Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Судьба первого легионера в истории чемпионата России Джулиуса Нвосу: игра за ЦСКА, допинг, работа на русскую нефтяную ко

Джулиус Нвосу получал огромные деньги и не замечал мрачные реалии 1990-х. В России он провёл самый яркий год своей жизни.
Судьба первого легионера в истории чемпионата России Джулиуса Нвосу: игра за ЦСКА, допинг, работа на русскую нефтяную ко
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com
В середине 1990-х легионеры в чемпионате России не были каким-то уникальным явлением. В том числе представители США. Качество этих исполнителей в большинстве случаев оставляло желать лучшего. Первый солидный иностранный баскетболист появился в в сезоне-1995/1996. Это нигерийский центровой Джулиус Нвосу, о котором и пойдёт речь в следующей статье спецпроекта «Баскетбол России. Начало».
Нвосу – первый африканский легионер в чемпионатах России по всем командным видам спорта, не только в баскетболе. Габаритный центровой (208 см, 116 кг) приезжал в Москву с серьёзным послужным списком. Нвосу три года выступал в NCAA за команду университета Либерти. Набирал 14,3 очка и 7,4 подбора за игру. Дважды по итогам сезона входил в символическую пятерку конференции Big South. На драфте НБА-1993 выбран не был. Всё-таки колледж далеко не статусный, скауты клубов лиги решили проигнорировать нигерийца. Кроме того, Нвосу очень поздно начал заниматься баскетболом, что характерно для множества африканских исполнителей. Даже для звёзд современной НБА Джоэла Эмбиида и , которые впервые взяли оранжевый мяч в руки чуть ли не в подростковом возрасте. Это тоже сказалось на акциях «большого».
В сезоне-1993/1994 Джулиус начал профессиональную карьеру в испанском «Касересе», где набирал 8,3 очка и делал 7,9 подбора. Хорошие показатели, учитывая, что ныне канувший в небытие «Касерес» в 1990-е представлял собой грозную силу. Нвосу, по большому счёту, ценили только из-за габаритов. На первых порах такое понятие как баскетбольный IQ у него отсутствовало. В Испании над центровым часто подшучивали и называли его «Хулито» на местный манер. Однажды командный автобус после возвращения с выезда в Уэску остановился в придорожном кафе. Обратно поехали без Джулиуса. Только спустя несколько десятков километров кому-то пришло в голову спросить «А где Хулито?». К счастью, Нвосу сумел взять такси и добраться до Мадрида, где его позже подобрали представители команды. «Чемпионат Испании — лучший турнир в мире за пределами НБА. В Касересе меня любили. Помню, как я травмировался перед важным матчем, а болельщики присылали мне письма, цветы Делали всё возможное, чтобы подбодрить меня. Это было волшебно. Очень уважал главного тренера Маноло Флореса, но я ему никогда не нравился. Уже позже я понял, что он был требовательным мотиватором, потому что хотел научить меня игре. Товарищи по команде были замечательными и помогли мне вырасти в профессиональном плане. Испанский период запомнился также краткосрочными отношениями с местной девушкой. Я очень любил её», — вспоминал Нвосу.
За сезон в Испании Нвосу показал достаточный прогресс, чтобы его заметили в НБА. Джулиус перешёл в «Сан-Антонио Спёрс», где в передней линии доводилось конкурировать с легендами лиги Дэвидом Робинсоном, и Мозесом Мэлоуном. В сезоне-1994/1995 центровой провёл в НБА 25 матчей (23 — в регулярном чемпионате, 2 — в плей-офф). Среднестатистические показатели составили 1,3 очка и 1,0 подбора за игру. Получить значимую роль в команде с обилием звёздных конкурентов по позиции не удалось. Нвосу снова совершил вояж в Европу, на этот раз в московский ЦСКА.
Джулиус с ходу гармонично вписался в стартовый состав «армейцев». Прозвище в России ему дали более красноречивое, чем в Испании. Big Sausage – Большая Сосиска. Причина? «Если б вы оказались с ним в душевой, вопрос отпал бы», — отмечал Игорь Куделин, экс-игрок ЦСКА и самый близкий друг Нвосу в «армейском клубе».
