Ещё

«Ехал на Олимпиаду за медалью, а теперь сижу ни с чем» 

Российский керлингист Александр Крушельницкий в интервью «Газете.Ru» рассказал о ходе расследования своего дела, прокомментировал отказ супруги Анастасии Брызгаловой выступать с другим партнером, а также признался, что теперь почти никому не доверяет.
— Перед всей этой историей могли вообще предположить, что подобное возможно? Что внезапно в организме может оказаться допинг, в результате чего вы лишитесь медали Олимпиады?
— Старался о таком не думать. Естественно, последние два года мы были очень аккуратны, всегда соблюдали эти антидопинговые правила. Со своей бутылкой я ходил едва ли не в кровать… И для меня полный секрет, как все это произошло.
— Уже после случившегося изменилось ли как-то ваше отношение к осторожности — нет ли у вас какой-то мнительности, например, теперь?
— Думаю, что после всего этого я уже больше никому не буду доверять — только лишь своему близкому окружению.
— В данный момент ведется расследование по делу о попадании допинга в вашу пробу. Какая из версий сейчас считается следствием основной?
— На этот счет мне не разрешается говорить.
— В СМИ недавно появилась информация, что якобы одной из версий попадания мельдония в организм является злой умысел вашей бывшей девушки, подбросившей вам допинг. Насколько это соответствует действительности?
— Нет, данную версию просто кто-то выдумал.
Эта бывшая девушка была настолько давно, что я тогда еще даже керлингистом не являлся. Плюс, этим видом спорта она не занималась.
— А рассматривалась ли вами возможность мести со стороны кого-то из поклонников Анастасии, вашей супруги?
— В целом рассматриваются все версии — и какая из них является правдивой, покажет лишь расследование.
— Какое ожидаете решение Спортивного арбитражного суда (CAS), которому предстоит выносить вердикт по вашему делу? О каком сроке дисквалификации лично вы думаете в сложившейся ситуации?
— Конечно же, надеюсь на лучшее — что мы найдем виновного, и никакой дисквалификации не будет вовсе. И тогда уже можно будет думать о возвращении медалей.
— Анастасия недавно заявила, что не будет выступать с другим партнером — по крайней мере до оглашения судом решения. Насколько важна для вас такая поддержка жены в сложнейшей ситуации, в которую фактически вы попали вдвоем?
— Я уверен в поддержке Анастасии. При этом я сам лично ей советовал ехать на чемпионат мира, ведь это все равно какой-то результат. После этой Олимпиады мы, можно сказать, вернулись на четыре года назад, и на тот же уровень выбираться будет очень сложно.
Но это ее решение, и я его, конечно, поддерживаю. Мне приятно, что она не хочет ни с кем играть кроме меня. Однако, с другой стороны, понимаю, что это нужно — у нее то все хорошо в целом, дисквалификации нет. Так что она должна играть, борясь в том числе и за мое имя.
— Насколько просто в керлинге, достаточно своеобразном виде спорта, потерять форму?
В керлинге все, естественно, так же, как и в других видах спорта — если ты не будешь тренироваться, например, даже неделю, то для участия в соревнованиях тебе нужно будет время, чтобы привыкнуть. Конечно, совсем разучиться не выйдет — то есть падать не будешь. Но игровая практика очень важна, тренироваться необходимо в полной мере.
— Вас поддержали многие иностранные керлингисты. На ваш взгляд, это связано с тем, что они понимают все абсурдность ситуации или же просто сама «семья» в керлинге является такой дружной?
— Керлинг считается джентельменским видом спорта, и все это понимают, осознавая абсурдность ситуации.
Допинг здесь и в целом не влияет, а уж мельдоний — тем более. Это просто чистой воды провокация. А уж кто это сделал и как, мы будем сейчас выяснять.
— Будь у вас возможность вернуться в прошлое и пропустить Олимпиаду-2018, согласились бы на это, учитывая, что никакого допинга в таком случае у вас не обнаружили? Или же оставили бы все, как было — с исторической бронзой, пусть и впоследствии отобранной?
— Если бы я умел заглядывать в будущее и знал бы, что меня ждет после всего этого, то, естественно, отказался бы от Олимпиады в Пхенчхане. В реальности я получил большой удар по карьере — на данный момент нет информации, будет ли дисквалификация, однако если она все-таки случится, это будет ужасно.
Я ехал на Олимпиаду за медалью, выступать за свою страну, а теперь сижу дома ни с чем.
Комментарии48
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео