Войти в почту

Майкл Джордан и Айзея Томас, конфликт легенд Чикаго Буллз и Детройт Пистонс: при чём тут сериал Последний танец

Сказанное в «Последнем танце» глубоко задело Айзею Томаса.

Майкл Джордан и Айзея Томас, конфликт легенд Чикаго Буллз и Детройт Пистонс: при чём тут сериал Последний танец
© Чемпионат.com

Во времена выступления в НБА у беспощадного Майкла Джордана было много принципиальных соперников и неприятелей. Роберт Пэриш, Клайд Дрекслер, Реджи Миллер, но главным из них безоговорочно был и остаётся Айзея Томас. Он и Эм Джей никогда не ладили другом с другом — по ряду причин. Однако не так давно конфликт между двумя экс-баскетболистами вспыхнул с новой силой. На днях Томас вновь затронул эту тему на публике — на этот раз на подкасте действующего игрока «Голден Стэйт» Дрэймонда Грина.

И когда тот спросил легенду «Пистонс», можно ли ещё спасти его отношения с Джорданом, Айзея ответил: «Нет. Этот мужик пошёл на национальное телевидение — международное телевидение — и назвал меня мудаком. Меня, кто был очень добр к нему. И пока он не извинится на международном телевидении, никакого разговора не будет. Он не может просить прощения за частным ужином, после того как опозорил меня публично. Если ты не это имел в виду, скажи об этом публично. Если ты имел это в виду, оставь всё как есть. Я не против. Я никогда не знал, что он чувствует то, что чувствует. Все эти годы он стоял за деревом и бросал камни, а вину за это принимал на себя кто-то другой. Если бы я знал, что он так себя чувствует, я бы точно относился к нему по-другому».

То самое оскорбление в адрес Томаса проскочило в одном из эпизодов документального сериала про Джордана «Последний танец», вышедшем в 2020 году. В нём легендарный баскетболист открыто рассказал, что думает про своего заклятого соперника. «Я уважаю талант Айзеи Томаса. Для меня лучший разыгрывающий всех времен — Мэджик Джонсон, а прямо за ним идёт Айзея Томас. Как бы его ни ненавидел, я уважаю его игру», — начал Джордан.

После этого речь зашла о финале Восточной конференции 1991 года, где «Чикаго» Эм Джея вынес двукратных чемпионов из «Пистонс». В четвёртом матче «Плохие парни» под предводительством Билла Лэймбира покинули площадку за четыре секунды до того, как истекло игровое время, и не пожали соперникам руки. Подобный жест, конечно же, не встретил поддержки в баскетбольном сообществе, став настоящим ударом по репутации звёзд «Детройта». И спустя 30 лет после произошедшего Томас пролил свет на ту ситуацию.

«Перед тем как они нас разгромили, Джордан провёл большую пресс-конференцию, на которой уничтожил нашу команду. Единственное, что нас сильно задело, это когда он назвал нас «незаслуженными чемпионами». Представьте, как кто-то говорит, что недостойны того, что сделали. И это был не тренер, не журналист, а один из наших коллег. Когда мы уходили с площадки, Лэймбир сказал: «Я не буду жать им руки». И мы поступили как команда. Один за всех, все за одного. Билл сказал: «Вот что мы сделаем». И все послушались. Никто из нас не знал, что камера будет направлены на нас и что это должно было быть чем-то вроде передачи факела. Это какая-то ерунда! Никогда не было никакой передачи факела, славного момента и всего такого. Вся эта история была просто выдуманной, чтобы выставить одну команду или одного игрока плохим, а другого — хорошим. Вот и всё».

Справедливости ради стоит отметить, что у Майкла был повод негативно отзываться о «Пистонс». Тогда в команде существовало так называемое «Правило Джордана», согласно которому игроки «Детройта» намеренно шли в грубый контакт против него. Деннис Родман, в дальнейшем ставший одноклубником Эм Джея по «Буллз», признавался, что он и другие «Плохие парни» пытались сделать тому больно каждый раз, когда он проходил под кольцо. При этом Джордан также не находит версию Айзеи Томаса правдоподобной. В том же эпизоде «Последнего танца» он продолжил: «Что бы он ни говорил сейчас, все знают, что тогда он поступал иначе. У него было время подумать об этом. Может, реакция общественности изменила его точку зрения. Вы можете показывать мне всё, что хотите. Но вы никак не сможете убедить меня в том, что он не был мудаком».

