всё равно значит, что ты продолжаешь усердно работать над собой. Не прекращаешь делать этого и стараешься быть лучше. Могу сказать, что перед турниром в Санкт-Петербурге у меня были к себе вопросы: «Смогу ли я подтвердить то, что сделал в Америке?», «Смогу ли я играть в этот же теннис?», «Справлюсь ли я со всей медийной активностью?». Я думаю, что я всем всё доказал и буду продолжать в том же духе.
— Даниил, вы лидируете по количеству выигранных и проведённых матчей в сезоне. У вас уже сыграно 25 турниров за сезон. Планируете ли как-то сокращать нагрузку в следующем году?
— Я, если честно, не знаю, сколько турниров точно я сыграл в этом году. Я в любом случае, как могу, забочусь о своём теле. Например, решение приехать сюда играть турнир не было бы принято, естественно, если бы я был не готов физически. Но мы с командой решили, что я готов. Но, если честно, бедро, которое я повредил в матче с Вавринкой, чуть-чуть побаливало тут, во время турнира. Послезавтра вернусь во Францию, поговорю с докторами, и будем решать, как строить календарь на концовку сезона.
— Ваш тренер Жиль Сервара уже что-то вам написал?
— А я ещё не успел посмотреть. Я увидел 55 сообщений на телефоне и не стал смотреть пока, кто писал и что писал (смеётся).
— Комментарии вашего финала на US Open-2019 от Марата Сафина наделали шуму. Скажите, а вы можете представить себя также лет через 10-15 комментатором? Допустим турнира в Петербурге, когда какой-то мальчишка будет на корте, который сегодня был болбоем на вашем матче?
— Надо книг больше читать. Потому что, к сожалению, живу, надо быть честным, в Монако. И, естественно, только с женой удаётся разговаривать на русском. Или говорить некорректно на камеру. Действительно надеюсь, что буду способен на это через 10-15 лет. Я думаю, что я много понимаю в теннисе. И если честно, мне дня два-три назад написал тренер из Франции, мы с ним каждый день обсуждаем матчи, обмениваемся сообщениями. Он записал мне аудио, где говорит, что нереально смеётся от моих аудиосообщений, потому что отлично представляет меня комментатором, через 10 лет, когда я буду объяснять каждую вещь, которая происходит на корте.
— Сезон подходит к концу. Вы взобрались на невероятную вершину. Можете вкратце пояснить, в чём причина такого качественного роста?
— Причин очень много, но постараюсь выделить две основные, если не ошибусь: первая — это усердная работа, которую я проделал в особенности два с половиной последних года, конечно, хочется сказать с 6 лет, но в особенности — два последних года. И второе — это опыт, потому что, я всегда говорю, для меня опыт очень важен. В первом сезоне в ATP-туре я не одержал ни одной победы на «Мастерсах» и одну всего лишь на турнире «Большого шлема» против . Это был необычный матч. Но при этом каждый турнир, что я играю, каждый турнир, что я выигрываю или дохожу до финала — я приобретаю бесценный опыт, который и помог мне достичь в этом сезоне таких высот.
— Даниил, рано или поздно вы станете папой, будет ли теннис среди видов спорта, которыми вы хотели, чтобы занимался ваш ребенок?
— Трудный вопрос. Нет ответа, если честно.
— Мы знаем, что вы сейчас придерживаетесь строго режима и соблюдаете дисциплину, в том числе и с точки зрения питания. Но сегодня, наверное, можно расслабиться. В каком ресторане Санкт-Петербурга будете отмечать и позволите ли вы себе панакоту?
— Да, после турнира я всегда себе всё позволяю, даже будь то проигрыш в первом круге, как бы это странно ни звучало. Естественно, сегодня будем отмечать, здесь на данный момент только моя жена и , будем отмечать вместе. Если быть честным, думаю, что мы отметим в отеле, и я объясню почему: после US Open мне написал шеф-кондитер отеля в Петербурге Николас Ламберт и во время турнира он меня тоже поздравлял с победами, присылал мне в номер всякие десерты, и я ему писал, что во время турнира десертов не ем, но по окончании буду рад. А он мне ответил: «Хорошо, тогда в воскресенье отпразднуем твою победу. Я тебе напеку кучу десертов». Поэтому я думаю, что сегодня испробую кучу десертов от суперкондитера.
придерживается очень строгой диеты, как и многие теннисисты. Что вы скажете о своей диете, на сколько это важно и в чем она заключается?
— У меня диета не самая строгая. Новак в этом плане уникум. Он говорит о том, что это ему очень помогло. Я работаю со своей командой, если бы они мне сказали питаться, как Новак, то, скорее всего, я бы их послушал. Если говорить вкратце, то… Что нужно спортсмену? Углеводы да протеин и не есть сладкого. Это моя диета, понятное дело, ко всему этому добавляется, за сколько часов до матча нужно поесть, чтобы это всё переварилось.
— Сам кубок за победу очень тяжёлый, а насколько тяжело далась вам эта победа морально?
— Морально мне было непросто. Если бы я приехал, как многие думали, поторговать лицом, просто показаться, играть не в полную силу, то, наверное, было бы легко и просто — выиграл или проиграл: неважно. Но я сразу сказал, что приехал стараться победить, поэтому во всех матчах меня «зажимало» (это спортивный термин), то есть мне было тяжело. Даже в финале я играл с неудобным для себя соперником, но в итоге матч получился действительно лёгкий, и я очень этим доволен. Но перед матчем нервы были, в принципе, даже наравне с теми, что были даже перед финалом US Open.
 — Вы ощущаете, что в этом году вы опытный, знающий себе цену, уверенный в себе теннисист?
— Да, на 100 процентов. Мне в субботу сказали, что это мой 8-й финал в сезоне. И я этого не ожидал. Да, на каждом турнире я стараюсь играть за каждый мяч, за каждый матч. И то что я уже 8-й раз вышел в финал — это круто, завоевал третий титул — один «Мастерс» и два турнира ATP250, завоевал первый титул в России. Действительно пока получается сумасшедший сезон, но надо продолжать работать, потому что самое главное в теннисе, мне кажется, оставаться на одном месте. То есть ты или идёшь вперёд, или падаешь вниз. Поэтому нужно продолжать работать и стараться играть как можно лучше.
— Насколько вы суеверны, насколько важно выполнять какие-то ритуалы?
— Тяжело ответить на этот вопрос, потому что есть какие-то вещи во время турнира (не буду говорить какие, иначе это не будет суеверие), которые я очень стараюсь выполнять. Я не знаю — работает это или нет, если честно, я в это не верю. Но я всё равно стараюсь их выполнять. Я всегда привожу пример из Цинциннати. сказал после матча, что у него был счастливый душ. Меня тоже спросили — был ли у меня счастливый душ. Я ответил, что если я выбираю какой-то душ в начале турнира, то я стараюсь в него ходить. Не по каким-то суевериям, а просто потому, что мне понравилось его расположение. Но если он будет занят, то я спокойно пойду в другой и вообще не буду напрягаться. И один мой хороший друг (я не буду говорить — кто) стоит у душа как не свой и чего-то ждёт. Я его спрашиваю: «А чего ты ждёшь то?» — «Так мой душ заняли!». А там все кабинки рядом свободные, и только его занят. И он стоит ждёт, пока тот человек не выйдет. Так что все мы суеверные — тут только вопрос, кто насколько сильно.
— Вы играли на US Open, когда вас освистывал весь стадион. В Санкт-Петербурге весь зал за вас болел. Как комфортнее?
— Конечно, комфортнее, когда трибуны за тебя, особенно если это родные трибуны. Это вдвойне приятно. В начале турнира я даже не понимал, как с этим «работать», как брать эту энергию. И могу сказать с полной уверенностью, что в финале я настолько настроился на волну публики и тем более впервые за весь турнир играл с настоящим иностранцем (по пути к финалу Медведев обыграл россиян и , а также белоруса Егора Герасимова). И я каждое очко готовился, брал энергетику публики, был полный зал, и сумел это всё превратить в победу.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео