Ещё

Кто где жрал. Российский спорт на грани мирового позора 

И в этом наше спасение. Чтобы никакая земная тварь не имела права усомниться в победах России.
Исполком ВАДА не стал применять санкции к Российскому антидопинговому агентству и лишать его статуса, но вместо радости нам стоит испытывать опасения. Слишком уж широк список болезней, которые могут проявиться в ближайшее время.

Диагнозы

Расстройство психики. Будет грустно, если отечественная пропаганда подхватит тему, объявив о победе родного спорта над западной фурией. Любой рассказ о чистоте угнетаемых атлетов, любая ссылка на политизированное решение отставить страну без флага на Олимпиаде, любое предположение, что зарубежные враги под предводительством США еще попытаются отомстить за поражение должны восприниматься Россией как намеренное принуждение к шизофрении.
Наркомания. Согласившись передать ВАДА все данные московской лаборатории, правительство совершает осознанный камин-аут. Дело в том, что примерно до 2014 года десятки тысяч проб по чьей-то преступной инициативе и не без участия Григория Родченкова и покойного исполнительного директора Никиты Камаева не вносились в систему АДАМС.
Но это еще половина беды, ведь до офиса РУСАДА наверняка добирались данные именно чистых проб. И тот факт, что их не внесли в систему, еще не является поводом для дисквалификаций. Куда хуже, что в ходе предвыездных допинг-тестов, контролируемых непонятно кем, данные о пробах могли оставаться в лаборатории. И сейчас эти документы уже вывезены из России и в течение нескольких месяцев будут сверяться нашими зарубежными «партнерами». Прогнозировать рано, но есть возможность, что очищение нашего спорта действительно будет сопряжено с месяцами позора. Весна точно покажет, кто и где жрал — и под угрозой могут оказаться десятки, если не сотни наших спортсменов.
Клептомания. В случае подтверждения массовых махинаций наш спорт будет официально уличен в жульничестве. Причем ограбленными на золото и призовые окажутся вовсе не иностранные атлеты, а наши собственные граждане. Например, такие таланты как Сергей Шубенков и десятки других сильных и одаренных людей, лишаемых побед и профессии из-за чужих махинаций.
Впрочем, даже если эти и другие диагнозы подтвердятся — хуже не будет. Во-первых, только публичное признание как раз-таки и сможет уберечь от бана на Играх в Токио-2020. Во-вторых, общественная порка — не смертельный приговор. Куда опаснее, если у России не будет мотивации изменить отношение к образованию, медицине и коррупции.
Хотя бы в собственном спорте.

Образование

На прошлой неделе я был гостем программы «Фетисов» на «Звезде», где стал свидетелем системного невежества. Мы обсуждали биатлон, прогресс наших атлетов, недопонимание между Фуркадом и Логиновым, как вдруг новый президент Федерации Владимир Драчев на эмоциях выдал парадоксальные тезисы.
1. Он не видит или не понимает разницы между употреблением тяжелейшего вида допинга ЭПО (вводимого внутрикожно или внутривенно) и легальным использованием препаратов от астмы, которые в ограниченных дозах можно применять вообще без терапевтического разрешения.
2. Как официальное лицо он позволяет себе намеки: «Им там, чтобы попасть в биатлон, нужно показать справку, что они больны».
3. Наконец, он является переносчиком популистских гипербол, вспоминая, что на Игры в Пхёнчхан норвежцы привезли 6000 доз сальбутамола. Хотя десятиминутного изучения вопроса хватит, чтобы узнать: один маленький ингалятор вмещает 200 доз. Но ведь слова: «Норвежцы привезли на Олимпиаду пакетик лекарств» в глазах масс вряд ли сделает тебя жертвой или праведным борцом.
От руководителей невежество переходит к спортсменам. Биатлонистка Евгения Павлова, например, не стыдится объяснять свои неудачи тем, что бегает чистая, а все иностранцы — на терапевтических исключениях. 25-летняя кемеровчанка, месяц назад дебютировавшая на Кубке мира, вряд ли скажет, откуда к ней пришла эта абсурдная информация. Точно не из современной научной литературы, где теория о норвежских астматиках на данный момент опровергнута. Есть подозрение, что в дурном свете её выставляет вовсе не Драчёв, а наш родной телевизор.
Впрочем, эта тема не так проста, поэтому оставим её для отдельного обсуждения. Хотя нет, было бы интересно услышать от Антона Заболотного, что Лео Месси сильнее его только потому, что в детстве колол себе гормоны роста.
При этом депутаты, спортивные чиновники и все виды популистов обязаны испытывать не страх, а угрызения совести, когда 13-летняя фигуристка Настя Шаботова признается в «питье допинга». Для тех, кто смотрел весь ее эфир в инстаграме, проведенный для восьми подруг, поймут, что это просто шутка. А как еще можно оценить диалог двух фигуристок, вольно изложенный ниже?
— Что нужно, чтобы выступать стабильно?
— Пить допинг.
— Хахахах. Лучший совет. Прямо сейчас пойду.
— Только нужно правильный.
— А какой? Хахаха.
— Неупадительный. И «неустававший» во второй части программы.
Так вот опасно здесь не то, что кто-то из детей вдруг чего-то принимает — это просто бред. Настоящий ужас, что дети позволяют себе в открытую хохмить о допинге. А теперь просто представьте реакцию, если они в шутку же обсуждали бы в инстаграме разные виды секса? Отношение к допингу в здоровых спортивных странах должно быть таким же, как к распространению детскому порно. Россия же в этом вопросе категорически невежественна.

Медицина

Можно и дальше кивать на норвежцев, но не они, а наши врачи соприкасаются с детьми с первыми признаками астмы или сердечной экстрасистолии. И пока в Европе в таких случаях прописывают физическую активность как терапию, в России закрывают дорогу в спорт. Причем происходит это даже в спорте высших достижений. Так незадолго до Олимпиады-2014 Евгений Гараничев «перезагрузился» и не успел доехать до московских клиник — так районные врачи после кардиограммы предложили ему немедленно закончить карьеру чуть ли не на основании частоты пульса. Евгений сам отправился на дополнительное обследование и через полгода выигрывал бронзу в Сочи. Интересно, долго ли в России ездил бы Фуркад, чей пульс в ночные часы бьется реже чем раз в две секунды.
Не является проблемой Фуркада и то, что пока часть из нас все еще экспериментировала с кондовым ЭПО, Франция и другие развитые страны изучали и вводили в употребление банальные средства восстановления и индивидуальную фармакологию, сопряженную с оценкой генетического потенциала будущего спортсмена.
В России ситуация патовая. Программы современной подготовки спортивных врачей запущены чуть ли не с полувековым опозданием, а редкие и лучшие кадры собраны в футболе и хоккее. Так, гуляя по эфирам центральных каналов перед Олимпиадой и чемпионатом мира, я узнал, что медики и руководство РФС лично просили у нового руководство РУСАДА максимально быстро отыскать и ввести в систему АДАМС все пропавшие протоколы. И если бы не такая игра на опережение, то перспективы сборной России были бы сомнительными — речь действительно шла об отстранении.
Впрочем, главный врач футбольной сборной обладает лучшим оборудованием, глобальной поддержкой чиновников и зарабатывает примерно 500 тысяч рублей. И у него есть возможность сосредоточиться на своем деле. Как и за счет чего приходится выживать в других видах спорта — вопрос.

Коррупция

Вопрос этот в том, что ни один человек в результате сотен российских допинговых скандалов так и не был ни представлен стране, ни наказан. Одни дали грандиозному черному рынку индульгенцию на существование, а другие до сих пор так и не задумались о его закрытии.
И если сегодня жесткие для федераций действия РУСАДА с передачей всех проб ВАДА — не очередная уловка, а борьба, согласованная с государством и правоохранительными органами, то у нашего спорта действительно есть надежда на спасение. И использовать шанс намного важнее, чем прятаться от назойливых воплей Запада.
Россия сильна, она может выигрывать чисто и заслуживает, чтобы никакая земная тварь не имела права усомниться в наших победах.
Комментарии464
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео