Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Култхард и Хорнер вспоминают, как всё начиналось…

Минувший Гран При Турции стал 300-й гонкой в истории команды Red Bull Racing, после чего руководитель команды и , первый гонщик, подписавший с ней контракт, поговорили о том, с чего в своё время начинался этот проект. Вот несколько фрагментов из их диалога, состоявшегося в рамках подкаста Talking Bull. Кристиан Хорнер: Мы тогда не ставили перед собой конкретных целей, лишь хотели стать максимально конкурентоспособной командой, насколько это было возможно, и добиться этого в максимально короткие сроки. , владелец компании Red Bull, страстно любит спорт, он оказывал финансовую поддержку разным командам, одно время был акционером Sauber, но теперь впервые решил приобрести собственную команду. Он поставил задачу так: взять на вооружение философию Red Bull, не бояться нарушать привычные подходы, всё делать по-своему и постараться получить удовольствие в процессе работы. Вот так всё начиналось. Помню, что у нас сразу сложилась особая репутация: у нас в гараже всё время громко играла музыка, в моторхоуме происходили различные события и царила атмосфера веселья. Всем хотелось попасть на вечеринку Red Bull! Но за кулисами шла напряжённая работа, мы были полны решимости создать самую лучшую команду, какую только могли, а это прежде всего связано с людьми. Надо было найти нужных специалистов, и в те первые годы, когда шло становление Red Bull Racing, опыт Дэвида Култхарда был просто бесценен. Конечно, также ключевой фигурой стал , но было и много других людей, в том числе тех, с которыми Дэвиду довелось работать раньше. Успешное будущее закладывалось именно тогда. Дэвид Култхард: Думаю, к Эдриану в разное время обращались все команды Формулы 1, у него была завидная история успеха. И однажды Кристиан мне сказал: «А что ты скажешь по поводу Эдриана?» Помню, я тогда подумал, что всё это потребует очень долгого времени, но Кристиан предложил пригласить его на ужин, чтобы пообщаться и понять, сможем ли мы поладить. Всё было именно так, довольно просто, потому что самое главное, что предстояло сделать – это наладить отношения между людьми. Кристиан и Эдриан познакомились, и всё начало происходить довольно быстро. Кристиан Хорнер: Понятно, что Дэвид пилотировал машины, созданные Эдрианом, когда выступал за Williams и McLaren, поэтому прекрасно его знал. И он предложил пригласить Ньюи с супругой на ужин – давайте смотреть правде в глаза: именно жёны принимают все самые важные решения. В общем, мы всё это организовали в лондонском ресторане Bluebird, и так всё началось. Дэвид болтал с супругой Ньюи обо всём на свете, это позволило мне спокойно поговорить с Эдрианом. Выяснилось, что мы родом примерно из одних и тех же мест Англии, и наши школы были совсем рядом. Оказалось, что у нас много общего! Похоже, что ему наш разговор понравился, тем более, по-моему, в McLaren ему было уже несколько тесновато. Наша команда была полна энтузиазма и энергии, мы ставили перед собой амбициозные цели, хотя и не знали, каким образом их добиться. Но за нами был Дитрих Матешиц и бренд Red Bull – всё это произвело на Эдриана благоприятное впечатление. После этого мы тайно слетали на встречу с Матешицем, ведь у Ньюи в то время ещё был контракт с McLaren. Точнее, предполагалось, что это будет тайно, но как только Дэвид вышел из самолёта в Австрии, его сразу кто-то узнал, и наверняка обо всём доложили. Но встреча с Дитрихом состоялась, он рассказал о своих мечтах, связанных с новой командой, и Эдриану всё это понравилось. Но когда мы узнали, сколько ему платят в McLaren, мы были готовы сразу отправить его назад, в Англию! (смеётся) Но Дитрих сказал, что команде нужен именно Ньюи, а остальное уже история