Ещё

Le Monde (Франция): Французский врач на тайной службе у российского спорта 

Le Monde (Франция): Французский врач на тайной службе у российского спорта
Фото: ИноСМИ
«Ценность человека заключается в его способности отдавать, а не получать». Среди тысяч цитат (Albert Einstein) (Patrick Schamasch) выбрал именно эту как подпись в своей электронной почте. Странный выбор, учитывая, что 71-летний французский врач немало получил за последние годы. И что же отдал взамен этот человек, который вот уже три десятилетия играет ключевую роль в мире спорта? С 1986 по 2012 год он «служил олимпийскому движению», как говорят в Международном олимпийском комитете, и в частности занимал там пост медицинского директора (1993-2012). Его задачей была борьба с допингом на Олимпийских играх. 6 лет назад он доработал до максимально допустимого возраста и ушел с должности. Он мог бы забыть о допинге и вернуться в клинику в Мерибель, но возможности были слишком хорошими: как было не воспользоваться накопленными связями и влиянием? С риском для репутации он решил наладить связи (не безвозмездно) с одной из самых влиятельных и самых скандальных стран в мире спорта: Россией.
На фоне своих коллег в МОК и  Патрик Шамаш выделялся в первую очередь неповторимым стилем: затемненные очки, клетчатый джентльменский костюм, шляпа-котелок или берет. Привлекала внимание и его голова: лысина спереди, длинные кудри сзади. Резюме тоже впечатляет. Родился в хорошей семье в Булонь-Бийанкур, учился в Эльзаской школе в Париже. Сегодня — уважаемый 70-летний гражданин, любитель тенниса и гольфа. Его красивые истории и безупречное владение английским (наследие отца-британца) позволили ему оставить след в олимпийском движении. «Довольно забавный и живописный тип, — говорит президент Немецкой федерации тяжелой атлетики (Christian Baumgartner), которому часто доводилось видеть того в международной федерации этого спорта. — Он любит говорить о своих друзьях, рассказывать истории с участием важных людей. У него большие связи. Он зачастую слишком политкорректен перед людьми, у которых есть власть, но в противном случае он столько бы не продержался в МОК».
Патрик Шамаш неуловим. Он постоянно находится в разъездах между Парижем, Мерибель и Лозанной в связи со своими обязанностями главы антидопинговой комиссии Международной федерации тяжелой атлетики и медицинского директора Международной федерации гольфа. Он присутствует на всех собраниях и всех соревнованиях. Когда мы пытались связаться с ним в начале сентября при подготовке этой статьи, он находился на турнире по гольфу. По его словам, до октября он не освободится. Отправленные по электронной почте вопросы остались без ответа.
Обходительность и оппортунизм
Компетентность, обходительно и оппортунизм позволили ему попасть из Савойи в Лозанну, в штаб-квартиру МОК. «Я занялся этой темой примерно в 1982 году», — говорил он в 2013 году на слушаниях в следственной комиссии Сената по допингу. Врачу и заместителю мэра Мерибель поручили подготовку медицинской части заявки Альбервиля на проведение зимней Олимпиады 1992 года. Десять лет спустя он оказался на посту медицинского директора МОК. То есть, в некотором роде стал главным врачом в мировом спорте. В этой должности он пробыл до конца 2012 года, когда ему удалось начать третью прибыльную карьеру.
«Мне он очень нравится, и у него выдающаяся трудоспособность, — отмечает источник из антидопинговой сферы. — Тем не менее он берется сразу за много дел, и некоторые из них выглядят сомнительными». Действительно, его жизнь после МОК интригует. Она не ограничивается федерациями гольфа и тяжелой атлетики. Так, Патрик Шамаш, не привлекая внимания, работал на Международную ассоциацию легкоатлетических федераций (ИААФ) и Российское антидопинговое агентство, которое было на время исключено из ВАДА. Эту деятельность он не упоминал в беседах, в том числе во время слушаний под присягой в Сенате. Как бы то ни было, собранные «Монд» договоры, электронная переписка и свидетельства говорят о том, что он поставил себя в сомнительное положение.
По завершении работы в МОК человек, который на протяжение двух десятилетий обеспечивал честность Олимпийских игр, сразу же стал консультировать две самые скандальные федерации (легкой и тяжелой атлетики), а также Россию, проводившую крупнейшую допинговую программу со времен Восточной Германии. Быть может, он наивно полагал, что сумеет изменить их подход?
В тот момент легкая и тяжелая атлетика, а также российский спорт переживали большие потрясения. Между Россией и ИААФ существовал настоящий «коррупционный пакт» по сокрытию принятия допинга спортсменами. В частности это касалось двух человек, с которыми у Патрика Шамаша были тесные связи: президента ИААФ Ламина Диака (Lamine Diack) и главы Всероссийской федерации легкой атлетики . Что касается тяжелой атлетики, ее ждала целая волна позитивных анализов: после ретроактивных проверок образцов с Олимпийских игр 2008 и 2012 года медалей были лишены десятки спортсменов, в том числе немало россиян.
«Он ничего не решает»
Не продал ли Шамаш обещания все уладить федерациям, над имиджем которых нависла угроза? Такое предположение высказал бывший директор московской лаборатории . Разоблачения этого бежавшего в США человека позволили снять завесу с государственного допинга в России. В составленной в январе 2015 года записке, которая оказалась в руках следственной комиссии ВАДА, он утверждает, что доктор Патрик Шамаш пообещает решить проблемы, но ничего не решает. По словам Родченкова, тот ловко играет с Балахничевым и обещает уладить все проблемы с МОК, ВАДА и ИААФ, хотя еще давно он потерял свое положение. В опубликованном немецким телевидении свидетельстве Родченкова, он уточняет, что доктор Шамаш обещал Мутко, Нагорных и Желановой облегчить подготовку Олимпиады в Сочи, договориться с МОК и ВАДА и наладить отношения с ИААФ после Олимпиады в Лондоне.
Григорий Родченков хорошо информирован: Патрик Шамаш был связан с ИААФ по договору с 1 января 2013 года по 31 августа 2015 года, то есть до окончания президентского срока Ламина Диака. Как следует из этого документа, с которым удалось ознакомиться «Монд», французский врач получал 5 000 долларов в месяц (по решению одного лишь президента федерации) за «отслеживание дел по борьбе с допингом», в частности в Эфиопии, Кении, Марокко и России. Как бы то ни было, не существует ни одного конкретного следа этой работы, которая должна была принести ему в общей сложности более 200 000 евро (их перечислили на счет в банке UBS в Лозанне). Как заявил французским следователям глава антидопингового управления ИААФ (Thomas Capdevielle), речь шла о «фиктивной занятости». Габриэль Долле (Gabriel Dollé) и Пьер-Ив Гарнье (Pierre-Yves Garnier), его тогдашние коллеги, тоже не понимали суть работы Шамаша.
Переписка Патрика Шамаша с Ламином Диаком указывает на то, что его главной задачей было поддерживать связи с российской легкоатлетической федерацией при посредничестве сына президента ИААФ. Почему? Сын Диака никак не занимался допингом, однако его подозревают в том, что он играл центральную роль в коррупционном пакте. После того как на его имя был выписан международный ордер на арест, он не выезжает из родного Сенегала.
Голос России
В переписке Парика Шамаша с руководством ИААФ упоминается с мая 2014 года проведение «семинара» в России при участии сына Диака и главы Всероссийской федерации легкой атлетики. Позднее планы резко меняются. «На прошлой неделе я узнал, что проект задвинут в долгий ящик из-за разногласий между ИААФ и Валентином [Балахничевым]», — писал Патрик Шамаш Ламину Диаку 21 мая 2014 года. «Как ты просил, я остановил отношения с Россией», — сказал он тогда Габриэлю Долле, занимавшемуся борьбой с допингом в ИААФ. В тот момент система начала рушиться из-за антидопинговой деятельности ИААФ и угроз российской спортсменки . После отстранения та была готова обо всем рассказать ВАДА. Мог ли Шамаш не знать причин столь резкого ухудшения отношений двух участников коррупционного пакта? В любом случае, занимавший пост директора ВАДА до 2016 года (David Howman) уверяет, что ему ничего не сообщали: «Он, без сомнения, поставил себя в непростое положение».
В тот момент, когда Патрик Шамаш пытался смазать шестеренки отношений ИААФ и России, он также получал от российских властей оклад как консультант по сохранению аккредитации московской антидопинговой лаборатории. Это утверждение Родченкова подтвердили «Монд» два близких к следствию источника. Страна тогда находилась под давлением ВАДА, и ей было необходимо сохранить аккредитацию лаборатории и, следовательно, контроль над взятием образцов на Олимпиаде в Сочи: так она могла подделать анализы российских спортсменов. Зарплата и срок работы Шамаша неизвестны, как и то, был ли он в курсе истинных практик московской лаборатории. В любом случае, конфликт интересов между его должностями представляется совершенно очевидным. К тому же в 2015 году имя французского врача появилось в списке тех, кто получили средства от Федерации конькобежного спорта России: он числился в нем как «аналитик» сборной. Если, конечно, Патрик Шамаш внезапно не стал экспертом по ледовым забегам, можно предположить, что так российское вознаградило его за какую-то пока что неизвестную помощь.
В свете всей этой деятельности, мог ли он объективно руководить антидопинговым департаментом Международной федерации тяжелой атлетики, где долгое время выступал против коллективной дисквалификации отметившихся большим числом нарушений стран, в том числе России? Как бы то ни было, после этого периода (2013-2015), когда хорошие отношения с российскими властями принесли ему немало денег, француз стал одним из излюбленных защитников национального спорта у российских СМИ. «Мы наблюдаем настоящий самосуд. Нельзя выдвигать такие обвинения против страны, не имея на руках доказательств», — заявил он каналу «Матч ТВ» в июле 2016 года после появления очередного обвинительного доклада. Как бы то ни было, в непоследовательности его не обвинить: он придерживался такого же курса в общении с западными СМИ и уверял их, что отныне борьба с допингом в России идет эффективно. Видимо, ценность человека, действительно, в том, чтобы «отдавать».
Лучшие моменты Премьер-лиги