Ещё

Легкая атлетика. Допинг-скандала в Иркутске, результаты, что случилось 

Фото: Чемпионат.com
10 дней прошло с момента публикации на «Чемпионате» материала о том, как более трех десятков легкоатлетов попали под подозрение, снявшись со старта чемпионата Сибирского федерального округа после приезда допинг-офицеров РУСАДА. В тот же день Всероссийская федерация легкой атлетики объявила о начале расследования случившегося в Иркутске — и вот, первые итоги этого расследования готовы. Важно отметить, что инициатором их публикации на «Чемпионате» стало руководство ВФЛА. Ниже — отчёт спортивного директора федерации Андрея Крупорушникова без купюр. В нём — потенциальные виновники случившегося: странные тренеры, неквалифицированные судьи, бедные регионы и жестокие морозы. Насколько разбирательство можно назвать исчерпывающим — предлагаем решать прочитавшим до конца.
«Успехи на региональных турнирах ценятся выше федеральных»
«Приезд РУСАДА в Иркутск не был случайностью, это реализация политики, которую мы целенаправленно проводим в последнее время. Всего два месяца назад у нас состоялась встреча с генеральным директором РУСАДА Юрием Ганусом и начальником отдела расследований РУСАДА Леонидом Ивановым. На ней мы попросили эту контролирующую организацию спуститься «вниз». То есть, в регионы, федеральные округи — на их первенства и чемпионаты, от взрослых до юношеских и юниорских. Если проблему первых номеров сборной мы целом решили (представители национальной команды давно не снимаются и не уклоняются от контроля), то здесь остаётся непаханое поле. За последние два с половиной года, когда РУСАДА не могло действовать в полную силу, на этом уровне не взято, по сути, ни одной пробы. При том, что с точки зрения зачетных очков и разного рода благ успехи на региональных турнирах ценятся на местах порой гораздо выше федеральных. Сами понимаете, какой соблазн возникает у тренеров и спортсменов. Поэтому визит РУСАДА в Иркутск далеко не первый и не единственный в этом ряду. Эту политику мы будем стараться продолжать».
«Тренер заявил себя сам и не успел к старту, готовя учеников»
«Теперь по случившемуся конкретно в Иркутске. Конечно, цифра в тридцать с чем-то снявшихся человек выглядит внушительно. Начали разбираться на уровне заявок на участие. На всероссийских соревнованиях с 1 января 2018 года в полном объеме работает так называемая ИАС (информационно-аналитическая система), которая максимально упрощает и стандартизирует процедуру заявок. В региональных соревнованиях ИАС нет, уровень организации иногда хромает, в секретариате люди работают либо на общественных началах, либо за символические деньги. Отсюда ошибки в протоколах и соблюдении процедурных требований. Вот вопиющий случай. Молодой тренер Иван Быков, Кемеровская область, 1991 года рождения. Закончил карьеру спортсмена в 2014-м, работает тренером — дословно цитирую свою служебную записку. Но вдруг решил выступить. Заявил себя сам, о чём представитель команды, по его словам, даже и не знал. Тут уже вопрос к секретарю: на каком основании вы приняли заявку? Когда начались соревнования, не вышел на старт, так как помогал своим ученикам и не успел к началу. Вопрос: как тренер, не будучи в заявке команды, попал в стартовый протокол, и был ли у него медицинский допуск? Из Кемерова ответа пока нет, ждем. Или ещё один казус. Бегун Андрей Попов, 1997 года рождения. Реально участвовал, занял третье место в беге на 3000 м. В протоколе был перепутан с другим Поповым — Александром из Томска (который, в свою очередь, действительно не приехал — и объяснения от его региона мы еще не получили)»
«Оставайся, дом топи»
«В Иркутске ситуация осложнялась тем, что подать заявку можно было без стартового взноса. В итоге некоторые представители региональных команд вносили фамилии, сами до конца не понимая — приедут их спортсмены или нет. Особенно если это такой большой регион, как, допустим, Красноярский край, где люди приезжали из четырёх разных мест. Вот конкретная ситуация — беру выдержки из своей служебной записки на имя президента ВФЛА Дмитрия Шляхтина. В команде Забайкальского края не стартовало семь человек из тех, кто был в стартовых протоколах. По некоторым из них непонятно, были ли они вообще командированы в Иркутск — ждем ответа из краевого Минспорта. Также уж нас есть информация, что поездка Забайкальского края была профинансирована менее чем наполовину: из заявки в 40 человек деньги выделили лишь на 15. Обычное дело, не хватает средств. То есть 25 человек, часть из которых была в стартовых протоколах, могли добраться только за свой счёт. И тут уж кто добрался — тот добрался. Один спортсмен рассказал: «У меня родители уехали, а в регионе стоят 40-градусные морозы. Они мне говорят: оставайся, дом топи, иначе всё здесь замёрзнет». Житейская история»