Ситуация в плей-офф 1991 года — не единственная причина, по которой между этими двумя существует конфликт. Всё началось в 1985 году, когда на самом первом Матче всех звёзд Джордана произошёл его так называемый «Фризаут» (в дословном переводе — «вымораживание»). Другие участники игры осознанно не давали популярному новичку завладеть мячом, чтобы немного спустить его с небес на землю и указать на его место позади более опытных звёзд. Всё это, конечно же, происходило под предводительством Айзеи Томаса. Существует версия, что он, будучи уроженцем Чикаго, просто завидовал Джордану, так как именно Майкл стал настоящим героем местной франшизы и любимцем всего города.

Напряжённое противостояние «Буллз» и «Пистонс» в Восточной конференции также не помогло ситуации. И её апогеем стала Олимпиада 1992 года — первая, к которой были допущены игроки из НБА. Туда поехали Майкл Джордан, Мэджик Джонсон, Ларри Бёрд, Джон Стоктон, Патрик Юинг — все звёзды 80-х и 90-х, кроме Айзеи Томаса. И, по слухам, именно из-за Эм Джея звезда «Детройта» тогда остался вне заявки. Майкл якобы заявил Роду Торну, который на тот момент был вице-президентом НБА по баскетбольным операциям, что не хочет выступать на Играх, если делать это придётся в одной команде с Томасом. На тот момент Джордан был лицом лиги — действующим чемпионом, MVP регулярного сезона и финальной серии. И если выбор предстояло сделать между ним и Айзеей Томасом, у последнего не было никаких шансов.

К тому же, он не мог заручиться поддержкой других звёзд, чьё выступление в Барселоне не подвергалось сомнению. Скотти Пиппен и Карл Мэлоун не были с ними на одной волне, как и Бёрд с Джонсоном — из-за комментариев, которые Томас вроде как сделал в их адрес. Сначала он согласился со странным утверждением Денниса Родмана о Легенде Ларри — мол, если бы тот был темнокожим, то считался бы средним игроком и не получил аналогичного уровня признания. Ну а затем Айзея начал задавать вопросы о сексуальной ориентации Мэджика, когда тому поставили диагноз ВИЧ (они публично примирились в 2017 году).

В общем, Томас не пользовался популярностью среди многих коллег и имел напряжённые отношения не только с Джорданом. К тому же Майкл всё в том же «Последнем танце» отрицал свою причастность к непопаданию Айзеи на Олимпиаду—1992: «Хотите приписать это мне — валяйте, будьте добры. Но это было не из-за меня. В плане обстановки и товарищества, которые царили в той команде, в «Дрим-тим» была полная гармония. Мог ли Айзея повлиять на это? Да».

Как бы то ни было, теперь для Томаса главной проблемой является сам факт неожиданного упоминания в документальном сериале. Он неоднократно заявлял, что единственным способом разрешить этот давний конфликт было бы принесение Джорданом публичных извинений. Но с момента выхода «Последнего танца» прошло почти четыре года. И если бы Майкл хотел уладить разногласия, то сделал бы это давным-давно. Сейчас всё выглядит так, будто он нисколько не жалеет о сказанном. И пускай — в конце концов, каждый имеет право на собственную точку зрения. Да и сам Томас был не без греха.

Вероятно, Айзея продолжает говорить об этой ситуации только потому, что волна негодования, поднявшаяся после выпуска «Последнего танца», до сих пор не утихла. Недавно звёзды чемпионского «Чикаго» — Скотти Пиппен, Хорас Грант и Люк Лонгли — даже отправились в специальный тур, чтобы начистоту поговорить о временах Джордана в «Буллз». Почему? Подробнее об этом можно почитать в другом материале «Чемпионата».