Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

IN MEMORIAM. Ячменевое зерно дало свои плоды

Город простился с Леонидом Ячменевым — баскетбольным тренером, который вывел команду Новосибирска в чемпионы Советского Союза.

IN MEMORIAM. Ячменевое зерно дало свои плоды
Фото: Новая СибирьНовая Сибирь

Видео дня

У меня в кабинете есть фотография: в окружении звездного состава его команды, на арене дворца спорта «Сибирь» Леонид Ячменев запечатлен в не самый лучший, но очень знаковый момент своей жизни.

Тогда, в 1985-м, новосибирскоо», победиКА в Москве в финале чемпионата СССР, вернулось в город на белом коне. Чтобы получить золото, оставалось выиграть хотя бы одну из двух домашних встреч c командой центрального спортклуба армии.

Мы потом говорили с ним об этом: нельзя было уходить из зала «Динамо». Но у всех была эйфория, головокружение от близости победы, и он, гениальный тренер, досконально знавший свою профессию, тоже притупил бдительность.

Вопрос решался на уровне обкома партии. «Динамо» мог принять 800 человек, «Сибирь» — 8000, если помимо трибун занять еще и часть поля.

К тому моменту его девчонки уже показали игру на всесоюзном уровне, в 1983 и 1984-м завоевали бронзу чемпионата: за несколько лет Ячменев сделал мощную команду, достойную собственного современного зала. Но его в Новосибирске нет до сих пор, а тогда было решено показать триумф областного баскетбола большому количеству людей.

В спешном порядке сделали на ледовой арене настил. Команда успела провести на нем всего одну тренировку. Этого было недостаточно, чтобы спортсмены почувствовали зал и большое пространство.

Я видел: девчонки выходили с дрожащими руками. И они проиграли обе игры. В Новосибирске осталось серебро, золото уехало в Москву.

Годом раньше, в честь первых новосибирских бронзовых медалей чемпионатаий Солодкин посвятил Леше и его команде такие строчки:

Хвалебных слов полным-полно. Звучат на все лады. Что ж, ячменевое зерно Дало свои плоды.

Немало вложено труда И тренерской души. Девчата, милые, всегда Вы дивно хороши.

Сегодня сделал все, что мог, А завтра — новый день. И бронза — это не итог, А первая ступень.

Еще быстрее, четче пас, Точнее по кольцу, Хоть рады бронзе мы сейчас, Но больше, уверяю вас, Вам золото к лицу.

Через сезон после того, как были написаны эти строки, новосибирская женская баскетбольная команда «Динамо» стала чемпионом СССР.

Всего несколько лет назад Ячменев приехал в Новосибирск, имея за плечами только опыт работы в детском баскетболе. Прежних Приматов, после очередного конфликта уехал не попрощавшись. Мне как президенту Федерации баскетбола позвонил председатель областного комитета по физкультуре и спорту Александр Николаевич Посаженников и сказал: вам решать, надо кого-то на команду ставить.

А я до этого судил финал первенства России среди школьников в Ростове и там познакомился с Ячменевым. У него была удивительная школьная команда из Омска — призер первенства России. И я предложил его кандидатуру. Меня в целом поддержали, но многие были против: все-таки он детский тренер, без опыта работы со взрослой командой.

Он приехал не один — привез сразу четверых девочек: Тамару Кирбину, Любу Неупокоеву, Ольгу Чигишеву и Люсю Шипилину. Вскоре под Ячменева начали передавать своих воспитанниц тренеры из других городов — Ангарска, Иркутска, Красноярска, Пятигорска, Ростова.

Его с семьей поселили на чердаке в «Динамо». Это было даже не общежитие, а маленькая комнатка в полумансарде, удобства где-то внизу — общая душевая, общий туалет. У Леши со Светой двое ребятишек — Саша и Дима.

В итоге мы с ними жили одной семьей. Все выходные вообще проводили вместе в моей однокомнатной квартире на Никитина, где они могли помыть ребятишек. У нас двое — у них двое.

На прощании с Лешей я вспоминал, как однажды пришел к ним на чердачок, а Света чемодан пакует: уезжать собралась. «А что здесь делать? Там у нас квартира, а здесь...» — «Света, — говорю, — ну потерпи. Будет успех, будет результат, медали, кубки, квартиры, машины»…

Я как в воду глядел — так все и вышло. Первую квартиру он получил на Московской, а мы рядом — на Ленинградской. И опять все праздники вместе. Счастливое было время!

Он работал как вол. Недоверие к нему прошло после того, как его девочки заявили о себе на чемпионатах России и Советского Союза, их стали приглашать в сборную. Большой баскетбол впервые пришел в Новосибирск, его любили, поддерживали. Почитателем команды, например, был начальник управления торговли горисполкома Александр Яковлевич Толоконский. А это тогда многого стоило.

Ячменев был богом на спортплощадке, вторым отцом для спортсменов, но совсем непростым в жизни. В общем, потом наступил период, когда мы несколько лет даже не разговаривали.

Но пришел 1990-й. Страна менялась, спорт остановился, баскетбольная команда развалилась. Я работал заместителем начальника управления хлебопекарной промышленности, и однажды Леша появился в моем кабинете. Он пришел просить меня вернуться в баскетбол, помочь возродить команду.

Он просто сказал: «Алька, ну давай ко мне. Я уже с Индинком переговорил. Мне надо помочь, мне надо самому подняться и команду поднять».

Сегодня мне сложно объяснить, почему я из кабинета на Горького, с должности с персональной машиной и всеми благами, ушел в «Динамо». В подвал, где крысы и черт знает что — просто я знал, что в клубе сильнейший тренерский состав, видел эту ячменевскую хитрую улыбку, его харизму и настрой на победу.

Так я создал первый профессиональный баскетбольный клуб, которому сам и название придумал — «Сибинтербаскет». Государственному спорту тогда жить было не на что, команда погибала. А у меня были сильные связи с Китаем, с Харбином. Я вообще до этой встречи с Ячменевым должен был туда уехать жить и работать, строить хлебозавод. Но в итоге весь бизнес и средства, переведенные в Китай, развернул на поддержку баскетбола. Нам даже удалось завезти в Новосибирск пять вагонов мячей. У нас их потом покупали баскетболисты со всей страны.

Увы, второй раз такой же звездной команды Леониду Ячменеву создать не удалось. Мы потом снова несколько лет не виделись и не разговаривали, а мужской и женский баскетбол в Новосибирске разошлись по разным клубам.

А потом сильно поменялись времена. Я стал начальником управления спорта. Он, к тому моменту уже заслуженный тренер СССР и России, востребованный и авторитетный эксперт, все же мечтал о возрождении команды, о новом золоте. И рассчитывал на мою поддержку. Возможности у меня были, конечно. Но я был «министр всего спорта», меня и так постоянно ревновали к баскетболу, ждали, что начну выделять его из всех других видов, помогать ему особо. Этого я позволить не мог, хотя и по-прежнему не пропускал ни одной игры.

А потом я увидел в нем несколько другого Ячменева. Он остался почетным президентом клуба «Динамо», грамотным, досконально разбирающимся специалистом, но было видно, что игра его уже так не трогает, как раньше. Может быть, причиной тому были его тяжелые болезни? Может быть, он сгорел, как метеор?!

Великие люди (а Ячменев, без сомнения, — великий!) — это метеоры, сами себя сжигающие, чтобы осветить Мир! Конечно, он горел и сгорел на своей нелегкой, но благородной работе.

Он оставил яркий след в спортивной жизни Новосибирска, России и Советского Союза! Он — в сердцах своей семьи, друзей и многочисленных воспитанников! От «зерен» Ячменева пошли побеги, и бесконечно дереву расти!

С его уходом ушла часть и моей жизни, самый интересный и плодотворный отрезок. Эти 45 лет осознанной жизни, которую мы прожили, оставшись людьми, сохранив возможность прямо смотреть людям в глаза и добрые отношения между собой.

И это, наверное, так же важно, как завоеванные золотые мед

лександр СОЛОДКИН (старший), бывший начальник управления физкультуры и спорта Новосибирской области (2003—2009 годы), заслуженный работник физкультуры и спорта, заслуженный тренер России, специально для «Новой Сибири»

В каестве иллюстраций использованы фото из архива автора и кадры из фильма о Леониде Ячменеве.

Ранее в «Новой Сибири»:

M. Алексей Елезов, человек и главнокомандующий