«Снятие во второй день выглядит нелогично»
«Подвела и не слишком высокая квалификация судейских бригад. Есть два понятия — DNS (не стартовал) и DNF (не финишировал). Отличается одной буквой, но разные по сути. В Иркутске было несколько случаев, когда люди вышли на старт, но не закончили дистанцию. А их записали, будто они вообще не выходили. Кто-то вышел на старт, подвернул ногу, пробежал по внутренней части, нарушил правила и не закончил дистанцию. А в протоколе он не стартовал. Другой бегун в технической заявке был внесён на дистанции 60 и 200 м, а бежал 200 и 400 м. И, получается, что на 60 м не вышел на старт. И еще несколько таких моментов, которые формально выставляют спортсменов не в лучшем свете: заявились, но будто бы не участвовали. При этом во второй день снималось гораздо больше атлетов, что нелогично, если исходить из версии о злом умысле: допинг-офицеры РУСАДА к этому моменту уже уехали. Все пробы были взяты в первый день».
«Если спортсмен говорит, что болен, врачи полагаются на его слова»
«Теперь самый важный момент, который вызывал многочисленные вопросы — те, кто приносил в секретариат справки о проблемах со здоровьем, на основании которых они не выходили на старт. Мы направили запрос в клинику «Здоровье», которая является государственным бюджетным учреждением. Были заданы следующие вопросы. Первый: действительно ли указанные два врача были назначены на эти соревнования. Подтвердили. Второй: подтвердите их квалификацию, есть ли у них сертификаты. Подтвердили, они квалифицированные врачи в области именно спортивной медицины.
Третий и главный: насколько сложные диагнозы, которые были поставлены спортсменам, можно было проверить? Нам объяснили: если спортсмен говорит, что у него надрыв или что-то ещё, врачи полагаются на его слова. Никто не может заставить спортсмена выступать. Особенно если тренер рядом стоит и подтверждает: да, на разминке травмировался. У медиков есть условно пять минут, чтобы принять какое-то решение. Хотя в Иркутске можно было увести спортсмена для более детального осмотра, поскольку ГБУ «Здоровье» находится в том же здании, где проходили соревнования».
«Иногда скандалы даже полезны»
«За эти дни были инициированы письма на губернаторов регионов, в местные прокуратуры, в местные федерации лёгкой атлетики и в лечебное учреждение, которое выдавало спортсменам справки. Все объяснительные документы, которые мы получили — это примерно 500 страниц — мы отправили в РУСАДА. По двум спортсменам, зная их тренеров, мы послали чёткий посыл нашему антидопинговому органу, что очень обеспокоены именно этими людьми и тренерскими группами. Надеюсь, сигнал будет принят.
Понятно, что проблема снятий и махинаций с заявками есть, отрицать ее бессмысленно. В этот раз она была несколько раздута, но иногда скандалы даже полезны. В прошлом году было как минимум два случая с подозрительными снятиями атлетов, и уже тогда ВФЛА попыталась что-то сделать. Сейчас, когда случился такой ажиотаж, предпринимать определенные действия с нашей стороны стало ещё проще».
«Коллеги, вы губите легкую атлетику»
«В заключении хочу публично обратиться к некоторым людям — хотя руководство ВФЛА во главе с президентом это уже не раз делало на совещаниях и конференциях. Видимо, не до всех дошло. Коллеги, пора задуматься. Вы губите легкую атлетику в России, вы убиваете наш спорт. Да, можно много и справедливо говорить о том, что нынешняя система нашего спорта не совсем эффективна и имеет свои недостатки. Но учитывая внимание со стороны руководства страны, у нас по-прежнему есть большие ресурсы для успешного развития. И вот эта система вашими усилиями может быть окончательна разрушена. Финансирование и поддержка может сократиться в ближайшее время в разы — и это будет справедливо, учитывая уровень отдачи. Мы, люди спорта, убьем сами себя. Давайте подумаем об этом».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео