Законный шпионаж «Рено»: как французы увели все секреты соперников 

Фото: Renault Sport

Пока большинство болельщиков следит за сражением Льюиса Хэмилтона и Себастьяна Феттеля, двух самых титулованных гонщиков современности, за кулисами Формулы-1 назревает грандиозный скандал, который грозит поставить под сомнение всю нынешнюю систему регулирования спорта и технического регламента. А всё потому что «Рено» втайне от соперников увёл из аппарата Международной автомобильной федерации технического делегата Марцина Будковского. Его называют самым полезным человеком в паддоке и хранителем всех секретов команд чемпионата.

Как же так получилось, что специалист, посвящённый во все тайны инженеров, оказался в распоряжении одной из команд и каковы будут последствия агрессивной политики Сириля Абитебуля и вверенного ему «Рено»?

«Рено» против всех

Конфликт вокруг Будковского начался в конце сентября, когда ФИА выпустила пресс-коммюнике о том, что тот покидает пост технического делегата федерации, а его обязанности возвращаются к гоночному директору Формулы-1 Чарли Уайтингу. Эта отставка выглядела необычно: поляку прочили большое будущее и называли будущим преемником Уайтинга или Джо Бауэра, технического комиссара ФИА и одного из самых уважаемых людей в паддоке. Тем не менее поначалу ажиотажа вокруг персоны Будковского не было. А за несколько дней до Гран-при Малайзии командам стало известно, что Будковски не просто уходит из ФИА, а переходит в «Рено», где займёт один из руководящих постов. В Куала-Лумпуре Стратегическая группа Формулы-1 собралась на экстренное заседание. Участники чемпионата доверяли Будковскому свои секретные разработки и консультировались с ним по поводу позиции ФИА относительно легальности тех или иных элементов. Таким образом, Будковски не только в курсе особенностей всех машин пелотона, но также неплохо осведомлён о разработках к сезону-2018. И весь этот багаж знаний вместе с Марцином теперь отправляется в Энстоун.

«Это просто неприемлемо, — выразил общее мнение руководитель «Ред Булл» Кристиан Хорнер. — Будковски занимал невероятно привилегированную позицию, плотно работал со специалистами аэродинамических труб, был посвящён в самые засекреченные детали машин следующего года. Буквально две недели назад мы обсуждали с ним подвеску нашего болида. Людям, занимающим подобные посты, оказано огромное доверие. Если переход состоится, мы этого так не оставим». Мнение Хорнера особенно показательно, учитывая, что «Ред Булл» в следующем году продолжит работать с «Рено» и усиление французов может сыграть австрийцам на руку. Однако сам по себе прецедент перехода столь высокопоставленного сотрудника ФИА с доступом к конфиденциальной информации вызвал у команд резкий протест. Что, впрочем, совсем неудивительно: предполагалось, что федерация обеспечит сохранность конфиденциальных данных собственными внутренними процедурами, но на деле чиновники оказались совершенно бессильны. Представителей «Рено» на заседании не было — французы не входят в Стратегическую группу. Но в «Рено» не стали отпираться, Сириль Абитебуль вскоре заявил, что его команда всегда боролась исключительно честно и в рамках правил, но обязана использовать агрессивный подход, чтобы оставаться конкурентоспособной. Уже в Сузуке, в дни Гран-при Японии, «Рено» подтвердил официально: Марцин Будковски займёт пост исполнительного директора команды.

Кто такой Марцин Будковски

Марцин Будковски появился в Формуле-1 более 15 лет назад. Свою карьеру поляк начал в отделе аэродинамики «Проста» в 2001-м, а уже в следующем году перебрался в «Феррари». В Маранелло он поначалу трудился в отделе вычислительной гидродинамики, а до 2007-го работал в аэродинамической трубе. В 2008-м Будковски перешёл в «Макларен», где дослужился до главы отдела аэродинамики. Уокинг Будковски покинул в 2014-м в ходе масштабной перестройки команды в преддверии партнёрства с «Хондой». Должность Марцина в «Макларене» перешла к Питеру Продрому, выходцу из «школы Эдриана Ньюи» в «Ред Булл», а Будковски устроился на работу в ФИА.

В паддоке Будковски заслужил репутацию квалифицированного специалиста и в качестве спортивного и технического координатора ФИА быстро завоевал доверие команд. Его называли будущим преемником Уайтинга и Бауэра, людей, пользующихся в «Больших призах» непререкаемым авторитетом. По ходу заезда пилоты могут материться в адрес кого угодно, но каждое неловкое слово в адрес Уайтинга — даже если оно произнесено четырёхкратным чемпионом мира — будет серьёзно изучено. Если Уайтинг принял решение, с ним больше не спорят.

Три года в ФИА прошли неплохо, а в феврале 2017-го Будковски назначили техническим делегатом федерации, обязанности которого прежде выполнял Уайтинг. Теперь Марцин от имени ФИА мог консультировать команды по поводу технического регламента и разъяснять позицию федерации по поводу тех или иных ноу-хау. Он был тем человеком, к которому в пограничных ситуациях инженеры обращаются в первую очередь. Будковски полностью видел процесс обновления машин текущего сезона и с самого начала наблюдал за разработкой болидов сезона-2018. По общей совокупности всех данных информация, которой владеет Марцин, даже ценнее украденных чертежей, стоивших «Макларену» Кубка конструкторов в 2007 году.

Когда федерация не у дел

Основная претензия команд к переходу Будковского в «Рено» — слишком короткий отпуск. Обычно специалисты такого уровня при смене работы уходят в отпуск на год. За этот период конфиденциальная информация порядком устаревает и становится куда менее актуальной. Тем не менее в случае с Будковским обязательный отпуск, который он должен отбыть, ограничен тремя месяцами — таковы ограничения швейцарского законодательства. Это значит, что Марцин Будковски имеет полное право стать сотрудником «Рено» уже 1 января 2018 года. Команды повлиять на этот переход уже никак не могут, нет рычага давления и у ФИА, стороны могут лишь добровольно прийти к тому или иному соглашению. В официальном пресс-релизе по поводу назначения Будковского исполнительным директором команды нет даты вступления специалиста в должность, однако Абитебуль заявил, что в «Рено» готовы выслушать оппонентов и продлить отпуск новичка ещё на три месяца.

«С точки зрения контрактных обязательств Будковски свободен уже с начала следующего года, — говорит Абитебуль. — Но мы провели ряд конструктивных бесед с ФИА. Я думаю, мы близки к тому, чтобы достичь соглашения о дате начала его работы, которая была бы удобна для всех сторон». «Дело не в самом Марцине и не только в обязательном отпуске. Думаю, „Рено“ тоже не понравилось бы, найди они в других машинах свои разработки, — отвечает Абитебулю Хорнер. — Лично я считаю, что это неправильно, когда столь высокопоставленный сотрудник ФИА всего через три месяца может перейти на работу в команду Формулы-1. На следующем собрании Стратегической группы это будет одной из главных тем».

Помешать «Рено» и Будковски Стратегическая группа не в состоянии, она может лишь выработать рекомендации, чтобы исключить подобные ситуации в будущем. Переезд Марцина в Энстоун — дело решённое. И вряд ли он положительно скажется на Формуле-1. Агрессивный «хантинг» «Рено» компрометирует весь аппарат федерации, и Хорнер прав в своих претензиях. Отношения команд и ФИА строились в первую очередь на доверии, но сейчас оно полностью разрушено. Дело даже не только в переходе Будковского, но ещё и в том, что федерация тоже оказалась совершенно беспомощной и никак не смогла защитить команды. Конфликт вокруг Будковского демонстрирует, что Формуле-1 необходимо пересмотреть систему взаимоотношений конструкторов чемпионата и технических комиссаров, имеющих эксклюзивный доступ туда, куда запрещён доступ любым посторонним людям. Приобретая «Большие призы», Liberty Media наверняка не рассчитывала вникать в подобные тонкости, именно для этого на должность спортивного директора американцы пригласили Росса Брауна. И тем более удивительно, что ни Браун, ни тем более президент ФИА Жан Тодт никак не прокомментировали происходящее.

 Ещё 1 источник 
Читайте также
Видео
Больше видео