В чемпионате России в среднем за сезон Нвосу набирал 12,8 очка и совершал 8,4 подбора. Джулиус помог ЦСКА выиграть титул во внутреннем первенстве и выйти в «Финал четырёх» Евролиги (первый для российских клубов после распада СССР), где команда заняла третье место. Главный тренер отчасти видит в этом вину Джулиуса, который поступил не совсем дисциплинированно перед решающим матчем. «Нвосу нормально вписался в коллектив, но мне как главному тренеру не хватило жесткости в работе с ним. На Финал четырех-1996 Джулиус привёз девушку. И сыграл ниже своих возможностей», — вспоминал Ерёмин. В полуфинале «армейцы» достойно бились с будущим победителем турнира «Панатинаикосом» (71:81), к которому ненадолго заехал легендарный игрок НБА Доминик Уилкинс (MVP турнира). В битве за третью позицию ЦСКА сломил (74:73) во главе со знаменитым Джо Арлаускасом. Мадридцы проводили первый сезон без , который уехал покорять НБА в 30-летнем возрасте, однако оставались грандом европейского баскетбола. А ЦСКА тогда уже столкнулся с финансовыми трудностями, поскольку спонсор «Межпромбанк» отказался поддерживать команду. Однако тогда играли не за деньги, а за идею и честь клуба. И это не просто пафосное выражение, а реальность для лихих 1990-х, когда материальные ценности зачастую не были в приоритете. В итоге настрой ЦСКА перевесил талант звёздного «Реала». Нвосу тогда набрал 8 очков и 6 подборов, внеся один из самых значимых вкладов в победу «армейцев».
Своими воспоминаниями о Джулиусе Нвосу с «Чемпионатом» поделились его бывшие партнёры по ЦСКА и . «Самые первые легионеры, на мой взгляд, не усиливали команды. Они были скорее данью моды. Тот же , который играл в Питере, не был легионером в прямом смысле. Приехал поучиться. Проходил мимо, грубо говоря. Большой, красивый — его привлекли уже на развалины . Он принёс только вред, потому что выбил Женьке Кисурину зубы в какой-то товарищеской игре. Мы потеряли хорошего форварда, который мог нас усилить на Олимпиаде. А эти два чудика (Патрик Эдди и Чак Эванс. – Прим. «Чемпионата»), которые были в ЦСКА тоже не являлись игроками выше класса, чем наши игроки сборной. Воспоминания негативные, они ещё и уехали в решающий момент. Но за счёт этого удалось сплотиться больше и и победить «Реал». Одна из незабываемых игр. Будущие чемпионы Кубка европейских чемпионов с Арвидасом Сабонисом и Джо Арлаускасом приехали к нам, а мы их обыграли. Потом долго это вспоминали. Джулиус Нвосу — это уже вторая волна легионеров. Это был другого плана игрок. Хорошие физические данные. Хороший в общении. Профессионал. С ним было приятно играть. Он добавлял то, чего не хватало нам в игре под кольцом. Классический центровой, с которым было приятно работать», — приводит слова Панова корреспондент «Чемпионата»в.
«Легионеры были и до Нвосу. Помню, первый (Франк Мюллер – прим. «Чемпионата») ещё в питерский «Спартак» приезжал. Довольно быстро он уехал. Нвосу — уже другой случай. Человек много где играл. С хорошими баскетбольными данными. Он нам очень помог попасть в «Финал четырёх». Был не основополагающим игроков, но добавил каких-то красок. У нас, наверное, баскетбол был более интеллектуальным с большим количеством трёхочковых бросков. Нвосу очень физически развит, потому мы играли с ним много пик-н-роллов. Думаю, где-то было в новинку, когда после этих розыгрышей мы набрасывали ему и он в одном прыжке вколачивал сверху. Какие-то вещи он привнёс в баскетбол. Зрелищность точно. Сложно ли ему было адаптироваться к российским реалиям 1990-х? Времени уже много прошло, а потому что-то, наверное, уже стёрлось из памяти. Никаких проблем с ним не было. Ни заскоков, ни требований отдельных. Он был совершенно нормальный человек, который работал, выкладывался. Совершенно нормальные человеческие качества. Требований к себе не просил. Опять же, лидером в ЦСКА он не был. На этих ролях были свои игроки. Это был хороший, рабочий игрок, который нам помог, но диктовал условия.
Мне сложно сказать, как его воспринял народ. Игроки этому точно не придавали какого-то большого значения. Для нас это было как шоу. Его ведь взяли не из-за того, что у нас не хватало игроков. В ЦСКА была очень боеспособная команда, которая доказывала, что может выигрывать. Это было время перемен, когда мы потянулись к Западу, наверное. В плане какого-то привлечения народа, возможно. Нвосу играл в зрелищный баскетбол. Привнёс какие-то американские моменты», — рассказал «Чемпионату» Василий Карасёв. В ЦСКА Нвосу получал 200 тысяч долларов в год. На тот момент огромные деньги – существенно больше, чем у российских исполнителей. Период карьеры в Москве Джулиус вспоминает с большой теплотой. Неудивительно, ведь он фактически не замечал мрачные реалии России 1990-х и провёл здесь самый яркий год в своей жизни. Не только спортивной. «Чем запомнился сезон в ЦСКА? Тем, что нас невозможно было обыграть в Москве. Мы победили во всех домашних матчах Евролиги, болели за нас незабываемо! И ночная московская жизнь была что надо. Вокруг огни большого города, всё сверкает А еще у нас был замечательный коллектив. Мы часто собирались всей командой, ходили в рестораны, отмечали дни рождения. Было много подколов, шуток. Особенно хочу повидать Игоря Куделина и Сергея Панова. Мои лучшие друзья в те годы.в мне тогда был как отец. Ах, да, чуть не забыл! Жду не дождусь встречи с «бабУшка». С женщиной, которая помогала мне тогда в Москве в быту, готовила еду. Даже не представляю, что бы я делал без неё», — рассказывал Нвосу «Советскому Спорту» зимой 2018-го во время приезда в Москву на выставочный Матч Легенд ЦСКА против Легенд Европы. В ЦСКА нигерийский центровой задержался всего на год. Перед стартом сезона-1996/1997 Нвосу отправился в тренировочный лагерь клуба НБА «Бостон Селтикс», за который выступил в нескольких предсезонных матчах, но не смог попасть в заявку на регулярный чемпионат. Джулиус получил повреждение, «Селтикс» не желали ждать восстановления. Нвосу хотел вернуться в ЦСКА, однако «армейцы» уже усилились другим легионером-центровым Маркусом Уэббом. Джулиус без места в топ-клубе не остался. В середине сезона нигериец подписал контракт с греческим «Панатинаикосом». В Афинах удачно выступать не удалось. В Евролиге-1996/1997 Нвосу провёл 8 матчей (4 — в групповом турнире и 4 — в плей-офф). Набирал в среднем 2,1 очка и собирал 3,5 подбора. Дальше карьера нигерийца постепенно пошла по нисходящей. Сезон-1997/1998 начал в турецком «Галатасарае», откуда был отчислен в декабре 1997 года. 9 января 1998 года подписал контракт с клубом ныне несуществующей Континетальной баскетбольной ассоциации (младший баскетбольная лига США) «Коннектикут Прайд», в котором провел 5 матчей (3,2 очка и 2,0 подбора в среднем за игру). 27 января руководство клуба расторгло соглашение с Нвосу. На чемпионате мира-1998 в Афинах Нвосу выступал за сборную Нигерии, набирая 8,0 очка и по 7,0 подбора. Затем случился неприятный инцидент. Джулиус попался на допинге. После матча со сборной Аргентины в его пробе обнаружили следы запрещённого препарата эфедрина. Решением ФИБА был дисквалифицирован на 2 месяца, что по нынешним меркам выглядит достаточно лёгким наказанием. Сам игрок заявил, что купил лекарство на рынке в Лагосе и не знал о содержании в нём недозволенного вещества. Срок дисквалификации завершился 1 октября 1998 года — в день матча Евролиги «По-Ортез» —». Нвосу во второй раз оказался в России и дебютировал в саратовском клубе, который в 1990-х был самой большой угрозой для доминирования ЦСКА.
