Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Павличенко: на "Ямахе" разгонялся до 280 км/ч, на машине не так интересно

Российский саночник в интервью специальному корреспонденту РИА Новости оценил завершившийся международный сезон, рассказал о сложностях с инвентарем и любимых автомобилях.
Павличенко занял второе место на чемпионате мира-2021, стал чемпионом Европы в эстафете и завоевал два малых "Хрустальных глобуса" за третьи места в зачетах Кубка мира.
- Семен, как вы оцениваете завершившийся международный сезон - он получился для вас удачным или вы все же недовольны результатами?
- На чемпионате мира я выиграл серебряную медаль и считаю, что это довольно неплохой результат. Поэтому сезон для меня стал успешным.
- Почему я спросил об этом - вы ведь максималист по жизни и для вас существует только первое место?
- Понимаете, есть ведь много различных факторов. И когда ты над чем-то работаешь и что-то не получается, то что ты можешь с этим поделать? Только продолжать работать дальше. Да, я максималист и продолжаю работать дальше (с улыбкой). И те результаты, которые у нас были в этом сезоне - это не провал. Это еще один шаг вперед. Мы много работали и много чего пробовали, но немного допускали ошибки. У меня были некоторые проблемы с управлением инвентарем.
- Некоторые специалисты считают, что вас порой подводит то, что вы все стараетесь делать идеально. И трассу можно было бы пройти с меньшим риском.
- Знаете, в этом сезоне такого не было. Когда у меня отлично настроен инвентарь и я ощущаю уверенность в нем, я еду максимально обалденно. И стараюсь показать не только быстрые секунды, но еще и красивую езду. Чтобы и молодое поколение стремилось к хорошему управлению санями. С красивыми траекториями, которые могут дать отличный результат и больший отрыв.
В этом сезоне у меня было не все в порядке с инвентарем, сани были немного неадекватными. Они были очень быстрые, нереально быстрые. Я допускал серьезные ошибки в управлении, и мне в заездах приходилось удерживать сани.
- Придерживать?
- Я бился по бортам, понимаете? Я выхожу с виража, а сани не выходят, они едут дальше и сваливаются. Они едут не по той траектории, по которой я пытался их направить. И поэтому в этом сезоне не было такого, чтобы я ехал на грани риска. Я всегда был настороже, потому что мне приходилось бороться с управлением санями.
И сейчас я еду заранее в Сочи, чтобы выявить недочеты не в соревновательном режиме, а в спокойной обстановке. Чтобы успеть все хорошо проанализировать и понять. И чтобы сделать качественные изменения в управлении.
Не бывает одинакового инвентаря
- Вы за свою карьеру перепробовали, наверное, не один десяток саней. А действительно ли у каждого инвентаря есть свой характер?
- Я думаю, что так и есть. Потому что ты собираешь двое одинаковых саней по одной и той же конструкции, а потом не всегда можешь понять, почему одни получаются нереально мягкими на виражах, а на других тебя просто трясет. Они передают вибрацию с трассы на твое тело.
Сани собирает человек, а у него настроение бывает разное. С каким настроем ты подходишь к инвентарю, такая энергия в него и закладывается. Одно дело, когда ты подходишь к делу с хорошим настроением и совсем другое, когда на пути в мастерскую тебе его кто-то испортил. Или те же полозья варит какой-то другой человек - ты же не знаешь, с каким настроением он пришел на работу? Нюансов хватает.
- Семен, у вас столько всего связано с санями - вы ночами не просыпаетесь от того, что вроде бы летите по трассе по неверной траектории?
- Бывает, когда ты находишься на соревнованиях - тебе во сне кажется, что ты опаздываешь на старт или перевернулся на трассе. Лезет в голову какая-то ерунда, ты утром просыпаешься и думаешь - здорово, что это были не соревнования (с улыбкой).
- Саночники обычно любят высокую скорость. А сколько автомобилей вы уже поменяли?
- Первый автомобиль у меня был Subaru Legacy 1999 года выпуска. А потом был такой же автомобиль, но не универсал, а седан. Поменялся с человеком, потому что ему для работы нужен был универсал. Он спросил меня: "Не хочешь поменяться?". Я ответил: "Да давай" и мы ключами обменялись. Потом у меня не было машины, а был спортивный мотоцикл - Yamaha R-6. Затем была машина тестя – Ford Fusion. А в 2014 году я купил машину, о которой очень долго мечтал – Land Cruiser Prado, со 120-м кузовом. Я просто обожаю этот автомобиль. Я купил его практически на последние деньги. Благо, что автомобиль попался надежный.
Потом я начал зарабатывать побольше денег, но на свежий автомобиль еще не накопил. Это же санный спорт, мы сидим на зарплате, а никаких спонсорских денег нет. Несмотря на то, что мы достигаем таких высот. Я мечтаю о BMW Х5, но пока позволить себе ее не могу. И поэтому я сейчас езжу на Nissan Micra за 200 тысяч рублей.
У меня сестра очень сильно хотела себе автомобиль, я нашел и купил ей. А она сказала: "Я не буду ездить на механике". И там всего 80 лошадиных сил. А я ей говорю: "Езди, учись". И уже пошел третий год с того времени, она уже бы научилась ездить на механике, а она сама себе вынесла приговор - ездить на общественном транспорте.
И еще у меня есть Nissan Silvia, старая машина, 2001 года выпуска. И если, к примеру, в 2013 году ее можно было купить за 400 тысяч рублей, то сейчас она уже стоит под два миллиона рублей. Представляете, старая машина 2001 года? Потому что их осталось очень мало, а это легендарная японская машина. Я купил сейчас двигатель за 22 тысячи рублей, помощнее, и пытаюсь в нее воткнуть. Я приобрел ее в свое время за 400 тысяч рублей и сейчас радуюсь. Мне нравится ее форма кузова.
Я смотрю на нее и обожаю ее - какая же она классная и крутая. И мне даже нравится на нее смотреть, а не ездить на ней (с улыбкой).
- Навыки, которые вы приобрели в санном спорте, помогают вам на дороге?
- Видимо, сказываются и чувство скорости, и реакция. Потому что я смотрю на других водителей - его уже занесло на дороге, а он только начинает крутить рулем. И я такие вещи замечаю, у меня это уже на уровне рефлексов. Но при этом - если у тебя хорошая реакция, но ты не знаешь, куда крутить руль, то она тебе не нужна. И людям, конечно же, надо хоть немного интересоваться экстремальным вождением - тем более что это можно посмотреть в интернете. Но большинство людей просто не знают, куда крутить руль в той или иной непростой ситуации.
- Вы занимаетесь экстремальным видом спорта. Наверное, были моменты, когда вы хотели выжать из своей машины максимум? До какой скорости вы разгонялись?
- На машине - нет. А вот когда у меня был мотоцикл, я доходил до скорости 280 километров в час. И после того, как я на мотоцикле поездил на таких скоростях, то на машине это уже не так интересно (с улыбкой). Да у меня и времени на это нет, я ведь постоянно езжу с семьей (смеется).
Наездил не одну сотню километров
- Сколько вы уже наездили километров? Тысяч шестьдесят?
- Что вы! За всю жизнь? Я только сто тысяч намотал на первой своей машине. Потом на мы с женой накатали около шестидесяти тысяч, на "Прадике" мы уже наездили около ста тысяч. И еще на Micra. Я в Питер часто езжу, в Тюмень путешествовал. Это была самая дальняя моя поездка - из Москвы до Тюмени. На Nissan Micra, это просто обалденная машина. И она классная тем, что маленькая и в городе ее можно воткнуть куда угодно.
- Вы никогда не ставили себе задачу преодолеть дистанцию за определенное время, например, из Москвы в Санкт-Петербург?
- Нет. Это было только тогда, когда у меня была первая машина - Subaru. И я ездил из Братска в Иркутск, тогда была такая тема - доехать как можно быстрее. И стараешься успеть. А сейчас едешь по платной дороге, там можно ехать 130-150 километров в час, едешь спокойно и все. Дорога практически ровная, крутых поворотов почти нет, на встречной полосе никого нет, только фуры и обгоняешь. Самое главное - не заснуть на платной дороге, потому что когда едешь один, то начинаешь засыпать от скукоты (смеется).
- В Москве или Подмосковье вас за рулем не узнают?
- Да что вы. О нас почти никто же не говорит. К тому же мы ведь еще и в шлемах выступаем.
- Семен, если ли у вас ощущение, что в этом сезоне вы в чем-то добавили и можно оптимистично смотреть в следующий, который будет олимпийским?
- Да, конечно. Мы ведь с моим механиком и тренером и ошибки делаем. И важно, что мы это понимаем. В конце сезона мы все обговорили и, надеюсь, что в следующем мы уже не будем допускать ошибки. И мы преодолеем те трудности, которые у нас были. У нас порой расходились мнения - то он со мной не соглашался, то я с ним. Но теперь мы с ним уже разобрались. Будем работать.