Ещё

Экономист вычислил причину неудач российского футбола 

Фото: Евгений Семенов
Вопрос, который никого не оставляет равнодушным: «В футбол вливается море денег, а результата нет. Почему?»
Журналисты не устают задавать его тренерам, футболистам, спортивным функционерам. Может быть, про деньги нужно спрашивать профессиональных экономистов?
Дмитрий Дагаев, доцент кафедры высшей математики НИУ ВШЭ, преподает экономику футбола. «МК» обратился к нему, чтоб узнать, как «поднять» наш футбол и можно ли вообще это сделать.
— В разных странах успешны разные виды спорта. Мы традиционно сильны в хоккее, фигурном катании, синхронном плавании. Но не в футболе. От каких факторов здесь зависят успехи? Возможно, у нас их просто нет?
— Факторы, которые влияют на успехи страны в футболе, условно делятся на макро— и микрофакторы.
Макрофакторы — это, например, макроэкономические показатели. Чем выше в стране ВВП на душу населения, тем выше возможности у спортсменов для тренировок, больше возможностей строить инфраструктуру, создавать детские школы — и тем лучше в итоге будет результат национальной сборной.
Численность населения: чем она выше, тем больше потенциальный пул талантов в сборную и тем лучше будет результат.
Климат: чем ближе среднегодовая температура в стране к «оптимальным» 14 градусам по Цельсию, тем результат тоже лучше. Слишком жаркая погода, равно как и холодная, оставляет меньше возможностей для полноценных тренировок.
Географические факторы: соседство с развитыми футбольными рынками также положительно сказывается на результатах.
Руководство страны теоретически может влиять на некоторые из макрофакторов. А руководство отдельно взятого футбольного клуба или сборной точно не может повлиять ни на один.
Но есть вторая группа факторов — микрофакторы, от которых тоже очень сильно зависят футбольные успехи. Вот они вполне поддаются управлению на уровне команды. Это, например, система тренировок, рацион питания, зарплата, тренерский состав, выбор стратегии на матч.
— С этими, как вы говорите, микрофакторами работа идет постоянно в любом клубе и любой команде — даже дворовой.
— Разница в том, что по некоторым направлениям у нас она зачастую ведется интуитивно, а успешные клубы мирового уровня нанимают профессионалов, заказывают серьезные исследования.
Приведу один пример. В каких случаях нужно, а в каких не нужно отправлять в отставку тренера? У нас это нередко определяется борьбой мнений, которые могут носить субъективный характер. Но сегодня экономисты научились достаточно точно численно оценивать долю вины тренера в неудачах команды. Вполне может быть, что причиной ряда поражений являются не неудачно выбранные тренером стратегии на матчи, а неудачное расписание, из-за которого команда играла с объективно более сильными соперниками.
В ведущих мировых клубах целые статистические отделы готовят аналитику о том, с кем будет играть команда и где слабые места соперника, кто будет судить игру и какой стиль работы у этого арбитра. Это позволяет оптимальным образом скорректировать стратегию на матч. Я уже не говорю о трансферной политике или определении потенциального уровня таланта того или иного игрока, про которого неизвестно, насколько он подойдет клубу. Этим тоже занимаются спортивные аналитики. Например, они могут построить модель, которая будет прогнозировать успехи того или иного футболиста.
Мода на спортивные исследования распространилась в мире довольно широко. Существуют специализированные спортивные исследовательские агентства, которые проводят сложные эмпирические и теоретические исследования. А в 2011 году на экраны вышел фильм Mobeyball («Человек, который изменил все») с Брэдом Питтом, в котором ученый-экономист помогает добиваться хороших спортивных результатов. Но понимание того, что с помощью точных исследований можно улучшать спортивные результаты, к нам еще не пришло.
— В поисках объяснений наших неудач в футболе люди часто вспоминают советские времена. Бытует мнение, что социалистическая система управления спортом работала лучше. Экономисты это подтверждают?
— В СССР была высокая степень ручного управления спортом. Не было частных клубов, но было больше возможности финансировать значимые с общественно-политической точки зрения виды спорта. Поэтому успехи в этих видах спорта могли быть выше. Но на индивидуальном уровне рыночная система создает больше стимулов, чтобы тренироваться, выкладываться, рисковать.
— Спортсмена много что стимулирует: деньги, слава, стремление быть первым…
— Экономисты исходят из того, что деньги хорошо подходят на роль показателя успеха.
Социалистическая система уравнивает спортсменов, все получают примерно одинаковую зарплату. Не так много зависит от того, какие результаты ты показываешь, и это подавляет стимулы больше трудиться. А в рыночной системе футболисту, чтобы высоко подняться и обеспечить нормальный заработок, нужно много пахать.
У подавляющего большинства наших футболистов, за исключением звезд, не такие большие зарплаты, как принято считать. В открытых источниках можно найти информацию о том, что в третьем по силе дивизионе средняя зарплата составляет около 50 тыс. руб. в месяц. Во втором дивизионе зарплата среднего футболиста 100–200 тыс. руб. в месяц. Это сопоставимо с тем, что получают работники банков, чиновники.
Существенно больше спортсмен получает, только если становится топ-игроком. Тогда за него будут бороться ведущие клубы, они будут платить ему конкурентную зарплату. Если молодой человек знает, что у него есть такой шанс, ему есть ради чего выкладываться. Именно в этом преимущество рыночной системы.
— Экономика нашей страны осуществила переход от социализма к капитализму. А наш футбол его осуществил? С точки зрения экономиста, у нас сейчас полностью рыночная система?
— У нас действуют законы рыночной системы, но остается определенное наследие плановой экономики. Специфика заключается в том, что существенной части клубов оказывает помощь государство. Клубы получают от него как средства, так и нематериальную поддержку. В западных странах владельцы клубов — это, как правило, частные лица и компании.
— Хорошо или плохо то, что государство оказывает клубам поддержку?
— Частное управление, предполагающее прямую заинтересованность владельца в результате, для большинства отраслей лучше, чем госуправление. При государственном управлении могут возникать мотивы, которые не связаны с получением максимума прибыли или достижением наилучшего результата. Предположим, в регионе есть не очень успешный футбольный клуб. Частный владелец мог бы предпочесть сменить весь менеджмент на более эффективный или вовсе его расформировать. А государство может решить, что закрывать клуб нельзя, потому что это может вызывать социальную напряженность в регионе. В результате государственные деньги будут продолжать тратиться неэффективно.
— Чтобы деньги в футболе работали эффективно, государство должно прекратить поддерживать клубы?
— Мы должны постепенно перейти к ситуации, когда клубами управляют негосударственные компании или частные лица. К сожалению, процесс трансформации идет медленно. Пока таких клубов в Российской футбольной премьер-лиге меньше половины, но именно они занимают места в верхней части турнирной таблицы.
— Личный интерес владельца клуба совпадает с тем, для чего клуб создан — побеждать. А когда клуб финансируется на госсредства, личный интерес тех, кто им управляет, совсем другой. Он в том, чтоб побольше присвоить денег, выделенных клубу.
— Если мы говорим о рыночной системе, то побеждать не единственная цель, которая может ставиться перед клубом. Другая важная цель — максимизировать прибыль. Прибыль спортивного клуба положительно связана с показываемым им спортивным результатом. Но все же это не всегда одно и то же.
— Можете назвать клубы, нацеленные в первую очередь на прибыль?
— Их много. Например, это большинство спортивных команд в США. В этой стране многие соревнования проводятся лигами, которые ориентированы на прибыль. Для решения этой задачи создаются специальные правила, регулирующие жизнь лиг. Например, многие американские спортивные лиги имеют фиксированный состав участников. Даже если команда-участник проводит неудачный сезон, она не может лишиться своего места. В такой ситуации инвесторы меньше опасаются вкладываться в клуб.
В европейских спортивных чемпионатах обычно действует другое правило. Если команда занимает последнее место, она понижается в классе, а на смену ей приходит команда, которая удачно выступила в низшем дивизионе. Такая разница объясняется тем, что американская система настроена на максимальную прибыль, заинтересованность вкладывать в клуб.
— В Европе из спорта тоже извлекается прибыль. Но интересы инвесторов являются второстепенными? Победы важнее?
— В европейских странах существует компромисс между двумя целями — максимизацией прибыли и выявлением сильнейшей команды. А исключительно на спортивную составляющую была ориентирована система соревнований в СССР.
За последнюю четверть века мы прошли трансформацию от заинтересованности исключительно в спортивном результате в сторону заинтересованности в том числе и в получении прибыли. Другое дело, что у нас пока мало клубов, которые могут получать положительную прибыль.
— На чем зарабатывают футбольные клубы?
— На рекламе, билетах, атрибутике. Одна из основных статей доходов — продажа прав на трансляции матчей команды. Футбольные клубы из Западной Европы получают на этом десятки и даже в отдельных случаях сотни миллионов евро в год.
— Все наши спортивные СМИ три четверти внимания посвящают футболу и только четверть — остальным видам спорта. Несмотря даже на то, что наша сборная очень серенькая, футбол у нас все равно самый-самый. Почему?
— Футбол — самый большой рынок. Поэтому к нему приковано пристальное внимание.
— А почему футбол — самый большой рынок?
— Потому что играть в него может практически любой желающий. Простые правила игры и минимум инвентаря делают барьер входа в футбол минимальным. Чтобы поиграть, например, в хоккей, нужен подходящий климат, построенные ледовые площадки, дорогая амуниция. А для футбола достаточно купить мяч, и всё! — можно выходить на травку и играть. Поэтому в футбол играет больше всего спортсменов, за ним следит больше всего болельщиков.
— Что вообще притягивает болельщиков? Какие они любят смотреть состязания?
— Фанат получает удовольствие в основном от боления за свою команду. А нейтральные болельщики любят смотреть, как соревнуются примерно равные по силе команды. Болельщик получает удовольствие от непредсказуемости результата.
— Все виды спорта непредсказуемые. Но одни виды смотрят, другие — нет. А раз их не смотрят — значит, нет смысла их инвестировать?
— Экономисты считают, что все виды рациональны. И если какой-то вид спорта стал самым популярным, то, очевидно, рекламодатель будет рассматривать возможность разместить рекламу на футболках игроков именно этого вида спорта. Да, футбол в целом является наиболее привлекательным видом спорта для инвестиций. Видимо, разрыв по объему привлеченных инвестиций между футболом и другими видами спорта в ближайшее время будет становиться все больше.
— Больной вопрос — зарплаты, которые получают наши футбольные звезды. Ведь они звезды только по нашим меркам. А настоящих звезд мирового уровня среди них нет. Тем не менее получают огромные деньги, и у российских болельщиков это вызывает такое же огромное раздражение. Люди говорят: они перекормлены, поэтому не могут эффективно играть. Им надо платить меньше — они станут быстрее бегать. Насколько обоснованы такие меры с точки зрения экономики спорта? Может, действительно стоит снижать нашим звездам зарплаты?
— Желание получать больше денег нормально. Каждый футболист находится на большом рынке, у него есть много альтернативных возможностей. При этом он стремится выбрать лучшую. Наличие альтернативных возможностей наделяет игрока переговорной силой, позволяющей требовать у своего работодателя большую зарплату. Но то же самое можно было бы сказать про каждого из нас. Никакой специфики футбола здесь нет.
Футболист получает ту зарплату, которую ему готовы платить клубы. И распоряжается заработанным так, как хочет, — это его право.
— В том числе устраивать загулы на каннском побережье, как наши знаменитости?
— Если это происходило не во время подготовки к матчу, то почему нет? Два человека потратили заработанные ими деньги, они имеют право распоряжаться ими, как хотят. Однако у нас в обществе этот поступок вызвал критику.
— Потому что, с точки зрения общества, они эти деньги не отработали. Не порадовали нас игрой. Продули чемпионат Европы, не смогли даже выйти из группы.
— Есть контракт, который игроки выполнили. Что делать с этими деньгами — исключительная прерогатива того, кто эти деньги заработал. Если тренера не устраивает качество их игры, он в следующий раз не вызовет их в сборную. Но этот вопрос относится к компетенции тренера.
Когда у нас сложится понимание этого, будет меньше давление на футболистов. Мы очень часто бросаемся в крайности. Когда сборная России показала прекрасный результат на чемпионате Европы‑2008, на улицы высыпали тысячи болельщиков и стали превозносить футболистов. Но уже через год те же самые люди принялись окунать их непонятно во что.
Спорт — это различные результаты. Они могут формироваться под воздействием разных факторов. Это и удача, и форма, и подготовка — все что угодно. Футбол — это работа, спортсмены выполняют свою работу. У нас у всех бывают хорошие дни и плохие, удачные проекты и провалы — и у них также. Гарантировать хороший результат невозможно.
— Но есть команды, которые стабильно хорошо играют. Иногда побеждают, иногда проигрывают, но в целом играют хорошо. А наши-то вообще никак.
— Невозможно гарантировать, что ты будешь забивать голы так же часто, как Лео Месси, даже если будешь много работать. Талант, конечно, играет большую роль.
— Про таланты отдельно. Что целесообразнее экономически: купить готовый спортивный талант или вырастить свой?
— Если цель — достигнуть хорошего результата в краткосрочной перспективе, то тогда можно покупать таланты или натурализовывать спортсменов. Если цель — получить долгосрочный результат, то должен быть другой подход. Для этого недостаточно купить нескольких звездных игроков или тренеров. Они могут только дать толчок: дети начнут приходить в спорт. Но дети будут расти в профессиональном плане, только если им создать условия для эффективного тренировочного процесса.
— Сформулируйте рецепт: что нужно сделать, чтоб мы вышли в футболе в мировые лидеры?
— Нужно сделать так, чтобы инвесторы не боялись надолго вкладывать деньги в футбольные клубы; чтоб у детей была возможность заниматься в спортшколах; чтобы болельщики не отказывались от посещения футбольных матчей из-за боязни, что на них упадет фаер.
Для всего этого нужно принимать совершенно конкретные решения. Экономисты могут подсказать эти решения. Но они не могут гарантировать, что для их реализации хватит политической воли.
Комментарии3
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео