Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Почему парное катание — самая интригующая дисциплина олимпийского сезона

Состязания пар в олимпийский сезон должны вызвать особый интерес у любителей фигурного катания. Чемпионка Игр в Пхёнчхане вернётся на лёд с новым партнёром, Ванесса Джеймс и впервые выступят вместе, а попробует себя в роли наставницы одного из ведущих российских дуэтов. Интригу будет подогревать и , которая решилась на смену амплуа, от чего в своё время отказалась .

В последних числах октября на этапе Гран-при в канадском Ванкувере ожидается весьма нетривиальный дебют: в турнире спортивных пар страну-хозяйку будут представлять Ванесса Джеймс и Эрик Рэдфорд. Фигуристы объединились в пару после того, как поняли, что продолжение карьеры с бывшими партнёрами (Морганом Сипре в первом случае и — во втором) не представляется возможным.

Видео дня

За две с половиной недели до того, как Международный союз конькобежцев опубликовал сетку участников Гран-при, спортивный мир ошеломила ещё одна новость из парного катания: о возобновлении собственной карьеры с никому не известным американским партнёром Томми-Джо Найманом объявила пятикратная чемпионка мира и обладательница олимпийского золота Пхёнчхана Алёна Савченко. Ну а если приплюсовать сюда не слишком давнее решение Этери Тутберидзе взять под своё крыло двукратных чемпионов Европы и , можно с уверенностью предположить: в мире спортивных пар намечается движуха, которой в этом виде фигурного катания не наблюдалось много лет.

Сумеет ли какая-либо из названных пар отодвинуть на вторые позиции подопечных , под руководством которой сейчас выступают действующие чемпионы мира и действующие чемпионы Европы ? На этот вопрос пока ответа нет, и сама Тамара Николаевна наверняка сделает всё от неё зависящее, чтобы этого не произошло. Но ясно одно: мировому парному катанию давно была необходима хорошая встряска. И оно её, похоже, получит в этом сезоне.

За год до Игр в Сочи известный канадский тренер Ришар Готье, у которого тогда катались в паре и ещё не были двукратными чемпионами мира Дюамель и Редфорд, объяснил, что для полноценного формирования дуэта необходимо три года.

«Когда, условно говоря, партнёрам нет нужды поворачивать голову в сторону друг друга, чтобы понять, где они находятся. Разумеется, речь идёт о спортсменах, которые уже умеют кататься и прыгать. Первый год обычно уходит на то, чтобы просто понять, способны ли люди кататься вместе. На второй начинаешь заниматься переходами, парными элементами, хотя и не очень сложными. А вот на третий идёт уже по-настоящему творческая работа, когда уже заранее знаешь, как быстро спортсмены сумеют сделать то, что ты им предлагаешь, как будут реагировать на замечания, как поведут себя в соревнованиях. Так, кстати, было у меня и с Сале и Пеллетье: парой они стали лишь на третий сезон...», — говорил Готье.

Те слова канадского тренера я вспомнила уже через год после Игр в Сочи, когда на грани завершения карьеры забалансировала главная героиня тех Игр Юлия Липницкая. Именно тогда олимпийский чемпион Овроде бы в шутку, но на самом деле вполне серьёзно предложил спортсменке и её новому окружению вариант — подумать о парном катании. Сейчас, разумеется, можно только предполагать, каких бы высот сумела достичь Юля, если бы предложение Васильева её заинтересовало. Но идея, способная стать грандиозным медийным проектом, ушла в песок, толком не родившись.

Не удивлюсь, кстати, если первой, кто начнёт воплощать принципы Готье в жизнь в массовом порядке, в России станет как раз Тутберидзе: на сегодняшний день она в своей школе располагает, пожалуй, наибольшим количеством хорошо подготовленных, но не слишком «ликвидных» одиночников, а для того, чтобы набить руку в новой для себя профессии, у неё есть Тарасова и Морозов.

С другой стороны, если это и произойдёт, то явно не сегодня. Нам же остаётся следить за реинкарнацией ветеранов и сожалеть, что в паре с Рэдфордом оказалась Ванесса, а не Алёна. Это было бы, во-первых, не менее красиво внешне, во-вторых, более кассово: всё-таки и Савченко, и Редфорд имеют в активе гораздо более богатый спортивный и медийный бэкграунд, нежели бывшая француженка.

Могло ли получиться иначе? На мой взгляд, да. Савченко, похоже, просто просчиталась: слишком была внутренне уверена в том, что в нужный момент щёлкнет пальцами и её олимпийский золотой партнёсо встанет рядом, чтобы штурмовать очередную олимпийскую вершину. Двух лет, по расчётам фигуристки, должно было оказаться достаточно, чтобы вернуться в прежние кондиции и на прежние места. Но Массо наотрез отказался от повторного эксперимента, и Алёна оказалась наедине с собственными амбициями в крайне сложной для себя ситуации. С одной стороны, её продолжало испепелять желание вернуться в прежнюю жизнь, с другой — выбор возможностей для этого оказался крайне ограничен: тот же Рэдфорд уже сделал свой выбор.

«Алёна — выдающаяся фигуристка, уникальная, других таких в парном катании просто нет, но давайте посмотрим на ситуацию с точки зрения шоу-бизнеса: самый ценный актив Алёны — это её титулы. История фигурного катания знает случаи, когда спортсменка, выступавшая в паре, становилась востребованной без партнёра. Так было в своё время с Катей Гордеевой, с канадкой Шэ-Линн Бурн, но Савченко — это иная история. Если в паре со звездой такого ранга появляется ноунейм, каким в мире фигурного катания является Найман, никакие титулы не помогут удержать интерес продюсеров на прежнем уровне. Продукт уже выгодно не продашь: нужно ждать, когда появятся первые результаты в плане запоминающихся программ, уникальных элементов или выигранных турниров, и только после этого коммерческая стоимость пары может начать расти. Произойдёт ли это сейчас? Сомневаюсь», — сказал известный менекарян после того, как олимпийская чемпионка объявила о своём решении вернуться в спорт.

Насколько успешным может оказаться совместный проект Джеймс и Рэдфорда, станет понятно в октябре, причём у канадцев на своём этапе Гран-при просматриваются реальные шансы побороться за призовую тройку: противостоять им в Ванкувере будут экс-чемпионы мира Суй Вэньцзинь и Хань Цун, а также крайне амбициозный российский чендыкин. А вот со всеми прочими можно разбираться без труда.

Сам по себе канадский этап Гран-при в определённой степени является иллюстрацией достаточно плачевного состояния нынешнего парного катания, не считая российской его части: среди участников турнира в Ванкувере значатся англичане Зои Джонс и Кристоф Бояджи: 41-летняя мать троих детей с партнёром, годящимся ей в сыновья. Медийная экзотичность пары, которую мир уже обсосал до мельчайших подробностей, никак не отменяет того факта, что Джонс и Бояджи были последними в короткой программе на мировом первенстве в Стокгольме, не прошли там квалификацию, и в рамках коммерческого Гран-при, подразумевающего участие элиты, их присутствие по определению выглядит нонсенсом.

Если пофантазировать и предположить, что среди участников Гран-при оказалась бы вице-чемпионка Игр в Пхёнчхане Евгения Медведева, осваивающая сейчас азы парного катанертом, с точки зрения спортивного результата это вызвало бы, полагаю, куда меньше вопросов. Да и сам результат наверняка оказался бы более высоким.

Правда, приходится констатировать, что двукратная чемпионка мира сильно упустила время, пытаясь поддерживать в себе иллюзию, что её эпоха одиночницы ещё не завершена. А ведь проект мог бы стать гораздо более интересным, нежели тот, что замутили Ванесса с Эриком и Алёна с безвестным американцем.