«Помню ли русский язык? В основном бранные слова. Теперь, наконец, собираюсь взяться за изучение языка. Может быть, в Саратове найдется девушка, которая мне поможет? А если серьёзно, то я даже прихватил с собой самоучитель. Почти всех партнёров по «Автодору» знал раньше.н был лучшим игроком чемпионата, против Эйникиса доводилось бороться под щитом.н как-то выиграл конкурс трехочковых бросков перед Матчем звёзд. А см вообще знаком прекрасно. Когда я был в ЦСКА, он выступал за молодежную команду этого клуба и бывал у меня дома — играли вместе в компьютерные игры. У него всегда мозоли на руках — слишком любит вколачивать мяч сверху и висеть потом на кольце», — рассказывал Нвосу в интервью газете «Спорт-Экспресс» сразу после перехода в «Автодор». Саратов тоже не стал долгосрочной остановкой для Джулиуса – в команде пробыл менее полугода. После «Автодора» Джулиус выступал во Франции, на Филиппинах, в Иране, Японии, Ливане, Румынии, Доминиканской республике, Сирии, Венесуэле, Эмиратах, во второй лиге Китая и недолго в родной Нигерии. Период во французском «По-Ортезе» (2001 год) ознаменовал своего рода закат для Нвосу. Он выиграл борьбу за минуты у 231-сантиметрового Георге Мурешана, но проиграл конкуренцию Флорану Петрю Диао. После Франции Джулиус представлял низкопробные клубы. Нвосу играл в 14 странах на пяти разных континентах с 1993-го и до завершения карьеры в 2010-м. Не мировой рекорд, но для звания спортсмена-кочевника более чем достаточно. Сезон в ЦСКА – вершина карьеры Нвосу. И самый запоминающийся период его жизни. «Господи! Да это была лучшая команда, за которую я когда-либо играл! Она могла бы обыграть многие клубы НБА! Боже мой! Было абсолютно все равно, кто наш соперник. Выходил на паркет, зная: если у меня не пойдет, команду вытащит Куделин. Не пойдет у Куделина – вытащит Карасёв. У Карасёва не получится – Панов что-нибудь придумает. Панов не придумает – решит Кисурин. Все они были классными игроками. Да, еще у нас был Гундарс Ветра! Он потрясающе играл. Обычно мы выходили на матч, и все вокруг удивлялись: да вы не сможете победить, у вас же всего один иностранец. Да-да, я знаю про Ветру, но он из бывшего Советского Союза. Обычно в Евролиге почти в любой команде было по три американца.
Почувствовал ли на себе 1990-е в России? Да, я знаю о сложностях в этот период российской истории. Клуб сделал всё возможное, чтобы я чувствовал себя комфортно. Меня поселили в отличном месте. Ко мне приставили «бабушку», которая готовила еду каждый день. Не знаю, жива ли она сейчас, эта замечательная женщина Кажется, её зять работал в офисе клуба, а две девушки, близнецы, выступали в группе поддержки ЦСКА. Что касается внебаскетбольных историй, мне запомнилось, как мы отмечали дни рождения каждого. Клали шапку и скидывались на подарок. На мой день рождения вытащили в ресторан и подлили мне водку в напиток, хотя я до сих пор совсем не пью алкоголь. Но ничего страшного. Я же немного, одну рюмку. Просто для ребят. Ещё забавный факт: практически каждый в команде курил. Точно помню, что не курил молодой паргунов. Куда бы мы ни приезжали, шли гулять, все брали сигареты и давали мне зажжённую – просто, чтобы не выделялся. Курили ли в раздевалке? Да-да! Я ж тогда не с самого начала сезона играл, пропустил два-три матча. Поначалу, помню, еще жил в гостинице «Аэростар», рядом с ареной. Приезжаю на свою первую игру, и после половины меня останавливает репортер. Даю интервью, потому немного запаздываю в раздевалку. Вхожу – а там дым коромыслом. «Что случилось?» А потом слушали тренера и возвращались на площадку. И играли очень, очень здорово! Могу только представить себе, как бы они играли, если бы не курили. Это была потрясающая команда. Кстати, помню, однажды вместо утренней тренировки зимой мы пошли на улицу играть в футбол на снегу. С голым торсом! Перчатки нацепили – и вперед. И ничего, нормально. С тех пор, как я поиграл в России, по сей день я не замерзаю. Порой все ходят в куртках, а я спокойно чувствую себя в футболке. В ЦСКА как-то пожаловался на холод. Меня и кинули в бассейн со льдом. С тех пор мне вообще никогда не было холодно. ЦСКА остаётся в моем сердце как любимая команда. Именно её я называю в первую очередь, когда люди спрашивают, где я играл. И интересуюсь всеми новостями из России», — рассказывал Нвосу в интервью официальному сайту ЦСКА в январе 2016-го.
Нвосу не был в Москве 21 год после ухода из ЦСКА. Нигериец долго пытался разыскать «армейских» одноклубников. «Увидел, что у Кисурина есть профиль в LinkedIn, написал ему сообщение, но не получил ответа. Мы были большими друзьями с Игорем Куделиным, постоянно тусили вместе. Искал его на Facebook, в других сетях – нигде не нашел. Вообще в те годы компьютеры еще не были обычным делом, многие мои ровесники и сейчас не уделяют интернету большого внимания. Так что, фактически, у меня не осталось связей ни с кем из ЦСКА, «Панатинаикоса», Испании», — утверждал Нвосу. Ситуацию удалось исправить в январе 2018-го, когда Джулиус приехал в столицу для участия в матче Легенд ЦСКА и Легенд Европы в честь 90-летия легендарного тренера «армейцев» Александра Гомельского. Джулиус не отказывал многочисленным болельщикам в фото на память. В альбоме в соцсетях «армейцев» Нвосу самая популярная личность – чуть ли не половина снимков мероприятия сделаны с ним.
Легенды ЦСКА победили своих коллег из Европы (56:50), а Нвосу получил возможность взять контакты у «армейских» друзей-одноклубников А также особенно близко пообщался со своим хорошим другом Игорем Куделиным.
Сейчас Джулиус Нвосу живёт в Хьюстоне, штат Техас. После завершения карьеры в 2010-м несколько лет поработал на российскую компанию Oil Field Services International, которая входила в группу ТМК. «Когда я пришел на собеседование по приему на работу, услышал, что одна леди говорила по-русски. Она подошла ко мне, я ей сходу заявил по-русски: «Как дела? Как тебя зовут?» Когда она представилась, сказал: «Очень приятно!» Она: «О, господи!» Представляешь ее удивление? Приходит здоровенный черный парень в Хьюстоне и начинает говорить по-русски! Объяснил, понятно, что играл в баскетбол в России. Она говорит: «Обойдемся без интервью. Работа твоя!» В общем, я был менеджером по HSE – это связано с защитой окружающей среды. Компания занимается разработкой нефти. В последнее время цены на нефть здорово упали, пошли сокращения и, к сожалению, под них попал и я», — рассказывал Нвосу в 2016-м. После ухода из русской «нефтянки» Нвосу купил автоприцеп и занимается перевозками автомобилей. Параллельно на аматорском уровне играет в футбол. С баскетболом завязал окончательно. Раз в 2-3 года ездит к родственникам в Нигерию. Чаще не хочет. Признается, что делать в его родной стране нечего. У Нвосу пятеро внебрачных детей — центровой ни разу не был женат. Одну из дочерей полтора года назад выдал замуж, чем очень сильно гордится.
В ЦСКА за последние десятилетия выступало множество талантливейших легионедосич, Нандо Де Коло, Рамунас Шишкауслунгдон и многие другие. Джулиус Нвосу оставил далеко не самый значимый вклад на площадке, но личность он незаурядная во всех отношениях. Жизнь нигерийца выдалась насыщенная. ЦСКА и Россия занимают в ней одно из самых видных мест.